Китай: Победа крестьян Укани над вертикалью компартии страны

Деревня Укань на юго-востоке Китая, похоже, одержала победу над режимом партии, неверно называемой «коммунистической», и предотвратила продажу части общинных земель. Эта победа является результатом прямого действия, прямой демократии и способности общины сказать свое слово, несмотря на государственную цензуру. Эти факторы будут иметь решающее значение в 2012 году, когда рабочие вступят в конфликт с транснациональными корпорациями в городах.    Борьба началась в сентябре, когда жители Укани заподозрили, что местные власти продают общинные земли компании «Кантри гарден», которая строит жилье для богачей. 21 сентября сотни жителей собрались у бюро компартии, ненасильственно  протестуя против продажи. Но, по мере роста числа собравшихся, росла и их вера в себя. Протестующие начали блокировать дороги и нападать на здания в промышленной зоне. 

Трое жителей деревни были арестованы в ходе демонстрации у партийного бюро, а на следующий день сотни людей осадили полицейский участок, требуя их освобождения. Государство ответило на этот вызов с безудержной жестокостью: полицейские и наемники избивали сельских жителей, очевидно, вообще без разбора – мужчин и женщин, детей и пожилых людей. 

В конце концов, менты были отозваны на свои посты, а правительство перешло к примирительному тону, даже попросив жителей избрать делегатов, которые могли бы высказать их жалобы. Как потом выяснилось, это было уловкой, чтобы выявить «лидеров». Один из них, уважаемый в деревне мясник Сюэ Цзиньбо, умер под стражей в полиции, по-видимому, убитый государством. Государственное информационное агентство утверждало, что Сюэ стал жертвой сердечного приступа, но его зять рассказал об ушибленных коленях, окровавленных ноздрях и сломанных пальцах, что указывает на то, что человек умер под пытками. 

То, что произошло потом, ошеломило пекинские власти и вызвало в середине декабря потрясение во всем мире. Взбешенные жители Укани объединились и изгнали полицию и компартию из села. Они стали решать все дела сами. Тем временем, полиция организовала блокаду в нескольких милях оттуда. С этого момента центральное правительство перешло к стратегии сдерживания. Власти уклонялись от насильственного восстановления «порядка», возможно, опасаясь разжигания напряженности в стране. Но если бы им удалось не дать истории выйти наружу, в мир, жителям Укани вскоре пришлось бы столкнуться с выбором: сдаться или умереть от голода.

Однако история закончилась иначе. Несмотря на то, что в самом Китае был блокирован поиск информации об Укани в Интернете, в селе находилось несколько корреспондентов международных СМИ,которые могли распространять информацию, а местные жители даже создали свою собственную пресс-службу. Людям из близлежащих деревень удавалось переправить пищу в село, и их солидарность подпитывало сопротивление. Было организовано даже известное перераспределение богатства от богатых к бедным, чтобы гарантировать, что каждый переживет блокаду. 

Фрустрированное партийное руководство, в конце концов, вынуждено было пойти на соглашение. Хотя информация о деталях скудна и ненадежны, сообщается о том, что провинциальное правительство согласилось выкупить назад проданную им землю и позволить крестьянам снова коллективизировать ее. Задержанные жители деревни были освобождены, и объявлено о проведении «расследования» по факту смерти Сюэ Цзиньбао. Как кажется, было некое указание на то, что делегатам крестьян Укани будет разрешено баллотироваться на местных выборах, потому что жители теперь жалуются, что чиновники отступили от своих обещаний. На этой неделе было также сообщено, что китайские граждане, которые выразили сочувствие восстанию, были вызваны на «чаепитие» с полицией.  

