Сексуальное рабство в ХХI веке: что делает Европа для борьбы с торговлей людьми?

В наши дни в Европе стоимость секс-рабыни эквивалентна стоимости нового смартфона или подержанного автомобиля. Об этом цинично рассказывает бывший трафикер или торговец людьми в очередном выпуске программы “На линии огня”. Он, не стесняясь, объясняет, как поймать в сети наивную девчонку и превратить ее в живой товар. 

По данным Европейского координатора по борьбе с торговлей людьми, Mирии Вассилиаду, европейское законодательство, несмотря на сильную правовую базу, должно быть адаптировано с учетом национальных условий в странах – членах ЕС. О существующих трудностях и проблемах ведущий программы Пол Хаккет поговорил с Гленном Льюисом из Интерпола и Яной Маттеи, чья НПО помогает освободить девочек, попавших в сети международной проституции. 

По последним данным более 30 тысяч жертв сексуального рабства были зарегистрированы между 2010 и 2012, однако большинство экспертов считают, что это только верхушка айсберга. Восточная Европа, в частности, Румыния и Болгария, остаются основными поставщиками сексуальных рабынь внутри ЕС. 

Цитаты из видео: 

Всё очень просто. Допустим я привожу вам цыпочку, дальше ваш ход как покупателя. Например, вы богатый парень черт знает откуда. Глупая девчонка заглотнет приманку в три секунды - вы навешаете ей лапшу на уши и она ваша. Дальше дело техники, ведь вы в своей стране. - бывший торговец живым товаром из Румынии.

- Можно ли сказать, что делается достаточно для борьбы с этим злом?
- Делается очень многое, особенно на европейском уровне, особенно в последние годы. В ЕС приняты прекрасные законы, но их исполнение оставляет желать лучшего.
- Так что нужно сделать?
- Во-первых, приспособить общеевропейские законы к своим странам, с учетом их национальных особенностей. А во-вторых, заставить эти законы работать.

//Разговор с Мирией Вассилиаду 

- Затрудняет ли борьбу с траффикингом открытые границы?
- Да, безусловно.
- Как остановить деятельность групп, что работают внутри Европы?
- Работникам смежных структур, например, в авиатранспорте научиться идентифицировать жертв торговли людьми. Что очень сложно.

// Гленн Льюис 

Это довольно распространено в Румынии. Ищут молодых девушек, в основном в небольших городах, малообразованных, которые стремятся к лучшей жизни. Их легко поймать в сети если вы носите красивую одежду и ездите на дорогом автомобиле. Вы показываете им Бухарест, водите их в ночные клубы, обещаете им любовь и так далее.
***
Чтобы заработать на секс-рабынях лучше, чтобы это были девушки в возрасте до 20. Конечно, на подростках 14-15 заработаешь лучше, но они непредсказуемы. Кроме того, чем они моложе, тем более серьезный срок вам грозит.
***
Иногда мы шантажируем их - снимаем на камеру или говорим, что сняли видео с их участием. Пугаем, говорим "я покажу всем соседям чем ты занимаешься". Девчонка расклеивается и соглашается поехать с нами. Нам удается убедить девушек, что они будут жить лучшем чем дома, поскольку проститутка отрабатывает свои 8 часов и дальше свободна. Главное - нарисовать картину красивой жизни. На самом деле она получает только 10% от того, что зарабатывает за месяц. Я избавлялся от девушек, когда видел, что они уже перегорели как лампочки и явно собираются убежать.
***
- А за сколько вы продавали девушек?
- Минимум за 800 евро. Но бывало и по 1.5, 2 или даже 3 тысячи. Зависит от качества товара.
***
Любовь - это прибыльный бизнес, поверьте мне. 3-4 девчонки, вечер в компании немцев, итальянцев, все довольны и согласны. Вместо того, чтобы зарабатывать в Румынии 20 евро, у них есть шанс зарабатывать по 50-100 евро.

