Шведы, водка, веганизм

Режиссер фильма «Мнение антифашиста» рассказал о поездке в Швецию

23.02.09

Приехал в Стокгольм рано утром. Где-то в 6:30 утра. Из Финляндии. На корабле! В первый раз в жизни катался на корабле. На самом деле ничего впечатляющего, кроме масштабов корабля. Всю ночь пил с Носсе, Густавом (безумным фолк-танцором и игрецом на скрипке из Швеции) и Джимми (шведским 19-летним татуированным подростком).

В процессе попивания шоколада я разглядывал финско-русско-финский словарик. 1973 года издания. В этом словаре есть перевод на финский таких слов, как «чад», «мгла», «ад», «кутеж», «кутила», «бедокурить», «анархия», «безбожник», «кукиш», «показать кукиш» и ВЛКСМ. А ещё я там нашёл несколько слов, значения которых я не знаю. Например, слово: «бизмен». Кто-нибудь знает, что это такое???

10 утра, кажется, оживили не только банк и кассу, но и моих друзей. Мне пришли смски от Ксюши (эту барышню я еще не видел, все мои познания о ней заканчивались на том, что она живет в Стокгольме и говорит по-русски) и Дженифер. О ней позже. Ксюша написала, что она в Берлине, и вернется только завтра. И чтобы я завтра приходил в «Кафе 44». Это такое анархо-кафе, в котором я еще не был, но мне про него уже нарассказывали. И там у меня кинопоказ должен был быть 26 числа. А Дженифер написала, что живет она на станции Станксул (или как-то так) и что если хочу, могу к ней подъехать и кинуть вещи. Кстати, метро у них работает почти по такой же системе, как и в Москве. То есть у них и турникеты есть. Только у этих турникетов не бабки дежурят, а крепкие мужики из каких-то ЧОПов. И они чикирят, чтобы никто на халяву не лазил. Я даже себе билет купил за 24 кроны. Это где-то 96 рубликов. Пи*дец! Ради трех или четырех станций.

По прибытию на сложноназванную станцию, я отписал Дженифер, что жду ее на улице. Одет весь в черное. Дженифер отписала, что подойдет через 10 минут. А опознать ее можно будет по красным штанам «Адидас». Я что-то дико с этого угарел и стоял, рассматривая барышень в красных штанах. Через 10 минут подошла Дженифер. Брюнетка. Лет 25 + -. Анархо-коммунистка. Состоит в анархо-синдикалистском профсоюзе. О профсоюзе позже.

Мы поперлись к ней домой. Дженифер живет с чернокожим «лидером» «Антифашистик Экшен Копенгаген» по имени Энди. Очень забавный малый. Мы с ним потрепались о ситуации в целом и конкретно в России, после чего я отправился принимать душ.

Потом Дженифер повела меня на экскурсию в какой-то дом, который полностью принадлежит анархо-синдикалистам. Я сначала представил себе бородатых преподавателей философии и истории и волосатых студентов ВУЗов, где преподают эти преподаватели, рассуждающих на темы что лучше – тотальный космополитизм или языческое самоопределение. Но в Швеции анархо-синдикалисты меня приятно удивили. Мало того, что это не дом, а домина, где выпускают не одну анархическую газету, где находится типография, где есть залы для обсуждений... В общем, перейду к цифрам. В их синдикалистском профсоюзе 10.000 человек. У них в каждом городе есть отделение. И все эти отделения собираются в федерацию. И еще у них полиэтиленовые пакеты с символикой анархо-синдикалистов. И у них проблема рабочего класса волнует непосредственно рабочий класс, а не только преподавателей философии и студентов. Потому что их преподаватели и студенты несут идею в массы, а не тратят время на междоусобицы и выяснения кто из них больший представитель мирового синдикалистского движения.

После того, как я понял, что синдикализм существует как здоровый, работающий организм, мы с Дженифер отправились обратно домой чего-нибудь съесть. По дороге прикупили тофу и грибов. Придя домой, обнаружили, что Энди так и не смог ничего путного сотворить с и-нетом. Чек моего мэйла перенесся на неопределенное время. Дженифер отварила макароны и сделала острый соус с грибами и тофу. Я, как гость, валялся на диване и слушал Dead Prez.