Но центральное правительство вряд ли пойдет на обострение в Укани в ближайшее время. Для него было бы предпочтительнее дать ситуации остыть и позволить этой истории умереть собственной смертью. Однако есть растущие признаки того, что рост экспортно-ориентирован6ной национальной экономики в настоящее время замедляется волной рецессии в западном мире. Хозяева предприятий уже переходят в наступление на рабочие места, заработную плату и условия труда по всей стране, и забастовочное движение, похоже, набирает обороты. В ходе первого спада нынешней глобальной депрессии китайские лидеры истратили на решение проблемы большие деньги и, казалось, избежали широкого бунта. Но эти деньги теперь израсходованы, и это привело к новым проблемам, а пузырь с недвижимостью продолжает набухать. 

Здесь мы вступаем на неизведанную территорию, и будущее развитие борьбы в Китае трудно предсказать. Но мы можем быть уверены, что потрясения в Китае будут иметь огромное влияние на весь мир, из-за ключевой роли этой страны в товарном производстве. Сейчас можно предвидеть крупномасштабное выступление китайского промышленного пролетариата, который, несомненно, найдет поддержку в крестьянских деревнях, таких как Укань. Перефразируя предполагаемое китайское проклятие, возможно, нам предстоит жить в очень интересное время.

История конфликта

Тысячи полицейских спецназовцев осадили деревню на юге страны, перерезав доставку продовольствия и воды в попытке подавить серию бунтов. Уже на протяжении нескольких месяцев 20 тысяч крестьян в Укане, вблизи города Шаньуэй в провинции Гуандун, протестуют – вначале против захвата и продажи местным правительством принадлежащей им земли стоимостью около 154 млн. долл., а затем – против жестоких действий полиции, которая пыталась таким образом взять ситуацию под контроль. 

Последние протесты начались в воскресенье, когда полиция попыталась арестовать одного из жителей деревни. Крестьяне бросились на его защиту, вооруженные палками. Полиция пустила слезоточивый газ, а затем отступила. Одновременно местное правительство подлило масла в огонь, признав, что Сю Цзиньбо, 43-летний мясник, который представлял крестьян на переговорах с правительством, умер в полицейском участке от «сердечной недостаточности».  

Сю был арестован на прошлой неделе и обвинен в подстрекательстве к бунтам. Жители считают, что его подвергли пыткам, возможно, запытали до смерти, и, по слухам, его семья, получая тело, обнаружила множественные переломы костей. 

В понедельник около 6 тысяч человек пришли на похороны Сю, и фотографии большой толпы людей, пришедших отдать ему дань уважения, обошли весь китайский Интернет. 

«Его смерть вызвала у нас сильную боль и гнев, – сказал один из жителей деревни, отказавшийся назвать свое имя. – Он не совершил никакого преступления. Он был просто переговорщиком с правительством в попытке вернуть нашу землю. Он защищал права крестьян». 

Фотографии показывают тысячи китайских полицейских, сгрудившихся на дорогах вокруг Укани. Жители деревни по Интернету жалуются на то, что запасы продуктов, включая рис, медленно тают. «Полицейские собрались за деревней», – пишет житель, называющий себя Чарльз Сюэн, на Вэйбо (китайской версии Твиттера).  

Другой житель деревни сказал агентству Франс-пресс: «Люди не могут приехать, а мы не можем выехать. Мы не выживем, если такая ситуация сохранится, потому что у нас нет еды. Обычно мы покупаем продукты извне, но мы блокированы и поэтому не можем ее купить». 

Столкновения в Укани начались в сентябре, когда разъяренная толпа разгромила правительственное здание. Около 400 полицейских ответили применением силы, избивая жителей, и, как утверждается, при этом был убит ребенок. В ноябре 4000 крестьян жаловались на то, что никто так и не начал расследование факта кражи их земли. Ненасильственные протесты власти подавлять не стали, что тогда было отмечено наблюдателями. Но проблема так и осталась неразрешенной. 

В ВОССТАВШЕЙ КИТАЙСКОЙ ДЕРЕВНЕ ОСТАЛОСЬ ПРОДОВОЛЬСТВИЯ НА 10 ДНЕЙ 

Восставшая китайская деревня Укань, изгнавшая компартию, пытается с помощью контрабанды продуктов прорвать стальное кольцо, которым полиция блокировала ее 20-тысячное население. Жители говорят, что у них есть продукты только на 10 дней. 

