Международное предложение от Заговора Огненных Ячеек

Всем анархическим заключённым:

Тюрьма - это страна заключённых. Находясь в самом сердце этой страны, мы бы хотели передать тёплый привет нашим товарищам, брошенным за решётку по всему миру. И выдвинуть очередное предложение.

В нашей стране заключённых один уныло-однообразный день медленно сменяет другой, всюду царят решётки, железобетонные стены и невыразимая скука. И всё же в своих мыслях мы часто совершаем побег и навещаем наших братьев и сестёр, томящихся  в тюрьмах Чили, Мексики, Италии, Германии, Швейцарии, Англии, России, Беларуси, Дании и всюду, где камеры заполнены людьми, не отказавшимися от желания свободы.

Товарищи! Мы говорим с вами, хотя не знаем вашего языка. Мы смотрим на вас, хотя мы никогда раньше не виделись. Мы улыбаемся вам, хотя мы не знакомы.

Враг полагает, что может сломить наш дух, бросив нас в камеры на месяцы и даже годы. Власть ожидает услышать от нас слова раскаяния, отказ от прямого действия, от наших анархических ценностей.

Но единственное, что получат наши враги - это выражение полного презрения и наш гнев. Все мы, взявшие на себя ответственность за участие в деятельности первой фазы Заговора Огненных Ячеек, ожидаем получить тюремные сроки на много лет. Это будет реакцией системы, против которой мы объявили войну. Системы, чьё вмешательство в наши жизни мы не стали терпеть.

Мы хотим превратить суд над Заговорм Огненных Ячеек в суд над системой.

При помощи нашего дискурса и отношения к процессу, мы хотим обратить знаки: это не мы будем защищаться перед лицом судей и прокуроров. Это они буду отвечать перед нами за преступления, совершённые Властью, которой они прислуживают.

В то же время, мы бы хотели привлечь внимание к фашистскому механизму, созданному для преследования нас и наших единомышленников.

Механизму, представляющему собой синтез полиции, судебной системы и СМИ.

Этот механизм дал ход беспрецедентной антианархической кампании, чьей единственной целью был не наш арест, а создание всепроникающей атмосферы страха, когда даже за обнаружение опубликованных ранее текстов заключённых-анархистов стало возможным быть вызванной на допрос к следователю.

Этому предшествовало множество задержаний, выдача ордеров на арест, публикация фотографий остававшихся на воле товарищей, срежиссированные СМИ постановки на тему "существования связей между всеми партизанскими организациями", сообщения о "революционном фонде" и нашем участии в ограблении банков, анализы наших "психологических портретов", которые были рады давать различные "специалисты" и многие другие методы, имевшие своей целью нашу моральную изоляцию и маргинализацию методов анархической городской партизанской войны.

Государство жаждет уничтожить саму возможность выбора прямого действия как метода борьбы.

Оно жаждет представить прямое действие как бессмысленный выбор глупцов, который не приносит результата и ведёт только к тюрьме.

Однако, когда кто-то выбирает прямое действие, он(а) одновременно берёт контроль над своей жизнью в свои руки.

Участвуя в прямом действии, люди имеют возможность порвать с косным мышлением, отказаться от бесхребетных и малодушных акций протеста, перейти к саботажу механизмов дисциплины и общественного порядка, создать свободные временнЫе и пространственные зоны во враждебном окружении мегаполиса.

Там, где камеры наружного наблюдения следят за каждым нашим шагом, где одетые в униформу полицейские свиньи стараются запомнить наши лица, а экраны общества спектакля пытаются продать нам якобы наши же желания, мы снова одеваем маски. В наших руках - камни, смеси молотова, бомбы, пистолеты. Мы выходим на улицы в поисках свободы.

Даже находясь в тюрьме, невозможно забыть это чувство. И мы возобновим свою деятельность, как только нам представится такая возможность.

