Рецензия на документальный фильм "Доктрина шока"

"Доктрина шока" - фильм 2009 года, снятый по одноименной книге Наоми Кляйн.  Сама автор родилась в США, в семье пацифистов, которые уехали в Канаду в знак протеста против войны во Вьетнаме.  В 2000 году вышла её первая книга «Нет логотипу» («No Logo»), ставшая манифестом альтерглобализма, в 2002 году она выпускает «Заборы и окна» («Fences and Windows»), посвященную той же теме, а в 2007 выходит «Доктрина шока: расцвет капитализма катастроф» («The Shock Doctrine: The Rise of Disaster Capitalism»).

Пожалуй, для начала неплохо было бы ознакомиться с книжкой, но и в качестве фильма это выглядит действительно отличным образчиком качественной журналистики с очень показательными документальными съемками, которые для проспавшего несколько десятилетий зрителя могут стать и вовсе откровением. Однако, полагаю, что даже и те, кто в курсе о сути повсеместно насаждаемой варварской политики неолиберализма, не останутся равнодушными, и после просмотра у них останутся положительные впечатления от того, что такое кино увидело свет и попалось им на глаза.

Данный фильм старательно пытается описать те насильственные методы и террор, являющиеся обязательной частью шоковой терапии, а также рисует навязываемую парадигму развития отношений общества и власти, которое можно представить примерно следующим образом: рост недовольства и желание перемен прерываются шоковой терапией, после на некоторое время наступает реабилитация, часто с элементами амнезии, далее - искусственное и целенаправленное введение в кому, а потом всё повторяется сначала. И с этим непременно надо что-то делать.

Для кого-то может стать новым имя идеолога этой пагубной политики, а именно - выходца из Чикагской школы Милтона Фридмана, на которого автор фильма возлагает ответственность за большинство случившихся бед половины последнего столетия, начиная с военного переворота в Чили под руководством Пиночета и до войны в Ираке и Афганистане. Сам Фридман представлен здесь неким одержимым маньяком, вроде Гитлера, желавшим реализовать свои амбиции путём восстановлением блага для избранных и ценой несчастья для большинства. Вряд ли нобелевский лауреат (в области экономики) делал это несознательно. Однако, даже на пороге смерти, на 94-м году своей жизни, лицезрев последствия катастрофического урагана Катрина, Фридман, смотря на разрушенные школы, сказал, что это хороший шанс построить новые и частные, дабы сделать очередной шаг навстречу полной приватизации образовательных учреждений.

Кроме уже указанных неприятных лиц в фильме уделяется большое внимание деятельности Рональда Рейгана, Маргарет Тэтчер и Джорджа Буша, которые представлены главными адептами неолиберализма. Также довольно драматично рассказывается о роли неолиберализма в событиях после развала Советского Союза и последовавшим за ним массовым грабежом, называемым приватизацией. Фильм в очередной раз подтверждает, что насаждение капитализма неразрывно связано с безумным насилием и никаким образом не может привести к всеобщему расширению свобод.

Но, следует заметить, что сама автор хоть и критикует действия, направленные на искоренение "коммунистических" настроений, но и не говорит слов в их защиту. Не похоже, что её настрой достаточно радикален и не похоже, что она выступает за полное уничтожение рыночных отношений, как основную причину экономического и политического произвола. Нет, она, как и большинство ей сочувствующих альтерглобалистов, считает всего лишь, что они должны следовать кейнсианской концепции и регулироваться самим государством, не понимая, на самом деле, что из-за сплочённости государства и рынка, такое долго продолжаться не может, и рыночные отношения будут всегда претендовать на монополию и продуцировать всё возрастающее неравенство.

Такие взгляды, судя по всему, возникают вследствие развитого западного гражданского общества, у которого есть иллюзия, что посредством представительской демократии, оно может влиять на происходящее в своей стране. Но у нас должно быть чёткое понимание, что как и рынок, так и государство не могут быть нашими союзниками, а альтернативой как и неолиберализму, так и альтерглобализму должен быть только интернационализм и либертарный коммунизм.

Тем не менее, фильм, а может быть, и книжку всё же стоит оценить.

