Революционный фетишизм

Какой Революционер сегодня без маски Гая-Фокса?

Какой Революционер сегодня без суровой фотографии в социальной сети с митинга?

Какой же из Революционеров не считает, что вот он то, подпевая песням про грабежи банков, асавы и социализм - он то человек думающий, авангард трудового класса, а остальные - быдло, тупая бездумная масса?

Мало таких.

Нашему Революционеру нужны отличительные признаки. В первую очередь, из-за необходимости ощущения личной приобщенности к каким-либо политическим движениям. С одной стороны он ищет собственную зону комфорта, удобный круг общения, с другой - совесть диктует Революционеру желание приобщиться к социальным протестам, пусть даже в форме фетиша.

Одной из частых ошибок во взгляде на социальное устройство общества является отождествление принципа "моды" лишь с культурой массового потребления. Это, конечно же, не правильно. Мода, как элемент коллективного сознания, проникает в любые социумы, насколько маргинальны или субкультурны они бы не были. Даже наоборот, в социуме крупного размера мода размыта из-за размытости самого этого социума. В мелких же сообществах отличительные признаки проявляются более явно и их легче выделить.

Это, в принципе, объективный на данный момент процесс общественного взаимодействия. Но как и в массовом потреблении, ничем не обоснованная культура поклонения определенным вещам и принципам существует и в социумах различного типа и порядка, в том числе среди политических и либертарных групп.

Так, например, место айфона среди социальных активистов успешно заняла маска Гая-Фокса. Масштабы продаж этого атрибута настоящего Революционера бьют все рекорды, а авторские права на маску принадлежат Time Warner, отлично на этом зарабатывающей. Но вопрос кто же в итоге остается с носом, капиталисты или просто активисты, здесь не самый главный.

Покупая Айфон человек в общем случае получает специфическое удовольствие, т.к. соотносит себя с определенным классом в обществе. Также и маска является способом войти в круг политических активистов.

Только вот как-то забывают, что в фильме "V - значит вендетта" маска является символом борьбы, но символом сопутствующим, а не самоцельным. Маска, как и любой подобный предмет или рассуждение, наделяется смыслом лишь в борьбе. Отдельно - это бессмысленный элемент, не обладающий политической ценностью.

Следовательно, данная форма "революционного фетишизма" понимается как попытка выдать атрибуты действия за его суть.

Вспомним, например, не так давно вышедший документальный фильм "Зима, уходи" про российское протестное движение. Полтора часа мы смотрим нарезки жизни политических активистов, как бы проникая в "иной" мир, где люди ходят на какие-то собрания, посещают митинги и вешают баннеры. Очевидно, что документальный фильм о жизни мангустов был бы куда более информативен и интересен.

Политика не существует вне общества, она касается всех и каждого. Отсюда попытки отделить политическое от общественного, в т.ч. отделить группу "политиков", снимая про них фильмы, являются вредными и не верными по простой логике.

Подобный фетишизм проявляется и в желании сделать политическое действие формой искусства. Митинг - это политическая акция. Выставка фотографий с этого митинга в арт-центре - это уже фетишизм, когда во главу угла ставятся не политические ценности, а лишь форма их воплощения. На выходе получаем пустышку, пустую коробку без содержания.

Зацикливание на формах означает топтание на одном месте, замену политической активности разговорами о ней. В итоге с улицы мы перемещаемся на кухни и в интернеты.

Но подобная проблема существует на различных уровнях, было бы неправильно сводить ее лишь к вопросу о целесообразности масок. В частности, левые и либертарные активисты очень много говорят о поддержке рабочего класса, о пролетарском векторе своей идеологии. Но скажите правду, сколько из декларирующих подобные ценности реально занимаются развитием трудового движения в России?..

Мы много говорим о самоорганизации, но многие ли из нас реально воплощают эти принципы в своей жизни, у себя на работе, на учебе? Гораздо легче напялить маску и сфотографироваться на аватар, чем сделать хотя бы первый шаг в сторону реальной борьбы против высоких цен в учебной столовой и коррумпированности общежитий.

Давайте прямо смотреть на вещи. Единственный шанс к кардинальным политическим изменениям возможен лишь в случае осознания необходимости своего участия в движении не ради галочки, маски, фотографии, а ради конечных целей, путь к которым лежит через упорную и постоянную борьбу.

В качестве заключения хотелось бы напомнить, что совсем скоро Первомай. Это наиболее массовое собрание анархистов за год, во всяком случае в Санкт-Петербурге. К сожалению, можно определенно констатировать, что значительная часть из активистов, придя не шествие в первый день мая, этим свой политический год и закончат. И здесь уже сам Первомай выступает фетишем, когда одна единственная демонстрация подменяет собой борьбу за социальные права на протяжении всего года.

Так что, товарищи, давайте заниматься политикой, а не фетишизмом. Причем постоянно, а не по праздникам.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Сериал "Мастера секса" - о жизни Билла Мастерса и Вирджинии Джонсон, пары, которая занималась научным изучением секса. Уильям Хауэлл Мастерс был известным в США гинекологом и одним из первых сексологов. С Вирджинией Джонсон (Мэри Эшельман) они встретились в 1957 году и в течение 35 лет...

2 недели назад
4
Michael Shraibman

4 июня - годовщина событий на площади Тяньаньмэнь 1989 года в Китае или «бойня на площади Тяньаньмэнь». Серия акций протеста на площади Тяньаньмэ́нь в Пекине продолжалась с 15 апреля по 4 июня 1989 года и была раздавлены войсками, лояльными Компартии Китая (КПК). Иногда пишут, что...

2 недели назад
3

Свободные новости