//бывший торговец живым товаром 

- Достаточно ли делается, чтобы победить траффикинг?
- Да, действительно, мы принимаем меры, но кратко говоря мы всегда отстаём на один шаг от торговцев людьми. Они хитрые, они хорошо организованы, они умеют разговаривать с людьми. А мы должны следовать довольно строгим законам. Сейчас они стали менее централизованы, распались на мелкие ячейки. Существуют "семейные предприятия" и метод "влюбленного парня" очень эффективен, потому что так очень легко контролировать девушек. - Яна Маттеи.

- Гленн, как вы выявляете жертв и тех, кто ими торгует?
- Полиция делает многое, но они должны четко знать признаки жертв торговли людьми. Как правило, они выглядят несколько затравленно, как люди, которые не контролирую собственную жизнь. Они не получают обещанных им денег, на них могут быть следы физического насилия, чаще всего они выглядят как будто попали в ловушку. Это очень сложно.

- Мирия, нет ли опасности, что преступники обойдут законодательство, став действовать по-другому?
- Не думаю, законы довольно удачны. Проблема в том, что траффикинг существует ради денег, в том, что существует спрос. Наша задача - ограничить спрос, выявить клиентов этих женщин.

- Яна, что вы можете сказать об ограничении спроса?
- Когда мы говорим о траффикинге, речь не идет о сексе. Речь идет о власти и деньгах. У преступников и потребителей они есть, а правительство выделяет очень мало денег. Я хочу, чтобы приняли закон о финансировании борьбы с такими преступлениями и я хочу, чтобы штрафы за такое были гораздо выше, потому что прибыль от такого занятия налицо. Это небольшой риск и огромные прибыли преступников.

- Гленн, эти люди занимаются работорговлей, почему же наказания и штрафы столь невелики?
- Потому что это связано с проституцией и она до определенной степени легальна. И выбравшие её смешиваются с теми, кого к этому принуждают.
- В некоторых случаях, когда жертвы не из Европы, для них всё заканчивается судом. Как это может подтолкнуть их свидетельствовать против преступников?
- Я хочу подчеркнуть, что все смежные работники должны научиться распознавать жертв, а полиция оказать необходимую психологическую поддержку, что поможет жертве дать показания.

- Яна, а полиция понимает масштабы торговли?
- Всё осложняется тем, что большинство из жертв вышли из Восточной Европы, из бедных государств, а коррупция и торговля людьми всегда взаимосвязаны. И даже по СМИ понятно, что политики коррумпированы. Как полицейский будет вести расследование, если его начальник прикажет этого не делать?
- Мирия, что вы ответите на это?
- Как вести расследования внутри страны должны решать страны-члены ЕС, а не европейская комиссия. Законодательство четко об этом говорит.
- Закон сам по себе, а на практике всё по-другому?
- Именно эту мысль я и пытаюсь донести - закон есть, надо добиться его применения.

В видео несколько подробней и неоправданно оптимистичные призывы в конце.

Ну в общем-то всё как всегда. Законодатели и полиция спрос обсуждать совсем не хотят (даже когда упомянули несовершеннолетних). Работающая с проститутками женщина говорит, что законы не работают, полиция говорит, что всё отлично, надо только чтобы неизвестно что и как.

А миф о романтической любви и нищета помогают заманивать жертв в траффикинг. Шведскую модель преследования спроса и её даже не упоминают, потому что же это святое право мужчин иметь секс.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Неделю назад на телеграм-канале "УНИАН" прошло сообщение о дезертирстве шестидесяти российских солдат. Казалось бы этот поступок должен был вызвать у украинского обозревателя сочувствие и уважение, по крайней мере на словах, ведь чем больше российских солдат последуют примеру этих, тем лучше для...

1 месяц назад
12
Студенецкий мукомольный завод
Владимир Платоненко

Умеренность многих западных политиков в давлении на РФ и их стремление усидеть на двух стульях обычно обьясняют либо их личной подкупленностью, либо их же личной робостью и нерешительностью. Есть даже анекдот: "Если приготовить торт "Наполеон" без яиц, то он будет называться "Макрон"". Я, однако,...

2 месяца назад
2

Свободные новости