Репортаж из исправительного центра, в котором пребывает Александр Володарский

Ни для кого не открою секрет, если скажу, что с реализацией гражданских прав на Украине не все хорошо. Но существуют не доступные глазу рядового гражданина места, где изо дня в день происходит форменный беспредел. К ним относятся все 184 заведения государственной уголовно-исполнительной службы Украины – или в простонародье – тюрьмы. Не советую отмахиваться от прочтения материала до конца, речь идет о тотальном бесправии нескольких сотен тысяч человек. В этом году Украина попала в топ-10 стран-тюрем.

У нас на 100 тысяч населения приходиться 334 заключенных. Мы оставили далеко позади более криминогенные государства не только Европы, но и подавляющего большинства стран Африки и Латинской Америки. Но это было бы только пол беды, если бы в колониях и изоляторах соблюдались права человека и международные нормы по содержанию заключенных.

Волей судьбы, наш товарищ, левый активист, журналист и художник Александр Володарский оказался в исправительном центре №132, что в пгт. Коцюбинское на территории Киева. После суда, вынесшего решение об ограничении свободы на год, Александр исправно ходил отмечаться в соответствующую инспекцию. Однако в очередное посещение инспектор сообщил, что решение судьи по ошибке не верно истолковали и ему необходимо срочно ехать в колонию-поселение. Сперва ему рассказывали, что в колонию надо только отмечаться ходить, ни какого лишения свободы не будет. Спать можно и в поселке, где легко можно найти комнату. Работу тоже там можно будет подыскать. Будучи человеком исполнительным Володарский на следующий же день отправился в центр и к своему разочарованию оказался… в тюрьме.

Оказавшись в застенках, Саша быстро сориентировался и познакомился со всеми, кто худо-бедно отстаивал свои права. Сразу же им предложил бороться коллективно, подключив людей со свободы. Благодаря этой инициативе нам удалось встретиться с группой активно борющихся осужденных во главе с Володарским и взять у них интервью.

Вот что удалось узнать из часовой беседы с двумя Александрами и Игорем о нарушениях прав человека в ИС №132 и других колониях на Украине.

Во всех заведениях нарушаются права человека. Без исключения. Многие сюда приехали, чтобы быть поближе к дому, семье. Приспособиться к нормальной жизни на свободе. Но ничего не изменилось. Люди просто приехали из одной тюрьмы в другую.

Режим заведения «облегченный». По правилам, люди имеют право выходить по карточкам и приходить в колонию только на ночь. Это позволило бы работать или учиться в поселке. В место этого – 4 проверки в день (в колониях с особым или строгим режимом – 2 проверки), не говоря уже про ночные. Есть версия, что не решаются выпускать людей в «люди» из-за того, что рядом столица или просто - разбегутся. Честно говоря – не убедительно – многие люди сами приезжают в колонию в надежде на более легкий режим.

И так с поиском работы вне тюрьмы не сложилось. В теории это можно было бы сделать, но только в сопровождении конвоира, либо под особую расписку работодателя, который обязан забрать зэка из центра и вечером доставить его вновь. Работы в промзоне центра нет, следовательно, поощрений также нет (даются по результатам работы). Ранее заработанные поощрения – не принимаются в расчет. Поощрения только за не оплачиваемую общественную работу. Нет поощрения – нет досрочного освобождения. Из 150 заключенных на работу ходят не более 30. Результат - перенаселение. Существует сговор между администрацией и предпринимателями по передаче в пользование рабочей силы.

Денежное пособие, заработанное заключенным, хранятся в администрации, что позволяет наживаться. Невзирая на то что деньги разрешены на территории исправительного центра, в руки их почти никогда не дают. По правилам пол суммы откладывается на счет, доступ к которому осужденный получит по освобождению, а остальную сумму, после уплаты коммунальной платы и вычетов за питание, в свободное распоряжение. Но на деле это не так. Из заработанного на руки дают только по 50-100 грн., и то по заявлению, написанному за ранее. Всю сумму не выдают. Деньги разворовываются администрацией. Бывает придет кто то на отоварку (раз в месяц привозят ходовые товары, которые покупают по безналичному расчету), а на счету ноль! Иногда отбирают все, даже положенное на освобождение (в зависимости от «провины»).

Быт крайне тяжелый. Помещения устарели и требуют ремонта уже лет 20. В комнатах по 8 человек. Норма площади – 4 кв. м на человека не соблюдается, бараки переполнены. Зато коммунальная плата – больше 200 грн. (больше чем квартплата в данном районе). Санитарные условия – практически нет никаких. Баня не работает (раньше было 2 дня в неделю), стирка и стрижка – все самостоятельно, соответствующих помещений – нет. Предметы быта, передаваемые родственниками, тюремщиками выбрасываются. Нет помещений и приборов для самостоятельного приготовления еды. Специально создаются условия «казармы».

Средства, которые выдают (департамент по наказаниям – управления – лагеря) на еду, доходят в мизерном количестве. Меню не соответствует правилам. Многие зарабатывают язву желудка. Улучшение питания – только по приезду вышестоящего начальства или проверяющих. Не ведем даже рыбы, не то что бы мяса. Зато деньги на эту баланду снимают ежемесячно, и отказаться от этого нельзя.

Нет обустроенных помещений для свиданий. Посетители стоят на морозе и ждут своей очереди. Прогуляться за пределами колонии – запрет. Фактически получить заключенному право на свидание зависит от фактора лояльности к администрации. В единственную, плохо отапливаемую комнату набивается по 30-40 человек, стоит духота гам. Еще и охранники смотрят. А вот собрать с каждого посетителя по 3 гривны в час не забыли!