Поэтому нам не нужна помощь интеллигентов, профессоров или левацких дискуссионных кружков. Что они могут знать о полной приключений жизни группы прямого действия и наших ценностях? Что они могут сказать? Те, кто весь день проводит в уютных кабинетах, рассуждая о системе с высоты своей левацкой салонной культуры? "Кофейные профессора", которые кормятся с рук наших врагов? Интеллектуалы-леваки, выступающие за рабочих и "против жидов и педерастов"?

Пусть они они оставят при себе свои "чувствительность", "осмотрительность" и чувство вины за то, что продались Власти, которая изображает нас как "запутавшихся, социально незрелых, впечатлительных юнцов".

Нам не нужна ни мнимая симпатия, ни поддержка леваков. Напротив. Мы ищем сообщников в своём преступлении: борьбе за анархию и свободу.

И лучшего места для наших поисков, чем тюрьмы, не сыскать. В конце концов, тюрьма - обязательная остановка на пути многих анархистов.

Итак, вот наше предложение, товарищи.

Через несколько месяцев должно состояться второе заседание суда по делу Заговора Огненных Ячеек. Уже сейчас мы знаем, что они осудят нас. Ни на секунду мы не склоним головы или замолкнем или отступим с выбранного пути в надежде на их "снисхождение".

Поэтому, товарищи, мы не можем представить себе более сильных или уместных аргументов в нашу защиту, чем ваши голоса.

Ваши письма солидарности и атаки, осуществляемые анархическими группами прямого действия - вот что придаёт нам сил смотреть следователям и судьям прямо в глаза. Уверены, заключённые за похожие действия в других странах и вынужденные платить ту же цену за страсть к свободе,  вы испытывали схожие чувства и эмоции.

Если быть более точными, мы подумываем о предложении опубликовать накануне суда памфлет, в котором мы бы собрали все международные выражения солидарности с делом Заговора Огненных Ячеек.

В то же время, учитывая двусторонний характер отношений солидарности (как мы их понимаем), мы бы хотели просить вас снабдить ваши тексты небольшими вступлениями, в которых, насколько это возможно, изложены ваши собственные причины, побудившие вас встать на наш общий путь.

Таким образом, этот памфлет будет содержать сумму всех наших проектов, распространит информацию о вашей борьбе и вашем опыте в Греции и других странах, где будет возможна его публикация. Мы вместе создадим новые возможности для распространения борьбы против системы и международной солидарности.

Вместе мы сотворим такой труд о международном опыте сопротивления, который превзойдёт все наши личные проекты в отдельности. Мы не считаем название "Заговор Огненных Ячеек" своей визитной карточкой или объектом авторского права. Мы относимся к этому словосочетанию как к способу охарактеризовать стиль жизни, принципы и направление анархической борьбы, в которую вовлечены мы все. Один из аспектов этой борьбы - время, которое нам суждено провести в тюрьмах.

Мы бы хотели поделиться своим опытом со всеми вами, товарищи. Со всяким и всякой, кто оказывается в плену у Государства. И в то же время наше предложение сделает нас самих соучастниками вашей борьбы.

Таким образом для нас становится возможным при помощи интернациональной солидарности определённых анархических кругов достичь такого уровня единства и координации, который перестаёт быть абстрактной концепцией, но обретает существенный вес.

Общение между заключёнными товарищами на международном уровне превращает солидарность в семинар по революционной практике, приоткрывает завесу тайны над различными взглядами на революцию, которые формируют объединённый анархический фронт прямого действия.

Этот первый контакт сможет создать условия, которые дадут возможность начать международный диалог между заключёнными, а также между товарищами по ту сторону тюремных стен. Диалог, в котором личное восприятие ситуации и анализ каждого и каждой могут быть рассмотрены и обсуждены. Это послужит лучшей координации атак на Государство. Конечно же, мы далеки от того, чтобы предлагать синтез всех идей в единое целое или призывать к отказу от особых мнений.