Комментарии

<p>*со вступлением не определился, так что оставлю оба варианта, а Вы уже выбирайте, какой Вам&nbsp;покажется более&nbsp;предпочтительным*</p> <p>&nbsp;</p> <p>Пролог (вар.1)<br /> Неолиберализм похож на сон разума. Сознание, свободное во сне от цензуры здравого смысла и одержимое лишь своими страстями и первобытными желаниями, выдумывает враждебного монстра, который впоследствии и материализуется в реальном мире. (к вопросу о возникновении в истории понятия терроризма)</p> <p>&nbsp;</p> <p>Пролог (вар.2)<br /> Терроризм... Придумай себе врага, и он сам собой в конце концов материализуется (главное, дождаться &quot;добровольцев&quot;, готовых вынужденно взять на себя такую роль).</p> <p>&nbsp;</p> <p>По-моему, должно быть очень символичным, особенно для американской публики, что реализация неолибералистического течения берет свои корни из города, некогда бывшего оплотом и неофициальной столицей крупнейших мафиозных группировок в Америке.<br /> То, что саморегулируемый рынок - это даже не Дикий Запад (там хотя бы в городках были уполномоченные шерифы), а все равно, как если бы, например, упразднить Уголовный Кодекс и дать обществу право и свободу самостоятельно регулировать их отношения с убийцами, известно и понятно уже немалому кол-ву людей. А вот чего многим действительно не хватает, так это осознания конечной цели, которую преследуют реализаторы шоковой терапии (как, в общем-то, и того, что сами события, вызванные данной методикой, являются искусственно порожденными, а не результатом неконтроллируемого случайного катаклизма). Так что донести такую информацию до масс - уже сам по себе хороший шаг на пути к решению существующей проблемы, ибо эффект неожиданности, как верно заметил автор в конце фильма, больше не работает, если все понимают, что протестующих подавляют, а остальных лишают всего исключительно во имя корыстных целей узкого круга лиц.<br /> Что в фильме особенно примечательно - это наглядность, с которой авторы показали на примере Чили процесс внедрения политики извне.<br /> К слову, о том, что система не брезгует жрать своих же пешек (как это случилось с Пиночетом и обвинением его во всех бедах, постигших чилийский народ). Понравилось и то, как на основе приведенных примеров истории авторы ловко подобрались к утверждению, что свободный рынок по факту никогда не представлялось возможным внедрить в государство без применения силы.<br /> Единственное, слегка портили впечатление регулярно повторяющаяся под автоматное тра-та-та-та-та отбивка названия фильма ака диагноз в историю болезни (и дай бог, чтобы еще не скоро в некролог) общества, и искусственное наложение звуков взрывов, стрельбы поверх старых видеоархивов. Но хорошо, что сильно с этим не переборщили (и даже чикагских называли не иначе как мальчиками, хотя могли просто донами, семьей etc), и подача информации осуществлялась с минимумом эмоций. Во всяком случае, в повествовании, ибо эмоции достаточно плотно сконцентрированы в видеорядах из исторических хроник: чего стоит одна только запись обстрела белого дома в центре москвы - подумать только, этот пипец происходил каких-то несчастных 20 лет назад в сердце государства, претендовавшего на статус мощнейшиго полюса влияния в мире.</p> <p>&nbsp;</p> <p>В заключении следует, пожалуй, отметить, что любые крайности омерзительны, будь то тотальный авторитет и контроль государства (чего формально так опасались неолибералисты, хотя опять же, это только &quot;формальная&quot; позиция... во всяком случае, для проталкивающих, а не массовки сподвижников из толпы, если такие вообще существовали) или же наоборот - полная и почти ничем не ограниченная свобода действий. Но, видимо, такова природа людей - одержимый своей идеей (или просто той, в которую искренне верит) человек чаще всего стремится, либо вынужден выложиться по максимуму и бескомпромиссно, дабы ничто не разрушило планов по ее реализации. И, говоря о бескомпромиссности, подразумевается &quot;по отношению к самой идее&quot;, а не методам ее насаждения - в методах как раз подобные компромиссы, идущие вразрез с постулатами самой идеи, исторически встречались очень часто, и именно в таких местах плана практической реализации идея незаметно для создателей мутировала и превращалась в нечто иное.</p> <p>&nbsp;</p> <p>p.s.<br /> если про нашу чечню не обмолвились ни словом(там ведь много всякого интересного произошло в рамках сюжета о &quot;военных профитах&quot;), даже как-то жутко представить, сколько еще подобных историй из разных других стран было успешно утаено от публичного взгляда мировой истории.</p> <p>&nbsp;</p> <p>p.p.s.</p> <p>рецензия, кстати, получилась отличная: все описано лаконично, понятно и очень последовательно по структуре. Автору рекомендуется писать еще!</p>

<p>[quote=the man who likes to comment]То, что саморегулируемый рынок - это даже не Дикий Запад (там хотя бы в городках были уполномоченные шерифы), а все равно, как если бы, например, упразднить Уголовный Кодекс и дать обществу право и свободу самостоятельно регулировать их отношения с убийцами, известно и понятно уже немалому кол-ву людей.[/quote]</p> <p>Вообще-то анархисты как раз и хотят упразднить Уголовный Кодекс и дать обществу ту самую свободу.</p>

<p>пример был приведен с учетом текущей ситуации в&nbsp;обществе (т.е. УК нет, но государство со всеми остальными вытекающими никуда не делось). Зачем только столь навязчиво &quot;отстаивать&quot; свои идеи перед первым встречным - ведь это может отпугнуть? :&nbsp;/</p>

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Ночью, после двух суток непрекращающегося насилия режима, автомобили в Минске дважды атаковали ОМОН. Очень странно на таком фоне выглядит повторение бел-оппами утверждений про "мирных белоруссов" и их "менталитет". Очевиден факт - есть мирные и есть немирные. Белорусские...

3 дня назад
7
Владимир Платоненко

Хабаровский протест поддержали многие регионы и прежде всего - сибирские. Но это - не сепаратизм, это - бунт против верховенства Москвы. Движение за превращение деспотии в федерацию равных. На рубеже 80-х-90-х годов тоже многие хотели превратить СССР в федерацию равных, а кончилось всё распадом...

1 неделя назад
4

Свободные новости