Где-то в 18:30 вернулась Дженифер. Потом вернулся Энди. Он пригласил меня пойти с ними в бар и заодно встретиться с активистами «Антифашистик Экшен Стокгольм». Мы втроем пошли в какой-то бар недалеко от места, где мы жили. В баре нас встретили Айман и Андриас. Два парня лет 23-25. Мало того, что они милитант-антифашисты, они еще и анархи. У них есть отличный проект «Ship to Gaza» («Корабль в Газу»). Они собирают и отправляют корабль с гуманитарной помощью в Палестину. И еще они все знают Э. из Питера (из «Crowd Control»).

Мы попили пивка, потом попили водки (водка у них хреновая, где-то 30 градусов), потом трепались за ситуацию в России и в Швеции. Как я понял, у них все не очень плохо. Боны у них не очень агрессивные. В том плане, что не часто используют ножи. Их цели – это иммигранты, антифашисты и геи. Как-то давно они убили одного активиста синдикалистского движения. Антифашисты у них тоже не очень агрессивные. То есть ножи не юзают. У них есть два вида деятельности. Ресечеры – люди, которые вычисляют адреса бонов, их внешний вид, где работают и т.д. И также они пропаливают мероприятия бонов: канцики, сборища и т.д. Есть бойцы - люди, которые рассаживаются по машинам, приезжают на место встречи бонов, вылезают в масках, всех пиз*ят и сваливают. Еще они периодически расписывают места жительства бонов граффити. Выбивают им окна. Влияют на работодателей, чтобы те их увольняли. В общем, всячески мешают бону нормально жить, до тех пор, пока бон не исправляется. Еще мы болтали о разных странах, и оказалось, что в Чехии можно достать почти что угодно. Начиная от газовых гранат, и вплоть до автоматов. Другой вопрос, как это перевезти через границу. Еще шведы удивлялись, почему никто из наших антифашистов не использует бронежилеты. Мол, их сложно купить, или они дорого стоят, и у нас денег на них нет. Потом они обсуждали завтрашний прыжок на бонов. Меня они не взяли с собой, потому что они ехали за город на машинах, и у них не было больше свободных мест. От предложения поехать туда в одни щщи на поезде, а потом возвращаться на поезде, я отказался.

24.02.09

«Кафе 44» оказалось довольно большим помещением. Там находятся несколько столиков, сцена для музыкантов, псевдо-второй этаж для звукорежиссера. Само кафе находится в подвале. Еще там нет алкоголя и мяса. И полно веган еды и кофе с соевым молоком. Когда ты входишь в «Кафе 44», то сначала проходишь через небольшой магазинчик, где продают анархо-литературу, нашивки, значки, черно-красные флаги и шапки с символикой анархо-синдикалистов Швеции. Как раз в этом магазинчике и работает Ксения. Ей 26. Ее мама из Владимира, а папа из Ирана. Он коммунист. Ксения даже жила немного в Иране, но потом в 1989 году они свалили в Швецию из-за репрессий против коммунистов. Ксения рубится по красту и играет в группе «Миазма». Еще она убежденная анархистка и делает много проектов. А работает она социальным педагогом с подростками, которых перетягивает в панк-тусовку, а оттуда в ряды анархистов и антифашистов. Ксения подкупила меня тем, что поила меня кофе с соевым молоком и кормила бутербродами с веганскими начинками разных вкусов. Еще мы долго трепались по поводу того, что творится в России и Швеции, спорили по поводу того, нужна ли будет армия после революции или нет и просто предавались метафизическим размышлениям о панк-культуре и ее взаимодействии с анархистами. Еще Ксения поведала мне, что весь дом, в котором находится «Кафе 44», когда-то давно был сквотом. Потом активисты за гроши выкупили это здание у государства. За само кафе отвечает одна группа активистов. За сцену и музыку - другая. Магазинчик держит третья, а также в здании есть коммерческая конторка хиппи-архитекторов, которые никого не любят и их тоже не любят. Хиппи вообще нигде не любят, как я понял. Еще там есть какие-то музыканты, детский садик для детишек левых активистов и еще что-то. Еще в Стокгольме есть напряг между антифашистами и панками. По той причине, что панки не занимаются антифашизмом. Еще некоторые антифашисты бойкотируют «Кафе 44», потому что им там не разрешают больше проводить их вечеринки. А не разрешают им их проводить, потому что они постоянно устраивают драки на этих вечеринках. А антифашисты возмущаются, мол, когда «Кафе 44» надо от бонов защищать, так бегут к антифашистам. А как вечеринку устроить, так кукиш. :) Я, конечно, больше на стороне антифашистов. Подумаешь, устроили несколько раз драку. По-моему, даже интересней становится. Никого же не убили...