Мы считаем, что существующие различия не могут и не должны быть препятствием к нашей совместной деятельности.

Мы хотим выйти за рамки взаимной симпатии, которая развилась благодаря письмам солидарности, обмену ссылками в текстах и цитатами. Мы хотим выйти на уровень международной координации. Мы хотим стать сообщниками, вместе сформировать Чёрный Интернационал анархических заключённых.

Хотим поддержать - если они согласны - предложение наших итальянских товарищей об усилении и расширении Неформальной Анархической Федерации / Интернационального Революционного Фронта.

Возможности, которые открывает перед нами это предложение, бесконечны. Поскольку мы затрагиваем вопрос интенсификации атак на систему.

Имеет смысл попытаться представить эффект от кампании, которая начинается, скажем, в чилийских тюрьмах, пересекает границы между государствами, и подхватывается в камерах Греции. Таким образом становится возможным начать интернациональную кампанию солидарности, находясь внутри тюрем. Примером из прошлого может служить кампания по поддержке товарища Габриэля Помбо да Сильва.

В то же время, формирование автономной сети для общения заключённых создаёт необходимые условия для организации постоянного обмена информации о том, что происходит в каждой тюрьме, об условиях заключения, будущих судах, возможных приговорах, и - самое главное - о подготовке контратаки нашими товарищами на воле.

Ни один вертухай, ни одно посольство, ни один коп не должны чувствовать себя в безопасности в случае задержания нашего товарища, применения какой-либо дисциплинарной меры к заключённому, отказа в визите или запрета переписки. Когда заключённые владеют средствами коммуникации, они должны быть уверены, что повсюду найдутся решительные товарищи, которые готовы ответить атаками, саботажем и огнём на их притеснения.

Мы считаем, что наше предложение выпустить памфлет "Слова Международной Солидарности с Заговором Огненных Ячеек" является первым шагом в осуществлении этой затеи. Безусловно, будут и другие. Но первый шаг должен быть сделан.

В заключение мы салютуем и выражаем поддержку - в мыслях и сердцах - чилийским товарищам, обвиняемым по "бомбовому делу", а также товарищу Тамаре, которая ожидает суда за отправку посылки с бомбой.

Из греческих тюрем шлём анархически-индейские дымовые сигналы Монике Кабаллеро, Андреа Урзуа, Эль Вьехо Локо и всем остальным, обвиняемым по "Бомбовому делу"; Габриэлю Помба да Сильва; Томасу Мэйер-Фальку;  Марко Каменишу; Сильвии, Билли и Коста; Браулио Артуро; Уолтеру Бонду; Виллароэль и Фуэнтевилла; Томасу Блэку и британским антифашистам; заключённым итальянским повстанцам; нашим русским и белорусским товарищам; датчанам; и всем тем, кого мы забыли упомянуть или чьих имён мы просто-напросто не знаем, но хотели бы знать, потому что все вместе мы приняли решение выступить против духа времени, выйти в путь, путеводной звездой на котором является Анархия.

Нижеследующий отрывок посвящается всем нам:

Один день в тюрьме. Два дня в тюрьме. Три дня в тюрьме. Месяц в тюрьме.

