Бруно Травен: лучший писатель на свете

Бруно Травен

Когда в мировых СМИ появляется очередной рейтинг лучших писателей или романов всех времен, то неизбежно приводятся такие обоснования, как количество изданий, влияние на историю, значимость проблем, освещенных автором, набор премий и так далее. Поэтому, когда начнется драка за звание величайшего прозаика в истории, то мы заскучаем и заснем, потому что нафталиновые споры о Достоевском, Толстом, Мелвилле и Эмиле Золя порядком надоели, а современная литература настолько многолика и разнообразна, что, пережив пару-тройку своих «смертей», окончательно превратилась в аттракцион невиданной словесной щедрости. В XXI веке, когда наступила цифровая эпоха, давшая невиданный расцвет аудио-визуального искусства, текст окончательно отошел на второй план. Теперь мы живем в индустрии моды, язык которой окончательно перекроил любые другие попытки обосновать роль индивидуума в культурном процессе, кроме как «пастыря коммерческих трендов». Отныне, монополии диктуют свои условия, отодвигая на второй план попытки рассудка сбежать из моря навязанных иллюзорных желаний.

Литература, как явление, это настолько многоликое божество, что каждый припадающий к его рукам, чтобы принять дары нового языка, сразу становится адептом культа многоголосия поколений. Книга способна преодолевать расстояния и время, принося страждущим минуты отдохновения от скорости современной цивилизации, которая давно утеряла собственную сущность и стремится только к количественным показателям счастья на душу населения. В этом бурном потоке очень легко утерять тот интимный момент, когда монолог автора сливается с водопадом внутренней словесной вселенной читателя и приумножает его запас самых сокровенных сокровищ — слов, сказанных в атмосфере преодоления смерти и одиночества, с культом которых борется профессия писателя. Монолог автора, преодолевающий внутренние барьеры читателя, может как нанести непоправимую травму, так и привнести что-то излечивающее в жизнь людей, потерявшихся внутри себя. Настоящий писатель становится другом читателя, который ведет его через дебри подсознания в Эдем собственного воображения, переполненного причудливыми фантазиями.

Концепт «автора-друга» давно утерян в мировой литературе, потому что она перестала в нем нуждаться после оргии коммерческой индустрии на символах прошлого, перекодировавшей любые искренние чувства в фантазмы и бесконечную неудовлетворенность сверхэгоистичного Я. Мы живем в эпоху деколонизации, когда люди устало покидают материк искусства, оставляя его одичавшим Бен Ганнам, которые будут по старой памяти охранять сокровища, ставшие ненужным их владельцам, которых увлекла за собой Фата-Моргана нового культа смерти, сверкающего где-то там за горизонтом. Сказка кончилась, а мир приключений давно перекочевал на черно-белые фотографии, с которых на нас смотрит самый лучший писатель на свете.

Если бы социалистические революции 1917-20х годов, сотрясшие мировое пространство, в итоге пришли хотя бы к 50 процентам от того, что они могли привнести в этот мир, то Бруно Травен встал бы в один ряд с величайшими образцами культуры человечества. Но этот человек-миф, поддерживавший Баварскую Советскую Республику, а затем воспевший в своих романах Мексику, оставил нам лишь напоминание о том, что писательство — это путь к дружбе многих людей, которые никогда не встречались с друг другом в живую, но подаривших этому миру нечто бесценное, а именно надежду.

Спрятавшись под бесчисленными псевдонимами, Бруно, он же Рет Мерут, с издевательской легкостью проник в жанр приключенческого романа и стал для многих поколений читателей одним из последних глотков старого мира, в котором в ходу были такие вещи, как чувство справедливости, правдивость, честность и открытость к неизведанному. Но в ткань этого мира он вплел железную нить несгибаемого духа человека свободолюбивого. Того самого, которого не может сломать ни лесть лживого капиталистического мира, ни обреченность архаичных форм мироздания, которые хоронят любые начинания молодых горящих сердец.