После продолжительного разговора я проверил почту. После того, как я отвлекся от компа, мы с Дженифер похавали риса с соевым фаршем и еще чем-то. Стали смотреть телик, и там была новость, что шведская принцесса (у них до сих пор есть король и королева) женится на каком-то своем бойфрэнде, который выходец из рабочего класса. Монархи в Швеции не имеют никакой власти, но при этом каждый год из денег налогоплательщиков выделяется 20.000.000 крон (два ляма евриков) на проживание семьи монарха.

Через некоторое время появился Энди. Его рассказ был приободряющий. В 6 щщей они приехали куда-то под Стокгольм, стали рыскать нациков. Нашли 15 рыл. Нацики начали кидаться в них бутылками. Но они не растерялись и побежали на бонов. Нацики дали от них по тапкам. Часть из них была догнана и избита. Один из нациков был избит прямо перед ментовским участком. Копы среагировали (это не наши менты), и приняли нашего паренька. Двое ребят остались ждать его у ментовского участка, а трое пошли в какой-то маркет. У этого маркета наши ребята встретили 6 бонов, которые съе*ались в прошлый раз. Антифашисты прыгнули на них. Боны забежали в маркет, и начали кидаться в наших всяким тяжелым калом. Но это их не спасло, и они были наказаны кулаком. После чего наши ребята свалили в какое-то кафе. Через некоторое время в это кафе пришли менты, но ребята сказали, что они уже собираются уезжать из города и больше не причинят неприятностей. Только дождутся своих друзей. Менты сказали, что они дождутся друзей, только если свалят прямо сейчас. Наши ребятки вышли, и в сопровождении копов поехали подбирать тех, кто остался у участка. Задержанного отпустили без всяких проблем, и они вернулись в Стокгольм.

После рассказа я вместе с Энди досмотрел «Хэлл бой 2». Фильм – полное говно. Какие-то романтические вставки, дурацкие драки и минимум смысла. Дженифер ушла спать перед самым концом этого аццкого (в плохом смысле) фильма. А я с Энди продолжил тупить в ящик. Но мы уже смотрели не сопливый боевик с дурацкими шуточками, а видосы с протестов в Германии, Чехии и других евро-стран. Как же прекрасно разносят банки и мадональдсы! Как же круто закидывают копов камнями и коктейлями Молотова! Вот это настоящее искусство.

Шел по Стокгольму пешком, размышляя о жизни и ценах на алко. И тут я увидел бездомного, лежащего у подъезда. С кучей вещей. Пьяного. А рядом с ним была какая-то работница социальной службы, которая что-то ему втирала. Соответственно недалеко стояла машина этой же социальной службы, со скучающим водителем внутри. Я удивился по поводу бездомного и попиз*юхал дальше. Пройдя еще минут пять, я увидел бездомную женщину с целой тележкой вещей, пустых бутылок и еще какой-то пое*ни. Она смотрела на витрину кондитерского магазина, на которой лежали торты и пирожные. Выглядело все это очень жалостливо. Я даже хотел дать денег этой женщине, но у меня в кармане было всего 240 крон на 5 дней. То есть по деньгам я был вряд ли богаче этой женщины. Но мне стало дико не по себе. Конечно, их бездомные – это не наши бездомные. Пятки у них не гниют, синяков у них не видно, и, по ходу, они не бухают как проклятые. Даже выглядят они приличней крастеров. Просто им не хватает денег арендовать квартиру в Стокгольме. Х** знает по каким причинам. Может, они свое соц.пособие пропивают. А может, еще какая х**ня. Но фишка в том, что е*учая семья монарха, и так уже владеющая до**я чем, получает по 2.000.000 евро в год (а может, и больше) за х** собачий. Чтобы ни в чем себе не отказывать. Эти му*аки реально нигде и никогда не работали. Они являются собственниками каких-то там фирм или еще чего. У них и так бабок немерено. Но по каким-то стечениям обстоятельств из поколения в поколение они получают денежку за просто так. Чтобы кутить по ночным клубам и страдать х**ней.

25.02.09

На кинопоказ пришло человек 30-40. Я представил свой фильм, коротко рассказал, о чём он будет, и кинопоказ начался. После просмотра фильма была дискуссия минут на 40. Я отвечал на вопросы, что происходит в России, в каком состоянии наше движение и что мы предпринимаем кроме насилия на улицах. Конечно, не обошлось без дискуссии о сексизме в антифашистском движении.