Дверь закрывается и открывается, потом снова закрывается и снова открывается. Три месяца тюрьмы. Год тюрьмы. Мне необходимо знать, думают ли обо мне друзья так же сильно, как думаю о них я. Дни тянутся слишком медленно. Четыреста-восемдесят-два дня тюрьмы. Четыреста-восемдесят-три дня тюрьмы. Четыреста-восемдесят... Сбился. Блядь. Так даже лучше. В тюрьме попытки отсчитывать время лишены смысла. Арифметика лишена смысла. В тюрьме особый запах. Запах, который проникает глубоко-глубоко и навсегда остаётся с тобой. От него не отмыться. Вчера отмечал два полных календаря в тюрьме. Два ёбанных года. Не спал. Забыл уже как улыбаться. Как видеть сны. "Щёлк-щёлк" в ночи. Утренняя проверка. Что они рассчитывают найти, нары? Семьсот-пятьдесят-один день в тюрьме. Удовлетворены, дорогие мои судьи? Свиньи. Семьсот-пятьдесят три свиньи. Приходят и уходят. Они уходят и я ухожу. Камера - 3х3 метра. Из окна второго этажа я вижу 20% неба. Всё остальное - ебучая тюремная ограда. Я выхожу на прогулку как робот. Накручиваю километры в тюремном дворике, а он всего-то несколько метров в длину.  Сегодня я выблевал душу. Выблевал прутья, стены, одиночки, годы заключения, приговоры. Выблевал три года срока. Не хочу больше считать. Зажмуриваюсь и думаю. Думаю о товарищах, которых спрятали подальше от меня в других тюрьмах. Думаю о горящих тюрьмах. Думаю обо всём том, о чём я должен был забыть, сидя в тюрьме. Думаю об улыбке, о ласке, о путешествии, которое не заканчивается здесь, о взгляде, который не могут заточить в тюрьму. Хватит думать. Разжимаю ладонь. Смотрю на пилку. Теперь я знаю. Я точно знаю, что я должен сделать. Итак, ещё разок. Теперь с чувством. И до конца. Да здравствует Анархия.

—Изменённый фрагмент текста, подписанного  "J. и V."

ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЗАГОВОР ОГНЕННЫХ ЯЧЕЕК.
ДА ЗДРАВСТВУЕТ НЕФОРМАЛЬНАЯ АНАРХИЧЕСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ / ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ФРОНТ

P.S. Мы рассылаем это предложение о публикации памфлета "Слова Международной Солидарности с Заговором Огненных Ячеек" всем нашим заключённым товарищам по всему миру. Мы публикуем это предложение на анархических ресурсах в Интернете с тем, чтобы преодолеть определённые трудности, связанные с цензурой в тюрьмах и тем фактом, что некоторые адреса нам неизвестны. Критически важно, чтобы это предложение было доведено до сведения наших товарищей. Мы просим присылать все ответы, тексты, комментарии и критику на электронный адрес:

sinomosiapf (at) yahoo (dot) gr

Почтовый адрес:

Почтовый ящик 51076
TK 14510 Неа Кифиссия
Афины
Греция

— Заключённые участники и участницы Заговора Огненных Ячеек: Панагьотис Аргиру, Михалис Николопулос, Гьоргос Николопулос, Герасимос Цакалос, Христос Цакалос, Гьоргос Полидорас, Дамиано Болано, Харис Хатзимихелакис, Ольга Экономиду 

26 сентября 2011

P.P.S.

Предыдущие тексты от греческой секции Заговора Огненных Ячеек:

Пылающие мечты наших жизней - http://zinelibrary.info/node/27044
Солнце всё ещё восходит - http://zinelibrary.info/node/27059

Комментарии

На каком языке им писать? Им переведут русский? Или просить помощи с греческим? Или на английском? 

Рейтинг: 3.7 (6 голоса )
per aspera ad astram

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Монсегюр
Michael Shraibman

Мне кажется, что существует проблема, когда вы думаете, что диктатуру легко можно свергнуть, тем более с помощью воздушных шариков. Это, очевидно, не так, но ведь дело не только в диктаторах. Жить с системе, где сменяются более-менее регулярно олигархи у власти, тоже нехорошо, народовластия там нет...

2 недели назад
5
Николай Дедок

Читая новости об избиениях и пытках на Окрестина, смотря видео избиений, все  мы находились в состоянии шока. Каждый из нас, не говоря уже о тех, кто лично прошел через задержания, задавал удивлялся и не понимал: как такое возможно? С начала революции я слышал от людей один и тот же вопрос...

2 недели назад