Медицинское обслуживание вообще не человеческое. Больных заставляют работать. Возможности провериться в поликлинике – не дают. В самом центре медики не предусмотрены, право обследоваться в городских поликлиниках – не осуществляется на практике. Завозят медиков со стороны, они абсолютно подконтрольны администрации (что скажут, такой и диагноз). Больные туберкулезом лежат в камерах с здоровыми людьми – лечение – отсутствует. На свободе, к любому такому больному можно статью применить за распространение опасной болезни, а тут им дела нет, сдохнете хоть все! Кстати, один из интервьюеров слег с высокой температурой через день. На второй день едва добился похода в поликлинику с офицером. Врачи рекомендовали госпитализацию, но сотрудник центра отказал, и забрал заключенного назад. На утро его позвал начальник центра, его интересовало не состояние подопечного, а приход корреспондентов.

Заключенные с наркотической зависимостью есть, но их не много. Наркотики имеются в обращении. Все по желанию заключенного. Но это не массовое явление, так как интерес заключенного – быстро выбраться. Наркотики этому не способствуют.

Создаются препятствия для работы психолога (невозможность наблюдать за заключенным и его поведением). Психолога также ограничивают в общении с общественностью, близкими и друзьями заключенных, потенциальными работодателями. Проникновение психологов со свободы просто невозможно.

За пределами колонии запрещено. Компьютеры и средства передачи или хранения информации – запрещены. Таким образом, про дистанционное обучение остается только мечтать. Библиотека не систематизированная. Много литературы выпущенной еще в СССР. Есть учебники (география, математика, медицина). Так что самообразование ограничено.

Мобильные телефоны юридически разрешены, но в колонии их могут отобрать или наказать за ношение телефона. По факту это только способствует коррупции. Что бы забрать назад телефон – 200 грн. Телефон с Интернетом и камерой – 400. Связь с внешним миром – через телефон-автомат. Заявления в инстанции не выходят наружу только с родственниками, любые попытки писать что то во вне заканчиваются репрессиями. Очевидно, что все письма такого рода администрация складывает под сукно. Письма со свободы всегда приходят в руки вскрытыми. И не беда, что охрана обязана проверять письма на предмет запрещенных вещей исключительно в присутствии получателя.

Администрация постоянно оказывает давление на осужденных по поводу общения с проверочными комиссиями. Пытаются всеми силами мешать общению. Особенно это касается «провинившихся» заключенных. Это же касается, но в меньшей мере, и общения со знакомыми людьми. Поверки начались после частых случаев побегов из исправительных учреждений в департамент исполнений наказаний. Тем кто активно требует общения с членами комиссии грозит уголовное преследование за организацию тюремного бунта.

Психологическая атмосфера

Сотрудники центра (администрация) в большинстве своем – бывшие работники «строгачей». После такой практики у них просто нарушена психика. Начинают вводить соответствующие порядки. В колонии-поселении, последнем этапе социализации и исправления коррумпированные, плохо образованные сотрудники внутренних войск чинят пьяный произвол. Помощи никакой. Но администрация уклоняется от этого. Часто сотрудники центра злоупотребляют дополнительным «наказанием». Заключенных которые не желают мириться с зверскими порядками и заявляют протест могут на несколько суток запереть в изоляторе, написать с исполнительную службу подложную докладную, влекущую за собой дополнительную судимость и срок.). Отвратительный режим толкает людей на побег. Один осужденный вскрыл вены в изоляторе. Когда его вернули в барак, он из центра сбежал. Прямо в пресловутый департамент. Начались проверки, стало немного легче. Но это только на время. Новый начальник продолжает старую политику.

Ребята поделились и ситуацией в других учреждениях исправительной системы. Так в большинстве колоний, особенно строгого режима фактическое рабство. Распространено применять физические наказания, пытки. Людей держат до самого конца, «списывают» только когда уже при смерти (даже на смерти человека здесь зарабатывают). Психологически сильных людей доводят до смерти или просто убивают

Социализация отсутствует на прочь. Администрация в такой же мере не принимает участия в поиске работы для освобождаемых, в какой занимается их «бумажными» вопросами. Так у Александра по сей день паспорт гражданина СССР, при освобождении они власти, в лице департамента исполнения наказания обязаны вручить ему новый украинский паспорт. Володарскому, в связи с особым случаем отношение сдержанное, просят не предавать огласке происходящее и вообще «не шуметь». Обещают трудоустройство в департаменте исполнения наказаний. Но по специальности работать вряд ли есть возможность. Также обещают возможность трудоустройства в частных структурах, но под конвоем.
 

Автор: Алекс Крок
Источник

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Всю правду о теракте в "Крокусе" мы узнаем нескоро. Если вообще узнаем. Однако кое о чём можно судить и сейчас. Теракт сработан профессионально. Перебита куча народу, подожжено здание, участники теракта спокойно уходят и исчезают. Это могли быть и ИГИЛовцы, и ФСБшники. В пользу исламистов...

4 недели назад
Антти Раутиайнен

Ветеран анархического и антифашистского движения Украины Максим Буткевич уже больше чем полтора года находится в плену. Анархисты о нем могли бы писать больше, и мой текст о нем тоже сильно опоздал. Но и помочь ему можно немногим. Послушать на Spotify После полномасштабного вторжения России в...

1 месяц назад

Свободные новости