Укань окружена полицейским кордоном с воскресенья после неудачной попытки 1000 полицейских захватить деревню. Не допускается доставка продовольствия и воды, и никому из жителей не дают уехать. Но дух жителей деревни остается непокоренным, и их лидеры заявили, что появились признаки того, что правительство «сдастся первым».  

«У нас здесь есть старая поговорка, – говорит Чэнь Ляншу, один из жителей деревни, имея в виду легенду об агрессии уканьцев и их соседей. – На небе есть Бог Грома, на а земле – Луфын и Укань».  Проблема в Укани назревала, начиная с сентября, после того, как рыбацкая деревня восстала при попытке властей отобрать один из последних участков сельскохозяйственных угодий и передать его крупному китайскому застройщику Country Garden. 

Однако к нынешнему взрыву гнева Укань подтолкнула смерть 43-летнего Сю Цзиньбо, одного из 13 временных представителей деревни, в тюрьме полицейского участка. Последние из дюжины официальных лиц компартии в деревне бежали. Его семья считает, что он был убит. С момента получения этого известия в понедельник, тысячи сельских жителей ежедневно проводят митинги протеста перед деревенской ратушей. 

Почти все придорожные рестораны в деревне закрыты, но на рынке около половины лавок открыты. «Мы думаем, что мы можем продержаться от 10 до 12 дней, – сказала Чжан Сяопин, владелец одной из лавок. – Мы используем коридор в соседнюю деревню для контрабанды мяса и овощей на заднем сиденье мотоцикла, но каждая поездка занимает час», – добавила она. 

Рыболовный флот Укани также был заперт. Один из рыбаков, который попросил называть его «Единая Укань», сказал, что он уже ест всего 2 раза в день и, как и все остальные, готов «голодать до смерти». 

Укань получала неплохие доходы от рыбалки и вначале не возражала против продажи своих сельскохозяйственных угодий. Но в последние годы сочетание загрязнения и конкуренции со стороны больших траулеров привело к падению уловов. 

Многих раздражает также разрыв между богатыми и бедными в деревне. По меньшей мере,  сотня семей, в том числе бывшего секретаря партии и финансового директора деревни, живут в настоящих усадьбах, построенных на сельскохозяйственной земле. На вчерашний день почти все богатые семьи также бежали из села, а те, кто остались, отказываются комментировать протесты, запершись за высокими стенами и мощными стальными воротами.

Пока полиция не сделала никаких новых попыток захватить Укань, и временное руководство деревни говорит, что в настоящее время идут переговоры с правительством. Местное правительство направило родственника Чжана Цзяньшэна, одного из четырех сельских жителей Укани, кто еще удерживается местной полицией, чтобы предложить сделку, рассказал представитель деревни Ян Семао. Предложение было отклонено.  

«Мы отклонили предложение, – сказал Ян. – Мы хотим, чтобы была признана ответственность за кровопролитие, когда полицейские спецназовцы избивали нас в сентябре, признана законность нашей жалобы, признано, что представители села являются легальной делегацией для ведения переговоров, и чтобы нам были возвращены все наши земли для раздела поровну между жителями».

Источник

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Существуют общественные или политические движения, группы или партии, которые оказывают давление на государство с целью усиления государственного контроля. Некоторые группы (социал-демократы и другие социалисты-государственники, большинство профсоюзов, леволибералы) хотят, чтобы государство лучше и...

4 дня назад
3
Michael Shraibman

Почему в некоторых странах так усилилась леволиберальная пропаганда, направленная на защиту безопасности? Даже на уровне речи требуется исключить любые признаки агрессии, не говоря об отношениях. Может быть, они хотят полностью лишить общество агрессии, чтобы лучше им управлять? Это хорошо...

6 дней назад
14

Свободные новости