Письмо Джока Полфримена в ответ на предложение ЗОЯ к созданию «Чёрного Интернационала»

Мои приветствия и солидарность всем военопленным классовой войны, которых являются нам товарищами. Меня зовут Джок Полфримен, и я отсидел уже почти 4 из 20 лет, к которым меня приговорили за защиту двух цыган от нападения 15 националистов. Меня обвинили в убийстве одного из них и покушении на убийство другого. Уже почти 4 года я официально похищен государством и содержусь в Центральной Тюрьме Софии — в Болгарии. Суть моего дела скрывается от болгарского общества усилиями проправительственных СМИ. Я стараюсь держаться перед лицом испытаний и без страха смотрю в будущее. В свете предстоящих 16 лет тюремного заключения я остаюсь глубоко уверенным в том, что всё сделал правильно. Я ни о чём не сожалею. Более подробно моё дело изложено на сайте  freejock.com. Военнопленные Классовой Войны не являются жертвами несправедливой судебной системы, как их пытаются представить «либералы» в заметках, сочащихся самолюбованием. Мы — люди, добровольно вставшие на путь борьбы с капиталистическим государством и его структурами угнетения. Мы понимаем, что мы были и остаёмся врагами Власти. 

Не стоит восхвалять тюрьму. Всякий, кто побывал внутри, знает, что ничего достойного в тюремном заключении нет. В тюрьме всякий человек становится слепоглухонемым инвалидом. Это — расплата за успех в нашей борьбы с государством. 

Массовые акции протеста благославляются капиталистическим государством, поскольку оно прекрасно понимает, что все протесты имеют строгие рамки, что за этими рамками сила народного выступления стремительно тает. Я возьму на себя смелость и предположу, что многие из моих заключённых товарищей перешли к прямому действию после как минимум нескольких лет, потраченных в пустую на выкрикивание анархических лозунгов во время бесконечных демонстраций. Буржуазные владельцы и клиенты дорогих бутиков, мимо которых вы пробегали, очень благодарны за бесплатное шоу. Пожалуй, единственная ценность этого бездарно потраченного, - это что теперь мы понимаем всю бессмысленность подобной деятельности. 

Протестующих не сажают в тюрьмы, потому что они не представляют настоящей угрозы статус-кво, они безвредны для капиталистической элиты. В этом отношении справедливо задаться вопросом «а почему мы в тюрьме?» Именно потому, что выступили против статус-кво. Тюремное заключение — это признание со стороны государства того, что мы бросили серьёзный вызов их якобы легитимному праву контролировать наши жизни. Именно эта мысль вызывает улыбку на моих губах (почти) каждое утро. И хотя наши враги до сих пор сидят на троне угнетения, основы трона уже шатаются. 

Как военнопленные мы должны черпать силы из историй сопротивления предшественников. Из героических историй о греческих студентах, которые без страха выступили против вооружённых государственных слуг, когда вторглись в университетские пространства. Из рассказов о борьбе шахтёров и бушменов Австралии. С этими людьми нас объединяет общий контекст антикапиталистической борьбы. То, что мы все вместе в едином душевном порыве осмелились крикнуть «Довольно!» разрушает национальные и культурные барьеры и делает риск поимки или гибели более терпимым. 

Мы стали врагами капиталистического государства потому, что отказались безропотно принимать угнетение. И хотя сейчас мы «в тюрьме», на самом деле мы всегда в ней были. И наши товарищи на свободе тоже живут в своего роде тюрьме. Я говорю о камерах наружного наблюдения, записывающих все моменты наших жизней, о тайных досье на каждого несогласного, о внедрённых в наши организации тайных агентах, о полицейских нападениях и убийствах, о цензуре и промывке мозгов. Разница лишь в концентрации угнетения внутри тюремных стен и снаружи. Государство совершает по отношению к заключённым все те же преступления, что и по отношению к «ещё не посаженным» людям.

Сейчас я обращаюсь к тем товарищам, кто ещё ни разу не сталкивался с тюремной системой. Всякое насилие, которое вы могли случайно пережить со стороны сотрудников органов, мы переживаем ежедневно. Всякие побои — ежедневно. Тот голод, который, возможно, вы испытываете время от времени, - мы испытываем каждый день. Вспомните последний раз, когда вы мёрзли зимней ночью, - мы мёрзнем каждую ночь. Внутри тюрьмы и снаружи угнетение человека имеет один и тот же характер. Тирания одна и та же. Просто в тюрьме она более концентрирована. 

