Греция: политическое заявление Заговора Огненных Ячеек

До того, как суд по-настоящему начался, четверо обвиняемых выступили с заявлением. Христос Цакалос зачитал его после короткого вступления: "Мы хотим зачитать политическое заявление в связи с недавней попыткой побега из тюремного комплекса Коридаллос. Может показаться, что этот вопрос не имеет никакого отношения к предмету рассматриваемого дела. Тем не менее, он имеет прямое отношение. И причина заключается в том, что наша попытка побега не только была посланием всему тюремному комплексу Коридаллос, всей системе исполнения наказаний, но и конретно этому суду".  Ниже следует полный текст заявления:

ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ Р.О. Заговор Огненных Ячеек

Это заявление сделано с целью прояснить и донести до публики нашу позицию в связи с недавней попыткой побега из тюрьмы. Тот факт, что мы находимся в плену у демократии, не означает, что даже на мгновение мы соглашаемся с навязываемой нам ролью заключённых или обвиняемых перед лицом полевого суда, который организовали специально для нас. Не может быть судьи, который мог бы осудить нашу систему ценностей, как не может быть тюремщика, который был бы способен запереть наши души в клетки. Мы — вечные враги всякого закона и порядка, мы всегда стремимся бежать из всякой тюрьмы.  

Очевидно, что в нижеследующем коротком тексте мы не можем описать все те унизительные условия, в которых содержатся заключённые, которые отказались продать тюремной администрации свои честь и достоинство, которые брошены в специальные крылья изоляции, в штрафные изоляторы, которые подвергаются пыткам и побоям... 

Вы, назначенные юридической мафией судьи военно-полевого суда, можете, сидя на своих скамьях, приговорить нас к сотням лет тюремного заключения. Потому что вы подчиняетесь воле кукловодов, которые дёргают за ваши верёвочки. Но вы должны знать, что каждый день наша страсть к свободе разгорается всё сильнее.

Своими решениями вы, современные палачи, хороните заживо за железобетонными стенами и стальными прутьями сотни людей. Вы помогаете сокрыть неприглядные стороны системы, которой служите. В нашем же случае, вы хотите наказать нас, анархистов-городских партизан, за то, что ваши имена и имена вам подобных уже внесены в список наших будущих целей. Тюрьма, в которую вы столь легко отправляете одного подсудимого за другим, как будто речь идёт о переворачивании одного листка бумаги вслед за другим, эта тюрьма — гигантская мясорубка, которая перемалывает тела, чувства, мысли, воображение...

Тюрьма — это стерильный механический мир, где приказы звучат из громкоговорителей, где звучит эхо закрывающихся замков и человеческих вздохов, исполненных отчаяния.

Значительная часть заключённых пошла на сделку с администрацией и продала свободу и чувство собственного достоинства в обмен на возможность работать за зарплату, на послабление в режиме, на обещание УДО. Или даже за просто так.

Все дискуссии о гуманизации пенитенциарной системы — пустая лицемерная болтовня. Есть только одно решение: или побег, или уничтожение тюрьмы.

В рамках этого решения мы встретились с другими людьми, разделяющими наш взгляд на ситуацию и желание свободы. Мы можем твёрдо сказать, что гордимся сделанным выбором и межличностными отношениями, которые сформировали в ходе совместной попытки побега. Пусть даже результат и не оправдал ожидания. К сожалению, мы оказались менее удачливы, чем рассчитывали. Бездумные роботы-тюремщики в очередной раз продемонстрировали полную бездумность и бесчеловечность в своей попытке казаться всемогущими.

Кто-то наверняка бросится теперь рассуждать о будущем.

И всё же, мы можем утверждать, что наш побег удался. Мы сбежали из плена пораженческих настроений, сбежали от необходимости принять роль заключённых. Сбежали ото сна, навеянного психотропными препаратами, которые столь щедро распространяются в тюремных стенах. Сбежали от мнимого преимущества оплачиваемой тюремной работы, от миража счастливого будущего, связанного с УДО. Мы поступили так, как должны поступать революционные анархисты.

Если работой тюремщиков и судей является следить за сохранностью тюрем и решёток, то нашими задачами являются побег и разрушение тюремных стен. И пусть нам не удалось добиться свободы для своих тел, мы всё же добились свободы для своего существования. Всего на несколько мгновений мы захватили тюремное пространство.

Это было непередаваемое чувство, и мы не жалеем о содеянном.

Более того, мы ведём борьбу за свободу, сильно отличающуюся от общепризнанной версии, сформированной под действием законов и общественной системы ценностей. И нашу борьбу нельзя судить или заключить в тюрьму.

В наши дни множество людей умирает в ДТП, от передозировки наркотиков, в результате болезней, вызванных неблагоприятной экологической ситуацией. Другие пассивно принимают медленную смерть от скуки и одиночества, тонут в соглашательстве жизни, подчинённой законам. Мы же выбираем риск, выбираем прыжок к свободе. Нас не волнует наличие или отсутствие страховки. Нет ничего важнее свободы.

Мы проиграли бой, но не проиграли войну. И в будущее мы смотрим с нетерпением.

Каждый новый момент жизни — это обещание нового проекта, нового сотрудничества, новых товарищеских отношений, неожиданного шанса, который выпадает нам. Опасным и субверсивным.

Более того, на самом деле важно не то, удалось ли им схватить вас. Важно то, сдались ли вы в глубине души...

ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЗАГОВОР ОГНЕННЫХ ЯЧЕЕК/
НЕФОРМАЛЬНАЯ АНАРХИЧЕСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ(FAI)
ДА ЗДРАВСТВУЕТ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ФРОНТ
ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЧЁРНЫЙ АНАРХИЧЕСКИЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ

Заключённые участники Заговора Огненных Ячеек

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Монсегюр
Michael Shraibman

Мне кажется, что существует проблема, когда вы думаете, что диктатуру легко можно свергнуть, тем более с помощью воздушных шариков. Это, очевидно, не так, но ведь дело не только в диктаторах. Жить с системе, где сменяются более-менее регулярно олигархи у власти, тоже нехорошо, народовластия там нет...

2 недели назад
5
Николай Дедок

Читая новости об избиениях и пытках на Окрестина, смотря видео избиений, все  мы находились в состоянии шока. Каждый из нас, не говоря уже о тех, кто лично прошел через задержания, задавал удивлялся и не понимал: как такое возможно? С начала революции я слышал от людей один и тот же вопрос...

2 недели назад