Среди массы приключенческих романов Травена есть одна книга, которую можно считать притчей о настоящей свободе. Это произведение, которое в одном из переводов на русский язык звучит как «Корабль мертвых. История одного американского моряка.» В этом тексте, злая ирония которого зашкаливает по всем параметрам, нам дается картина жизни моряка, потерявшего свой паспорт в Европе, только что преодолевшей шок Великой Войны(Первой Мировой). Безымянный герой не старается изобличать этот мир, в котором он оказался по воле случая. Он просто в нем живет, и жизнь это представляется настоящим адом. Можно навесить на роман Травена массу штампов, как то злая сатира, приключенческая антиутопия и так далее, но его обреченный герой, которого отвергают абсолютно все государства, отвечает на любые встающие перед ним преграды с неизменной бодростью духа и словами Yes, Sir!

Покинув бесконечную бюрократическую пустыню Европы, моряк оказывается на корабле, приготовленном к уничтожению посреди океана для получения страховки. Оказавшись в самом бесправном положении и понимая, что ему уготована смерть, герой все равно продолжает сопротивление духа перед наступающими обстоятельствами. В своем романе Бруно дает нам образ человека, которому не нужны государства и границы, как внутренние так и внешние. Этот человек — анархист по своей сути, стихийно понимающий, что свобода — это его право, а не привилегия, созданная в бесконечных кабинетах бездушного царства бюрократов. Две руки, две ноги и светлая голова, все что необходимо для построения нового лучшего мира, и роман дает нам такого героя, пусть и погруженного в ужасающие обстоятельства.

Мир матроса Травена очень сильно перекликается с другим великим произведением «Путешествие на край ночи» Луи Фердинанда Селина. Герои обоих произведений, словно призраки плывут по омертвевшему послевоенному миру. Оба преисполнены свободолюбием, но герой француза ломается под обстоятельствами наступающего конца, а моряк Травена с непоколебимостью встречает собственную смерть.

Язык Рета Мерута легко считывается на всех уровнях понимания текста. Его можно давать читать как старикам, так и детям. Потому что — это язык свободы, которой по-настоящему был переполнен таинственный писатель, прах которого развеяли над штатом Чьяпас. Если бы «Корабль Мертвых» и остальные произведения Травена включили в школьные программы всех государств, то наступление нового лучшего мира уже не казалось бы такой утопией. Своим универсальным литературным талантом Бруно дал нам представление о тех качествах, которыми должен обладать человек, стремящийся к социальному и духовному освобождению. Читая любое его произведение, ты понимаешь, что рассказы о невозможности альтернатив современному мироустройству не более чем басни, тиражируемые СМИ на потеху обезумевших от вседозволенности политиканов и финансистов.

Когда вы откроете любую из книг Травена Торсвана Кровса, то с первых же страниц обретете лучшего друга из всех возможных. На страницах прозы свободолюбивого писателя социалиста можно встретить лицом к лицу всю мерзость этой реальности, ничего не боясь. Травен вторгается в жизнь своих читателей проповедником другого лучшего мира, который все еще возможен, несмотря ни на что. И поэтому он был и остается лучшим писателем на свете, даже если вы не слышали этого имени до настоящего момента. Yes, Sir!

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Николай Дедок

Некоторые анархисты и антифа придерживаются принципа: никаких разговоров с фашистами! Только кулаки! Обосновывается это крайним человеконенавистничеством нацистской идеологии и аналогичными насильственными методами, против которых болтовня и логические аргументы бессильны. Звучит достаточно...

6 дней назад
2
Логотип Roter Stern
mona

Я обнаруживаю себя в списанном полицейском вэне с футбольными фанатами, панк-роком и политическими дискуссиями о грядущих выборах в Австрии. Нам с подругой не хватило мест в фанатском автобусе, но ребята согласились нас подвезти на бывшей коповозке. Мы едем через городки и деревеньки Саксонии в...

1 неделя назад

Свободные новости