RSS АД в Facebook АД в Vkontakte АД в Twitter

Алексей Юсев: «Оскарнаш… и Левиафана!»

Со времени публикации предыдущего текста про фильм, до выхода «Левиафана» в прокат случилось слишком много всего интересного, чтобы не поделиться новостями на эту тему.  Фильм Звягинцева уже называют самым обсуждаемым из российского кино за последние десять лет. Но как был достигнут этот размах? Судя по мониторингу СМИ (Яндекс-новости), «Левиафан» за две недели после попадания в сеть упоминался в три раза чаще, чем президент США Барак Обама.

Обнаруживались некие малоизвестные сайты с лицензией СМИ, которые в повседневной деятельности являются агрегаторами без штата сотрудников, но тут неоднократно выдают в отношении ленты Звягинцева эксклюзивные новости скандального характера. Невольно пострадал исполнитель роли архиерея Валерий Гришко, в отношении которого общественные деятели Самарской области попросили местную власть проверить доходы. Все эти события просачивались в западную прессу, включая «Нью-Йорк Таймс», «Голливуд репортер» и прочие известные американские ресурсы, в том числе профильные.

В итоге это привело к тому, что иностранные букмекеры пересмотрели свои ставки на бужущего обладателя «Оскара» в категории «Иноязычный фильм», сделав фаворитом «Левиафана», тогда как польская «Ида» стала второй.

Теперь, если «Оскар» будет наш, то это станет венцом сложной медийной операции по созданию на Западе ложного представления о Звягинцеве как внутреннем диссиденте, конфликтующем с властью.

Ради этого стоило выдумывать несуществовавшие злые пассажи министра Мединского, которые публиковались в «Голливуд репортер» за авторством Vladimir Kozlov, который написал про «Левиафан» за две  недели целых шесть статей с кричащими названиями.

Продюсеры польской «Иды» тоже времени не теряли. Увидев спурт не считавшегося фаворитом коллеги, они всполошились и спешно организовали небольшой скандал на ровном месте спустя неделю после попадания пиратской копии «Левиафана» в интернет. В середине января появилась информация, что Польская анти-диффамационная лига адресовала главе Польского института кинематографии петицию.

Общественники требовали, чтобы «Ида» предварялась субтитрами, сообщающими, что с 1939 по 1945 год Польша была оккупирована немцами, и в тот период сокрытие евреев каралось смертью. Как выяснилось, инициатива исходила от никому не известных лиц, объединившихся пару лет назад под вывеской, не имеющей никакого отношения, но созвучной Международной американской правозащитной общественно-политической организации, противостоящей антисемитизму с 1913 года, и имеющей около 30 представительств за пределами США. Кроме того, петиция была размещена на собственном сайте Лиги, что сильно принижает значение 45 тыс. подписантов из-за возможности накруток и отсутствия серьезной репутации у организаторов.

Сам по себе этот шаг не лишен странности: «Ида» прошла в польском прокате больше года назад и ни у кого ранее не возникло подобных претензий. Все это напоминало пиар-акцию, аналогичную той, что развернулась вокруг «Левиафана», но куда меньших масштабов. Официальных лиц поляки подключить к своей инициативе не смогли, но даже имевшегося хватило, чтобы медийный всплеск дошел до английского «Гардиан», и мелкой рябью докатился до Штатов, где явно не смог составить конкуренцию массированным новостным атакам на американских киноакадемиков с упоминанием российского фильма.

За прошедшее время представители власти смогли конкретней высказаться в отношении «Левиафана», что в очередной раз подтвердило, что фильм ни в коем случае не антисистемен, но даже наоборот.

Обнаружилась новость, датированная концом сентября, после того как Оскаровский комитет определился с выдвиженцем от нашей страны. В ней говорилось, что министр Мединский считает «Левиафан» талантливым фильмом и просит напечатать максимальное число копий для проката. 

Звягинцев получает приз за лучший сценарий в Каннах

Выяснилось также, что разговор министра с режиссером насчет дальнейшего сотрудничества произошел еще летом 2014 года и не был следствием спонтанного проявления эмоций в эфире «Первого канала» в середине января, когда Звягинцев выразил желание предложить Минкульту несколько духоподъемных сценариев. Оказывается, сценарии были присланы Мединскому за много месяцев до этого и заочная словесная баталия двух деятелей была либо фарсом, либо свидетельством потери памяти у ее участников.

На церемонии вручения премии «Золотой орел» пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков сказал, что очень хорошо относится к тому, что сейчас за рубежом «Левиафан» является самой известной российской картиной. Со сцены им было зачитано приветствие Путина, где были слова: «Важно, что сегодня российские фильмы не только укрепляют свои позиции в отечественном прокате, но и получают достойную оценку международного кинематографического сообщества», и это явно не относилось к «Солнечному удару» Михалкова. В итоге Звягинцев стал лучшим режиссером по итогам голосования членов (про)михалковской киноакадемии, большинство из которых не видело «Левиафана».

После озвученной позиции Пескова нападки на Звягинцева сошли на нет и теперь актер Гришко сам подает в суд на своих хулителей. Очень многие, кто ранее высказывался отрицательно о «Левиафане» уточнили, что так не считают. После медийного шквала к продюсерам кинотеатры стали обращаться с просьбами о предоставлении дополнительных копий, что шло вразрез с ранее распространявшейся информацией о прецедентах отказа от демонстрации «Левиафана» в регионах.

В итоге лента вышла более чем на 600 экранах, что в восемь раз превышает показатели предыдущей работы Звягинцева.

По самым осторожным подсчетам «Левиафан» может собрать в пять раз больше предыдущего кассового рекорда режиссера на родине. Но речь идет о ста миллионах рублей, из которых в чистом виде до хозяев дойдет лишь треть, да и не в этом дело. Ставки идут на «Оскар», который очень давно уже не был так близок для России. Министр культуры Мединский сравнил процесс своей поддержки «Левиафана» с тем, как будто он болеет за нелюбимую команду в финале футбольного Кубка чемпионов. Но в финале на таком уровне российские клубы участия никогда не принимали, хотя и вкладывали в эту вероятность сотни миллионов долларов.

В отношении получения «Оскара» не обязательно быть самым лучшим, да и это невозможно в столь абстрактных категориях. Тот же Мединский верно замечает, что на результатах кинопремии зачастую сказываются политические обстоятельства, и тут «Левиафан» вне конкуренции! «Левиафан» стал истинным порождением Левиафана и все, что с ним происходило и произойдет, сделает гоббсовский вариант интерпретации библейского чудовища лишь сильнее.

Алексей Юсев

Независимый кинокритик

Источник



Ваша оценка: Пусто Средняя: 3.3 (3 голосов)