После дискуссии я, Носсе, Энди и вся шайка-лейка («Антифэшист Экшен Стокгольм» и «Революционный Фронт») отправились в какой-то клуб на танцульки. Там мы распивали алко, трепались за жизнь и всё было довольно мирно. Но в какой-то момент началась драка. Энди пер**бал какому-то драгдилеру, разбил ему все щщи, после чего началось веселье. Владельцы клубака вызвали ментов. И, что удивительно, они появились сверхбыстро. Мы начали сваливать из клуба. Когда я выходил, меня остановил коп, подвел к терпиле со сломанным носом. Терпила сказал, что я его не бил и меня отпустили.

На улице творился цирк. Три тачки с ментами, две скорых помощи. Я ждал, что приедет пожарка, но она почему-то не появилась. Создавалось впечатление, как будто произошла не драка, а нападение террористов. Когда Энди выходил из клуба, копы также попытались его остановить. Но Энди дал по тапкам. За ним устремились три мента и две машины. Потом все остальные тоже повыходили. Терпила опознал ещё одного пацика из нашей компании, и он был отправлен в ментовскую тачку.

27.02.09

Мы погуляли малец по городу, зашли в веганский магазин (там ВСЁ по вегану), где я приобрёл себе сосиски из тофу за 39 крон. Потом Носсе довела меня до вокзала, где мы и распрощались. Я сел на поезд и покатил в Мальмо.

Это было моё первое путешествие с интеррэйлтикетом. Когда контролёр ко мне подошёл, я узнал, что, оказывается, в Швеции у меня тока бесплатный проезд, но за аренду места мне всё равно надо платить. Причём сделать это в поезде нельзя. Тока на вокзале. Я попросил не высаживать меня, мотивируя это тем, что мест свободных и так полно, а выходить на какой-нить станции и ждать следующего поезда – это потеря часа. Контролёр сказал, что если будут свободные места, то я могу не сходить с поезда, но если все места будут заняты, он меня высадит. Но все места так никто и не занял.

Путь в поезде был очарователен. Вид из окон - великолепен. Гигантские ветряки, дающие энергию, маленькие домики, как будто из детских сказок, зелёные поля, как в Белоруссии.

По приезду в Мальмо меня встретил высокий паренёк по имени Джокер. Местный анархист-антифашист. На автобусе мы добрались до места, где они живут. Это «коммуна» с пятью комнатами, где проживает около шести человек. Они занимаются разными политическими акциями и авангардным искусством. Мы стали готовить хавку. Параллельно я рассказывал о том, что происходит в России, а они мне - что происходит в Мальмо. Оказывается, Мальмо – самый «политизированный» город в Швеции. Там практически нет фашистов, и живут сотни активистов. Как из Швеции, так и из других стран. Через некоторое время появился Лукас по прозвищу Милашка. Он сам поляк, а Милашкой его прозвали ребята из «Контра Ля Контры», с которыми он когда-то познакомился. Он попросил меня передавать приветы Масалям и Саше при следующей встрече.

После хавки мы отправились на какой-то феминистский хип-хоп из Аргентины. Идти до клуба было недалеко, и мы пошли пешком. По дороге Джокер и Лукас постоянно встречали каких-то знакомых, и постоянно останавливались с ними попи*дить не понятно о чем. Дойдя до клуба, мы обнаружили, что там уже собралось около 300 человек. Мы выпили по сидру и стали ожидать начала выступления. И тут на сцену вышли две огромные чернокожие аргентинки и два щуплых бледнолицых мальчика. Один с клавишами, другой с басухой. Начался дикий угар, так как аргентинские барышни читали просто великолепно. На середине выступления они между собой из-за чего-то поссорились, и их выступление прекратилось. Мы не стали обламываться и отправились на какую-то мажорную вечерину, в пафосный клуб.

Когда мы пришли к клубу, оказалось, что это вовсе не клуб, а какой-то «дворец культуры». Длиннющая очередь из 1000 человек. Куча охраны. Я сначала не понял, как мы попадём туда, но оказалось, что Джокер работает в этом месте монтажником сцены, и поэтому у него vip-билетики. Мы подождали ещё каких-то ребят из «Антифашисткого действия», и прошли через вход для важных персон. Внутри оказалось три танцпола, 5000 людей и кутёж. Так как бухло там стоило дорого, а своё пронести не было возможности, мы начали тырить алко прямо из-за банной стойки. Я отвлекал внимание барменов, притворяясь тупым туристом, в то время как с другой стороны барной стойки местные антифашисты вытягивали крепкий алкоголь. Весь вечер прошёл в танцах и плясках, и под утро мы свалили домой.