Но нас объединяет не только один и тот же характер угнетения, но и те же мечты и надежды. Я помню КАЖДУЮ акции солидарности. Моё сердце готово вырваться из груди каждый раз, как я узнаю об очередной атаке на капитализм. Я пою Интернационал и улыбаюсь. Потому что я знаю, что никакого иного конца нашей борьбы не будет. До полной победы над капитализмом. Когда я думаю о товарищах из Заговора Огненных Ячеек, которые явили столь выдающийся пример солидарности, я испытываю боль и вину от того,что за эти выражения анархической солидарности они в конечном счёте получили столь суровые приговоры. И в то же время я радуюсь от того, что понимаю их. Понимаю, почему они сделали то, что сделали. Я знаю, что уже тогда, когда они только планировали свои атаки, они уже понимали, какие будут последствия. От чистого сердца и в ясном уме они решили выразить солидарность тем самым способом, который для столь многих заключённых анархистов имеет смысл и вес. 

Я хочу сделать лирическое отступление и описать проблемы, с которыми я столкнулся в заключении. Несмотря на общеевропейский размах, который приобрели акции солидарности с моим делом (прежде всего, размах акций прямого действия), в Болгарии не было проведено ни одной акции. Никто даже не пробормотал ничего добрового в той самой стране, где, казалось бы, голоса поддержки должны звучать громче всего. Поэтому я предлагаю экспортировать сопротивление из регионов, где оно имеется в изобилии, в страны, где его ощутимо не хватает. Слишком часто я читаю новости об акциях солидарности, которые проводятся вовсе не в той стране, где случается несправедливость. Что касается Болгарии — это это настоящая Terra Incognita на анархической карте европейского сопротивления. Европейские государства и правительственные агенства сотрудничают между собьой: примерами являются Европол, НАТО и бизнесс. И мы должны усилить международное сотрудничество в рамках общей сети сопротивления. Мы должны быть готовы преследовать врага за пределами национальных границ, несмотря на культурные, языковые и национальные различия. Как оказалось возможным, что Греция стоит на пороге анархической революции, а в Болгарии орды фашистов сжигают дома цыган? И им никто не препятствует? Я давно перестал задавать себе вопрос «где же в Болгарии найти болгарских анархистов». Теперь я ставлю вопрос так: «Где в Болгарии наши греческие товарищи?» Почему такие концепции как государственные границы и нации оказываются препятствиями для движения, ежегодно проводящего антиграничные и антифашистские конвергенции? Мы же против границ? Наши товарищи повсюду в Восточной Европе действуют в условиях подавляющего численного превосходства врага. В Болгарии вообще нет радикального антифашистского сопротивления: есть пустая болтовня «либералов», которые отважились назвать себя анархистами. Насколько мне известно, я ЕДИНСТВЕННЫЙ антифашист, находящийся в Софийской тюрьме. Можно было бы утверждать, что это говорит о хорошей конспирации движения, но не стоит забывать, что, прежде всего, мы их враги. И отсутствие в болгарских тюрьмах заключённых антифашистов говорит на самом деле об истинном размахе движения. 

У меня нет связи с Заговором Огненных Ячеек (ЗОЯ) или Неформальной Анархической Федерацией (НАФ), но я признаю их в качестве эффективно действующего анархического меньшинства. Пока набивающиеся нам в товарищи «либералы» пытаются договориться с государством о том, о чём невозможно договориться никогда, организации подобные ЗОЯ и НАФ, являются единственными источниками анархической угрозы для зажравшихся политиканов. ЗОЯ и НАФ — это физические воплощения желаний многих анархистов, которые до сих пор слишком трусливы, чтобы начать реализовывать собственные мечты. 

Oчевидным развитием этого проекта является образование Чёрного Интернационала. Государства, удерживающие в заложниках наших товарищей-анархистов, должны знать, что мы не забудем ни одну и ни одного из них. Они не станут абстрактным числом «узников совести» в учебнике истории. Мы платим здоровьем, свободой, а многие — жизнями, за свои идеалы. И государства не должны надеяться избежать ответственности за совершённые преступления против народов. 

ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЗОЯ, ДОЛОЙ СУЩЕСТВУЮЩИЙ МИРОПОРЯДОК, С ГНЕВНЫМ ПРИВЕТОМ ИЗ КЛЕТКИ, Товарищ Джок

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Чудовищный новый формат фейсбука, навязанный 2,7 миллиардам пользователей, вызвал множество нареканий. Но это только верхушка айсберга.  Самое главное - не внешний облик, а нарастающая цензура. The Economist - мейнстримное английское издание - недавно опубликовал об этом большой материал....

1 месяц назад
1
Николай Дедок

Самоорганизация - стержень беларуской революции. Она же - один из основных принципов анархизма. Представляю вам плод долгой коллективной работы - меня и товарищей, перевод ролика "Organize: for autonomy and mutual aid" от американского революционного коллектива Submedia. Мы это долго...

1 месяц назад
1