28.02.09

Проснулся я днём. Где-то в два. На кухне обнаружил Ханну. Темнокожую барышню, которая крутит роман с Джокером. Посидел малец в инете, похавал, и тут ребятки засуетились. Оказывается, мы уже опаздывали на демонстрацию против расизма среди ментов. У них в Мальмо произошёл случай, когда менты приняли каких-то иммигрантов, избили их и называли обезьянами. Всё это каким-то образом попало на плёнку, и было показано по телевидению. Власти Швеции были очень удивлены: «Как это, наши менты - расисты???» По этому поводу местные антифашисты и анархисты замутили демонстрацию против ментов.

Ханна вызвала такси, и я впервые в своей жизни поехал на демонстрацию на такси.

Когда мы подъезжали на место встречи, демонстрация уже началась. Собралось где-то 200 человек. Иммигранты и антифашисты в масках обезьян. Транспортный велосипед со звуковой системой, из которой доносился хип-хапчик «Фак зе полис» и несколько ментовских тачек. Мы вышли из такси и присоединились к демонстрации. Демонстрация шла через весь город. Люди выглядывали из окон, махали нам руками. Рядом шло несколько копов в ярко-зелёных жилетках с надписью «Диалог полис». Это копы, которые не используют насилие, а должны вести переговоры с демонстрантами. При этом ни копы, ни активисты их совсем не уважают и называют «Монолог полис».

Демонстрация продолжалась около часа и закончилась у главного здания ментов в Мальмо. Мы простояли у главной мусорки около получаса, требуя от копов, чтобы они вышли и объяснили нам, почему они расистские свиньи. Но копы сидели у себя, и глазели на нас в окна. «Диалог полис» тоже почему-то вести диалог отказались.

После безрезультатных требований поговорить с нами мы разошлись кто куда. Джокеру надо было свалить по делам, и он передал меня своему другу Пату. Веган-сХе-хардкорщику. Он занимается кикбоксингом и ненавидит бонов. Очень хороший человек. Мы зашли к нему домой, он собрал какие-то вещи для фримаркета, и мы пошли гулять. По дороге болтали о ХК-сцене в России, о сХе и веганстве. Когда Пат узнал, что в России нет веганского сыра и что я никогда не ел веган-суши, он решил мне устроить экскурсию по лучшим веган-местам Мальмо. Сначала мы зашли в пиццерию, где купили самую большую веганскую пиццу (за 150 местных тугриков). Потом отправились в суши-кафе, где прибрели веганские суши с какими-то овощами и экзотическими фруктами. После он показал мне гигантский супермаркет, в котором всё по вегану и всё экологически безопасное. К сожалению, он был уже закрыт, но своими размерами внушал уважение…

После мы отправились в олдовый сквот Уткантен. Точнее, он когда-то был сквотом, но потом активисты его выкупили и теперь это культурный центр. В здании три этажа. Большой зал для концертов, маленький зал-бар, место для ночлега, где сидели какие-то шведские крастеры, помещение технической поддержки, где ребята занимаются созданием активистских серверов и прочими технологическими новинками, также там было помещение под фримаркет (где можно набрать кучу шмоток) и библиотека. Также кухня и помещения, где люди играют в кикер (настольный футбол). Масштабы поражали.

Я познакомился там с какими-то экологами. Мы трепались о проблемах изменения климата и предстоящем саммите по климату. Потом началась какая-то вечеринка в честь дня рождения Уткантен. Играли разные фолк-группы. Люди квасили и танцевали. Кто-то крутил пои. Но все было не очень весело. Поэтому я играл в кикер с какими-то олдовыми феминистками. Потом пришли ребята из «Антифашист Экшен Мальмо», мы потусили малец и отправились с ними на другую вечеринку. Времени было около 4 часов утра. Дойдя до следующего места, я узнал, что вечерина проходит в каком-то андерграундном клубе, который сделан из обыкновенного жилого одноэтажного дома. В одной комнате рубил даб, в другой рэгги. Куча чернокожих и море дудки. Я прям гангстером себя почувствовал. Там мы потусили ещё с часик, потанцевали и пошли по домам.

1.03.09

Поднялся с трудом. Попёрся в «Гласфабрик». Это веганское кафе, где проходят дискуссии и кинопоказы. Там я должен был показывать фильмец. Придя туда, встретил Лукаса. Он там, оказывается, работает поваром-официантом. Я похавал отменной веганской еды, и стал ждать людей с проектором и ноутбуком.

Через некоторое время пришли Пат, Джокер и панк-комиксист Матияс. Он рисует отличные анархо-комиксы про пост-апокалиптическое будущее. Посмотреть их можно тут: www.elftorp.com/freeinformation. Комиксы на английском языке и дико по антикопирайту.

Потом пришли около 40 человек на показ. Я опять рассказал о фильме, и после показа отвечал на вопросы о политической ситуации в стране и нашем движении в целом. Некоторым ребятам не хватило мест в зале, поэтому после кинопоказа мы отправились домой к Ханне, устроить ВиАйПи показ для ребят из «Антифэшист Экшен Мальмо».

К Ханне мы пришли в 10-15 человек, сделали хавку и приступили к просмотру с чипсами и веганским мороженым. Очень по кинотеатрам. После показа ещё долго трепались о ситуации в России и о том, что происходит в Швеции. В Швеции тоже есть боны. Но из Мальмо они все съехали, потому что постоянно огребали по первое число. Теперь все они кучкуются по маленьким деревенькам на севере Швеции. Проблема состоит в том, что когда люди из бедных стран иммигрируют в Швецию, сначала они попадают в депортационный лагерь, где они могут находиться месяцами в ожидании права на жительство. А все эти лагеря находятся как раз в маленьких деревушках, где полно нациков.

После разговорчиков мы разошлись по домам, а Матиас подарил мне 5 серий его комикса.

2.03.09

С утра я проснулся и пошёл на вокзал. Мой путь лежал из Мальмо в Копенгаген. По прибытию в Копенгаген меня встретила Стэф. Барышня из Австралии, которая живёт в Копенгагене и учит датский язык. Стэф живет в маленькой однокомнатной квартирке со своим бойфрэндом. Я не помню, как его зовут, но он работает тестером компьютерных игр и растит дома отличный дубас. Мы покурили, я созвонился со своим другом детства П-ниным, и мы отправились на встречу с ним.

Так как вечер был свободен от кинопоказа, Стэф и П-нин потянули меня в Христианию. Это довольно большой район Копенгагена, который ещё кучу лет назад захватили сквоттеры. На территории Христиании легализована марихуана, и там нельзя фотографировать. Сама Христиания произвела на меня ужасное впечатление. Кругом стоит куча палаток с сувенирами наподобие того, что раньше было на старом Арбате в Москве. Только кроме сувениров можно себе ещё приобрести марихуаны. В барах полным-полно гренландцев. Гренландия до сих пор является частью Датского королевства, и поэтому все гренландцы дико покидают ледяной остров.

Мы вошли в один из баров, налили ягермастер в бутылку из-под сока, заказали пиво и стали трепаться о жизни. За соседним столиком один мужик закурил косяк, но тут же подошла хозяйка бара и вежливо попросила его выйти из бара и покурить марихуану на улице. Потому что в баре нельзя, а на улице можно. Но сигареты в баре курить можно. Абсолютно глупая система.

Вечер и часть ночи прошли в прогулках по барам, потреблении гигантского количества алкоголя, песнях Селин Дион из «Титаника» под караоке, встречах с русскими иммигрантами и кутеже на поражение.

3.03.09

П-нин живет в пригороде Копенгагена. Небольшой жилой райончик со своим самоуправлением. У них там есть свой локальный бар, только для местных. Еженедельно у них проходят собрания, где они решают, куда девать общаковые деньги. Обычно они идут компаниям по уборке территории, на проведение увеселительных мероприятий для жильцов района и прочую бытовуху. Каждый может принести своё предложение, и тогда проходит голосование. Например, можно придти и сказать: «Мой сосед полный чмошник, давайте его выселим». Если большинство согласится, сосед-чмошник должен будет в течение двух месяцев съехать с квартиры. Вполне демократично.

Геннадий Радонежский

Авторские колонки

Востсибов

Партия анархистов - оксюморон или политический инструмент? Вопрос партии анархистов, наверное, способен вызвать самую большую бурю возмущений и критики в анархистском сообществе. Очевидно, что партии - это государственный институт, однако это не мешает, например, антигосударственникам-...

1 месяц назад
5
Востсибов

Хотя прошедшие в РФ "выборы" таковыми по сути и не являются, но это мероприятие российской власти в очередной раз достаточно четко показывает отношение населения к либеральным институтам с прямыми выборами. А именно: большинство избирателей не принимают и не воспринимают прямые выборы как...

1 месяц назад

Свободные новости