Китайский реванш

(О книге: Джованни Арриги. Адам Смит в Пекине. Что получил в наследство XXI век.

М.: Институт общественного проектирования, 2009.)

Мировое сообщество стоит перед беспрецедентными вызовами времени. Экономический кризис приобрел всеохватывающий системный характер. Россия вместе со странами бывшего Советского Союза оказалась в наиболее неблагоприятном положении. В это время в очередной раз встает вопрос о выборе дальнейшего пути развития. В роли сырьевого придатка мирового рынка статус страны является крайне ненадежным. Монетаристские концепции, пригодные для развитых экономик, показали свою непригодность для зависимых регионов, усугубили их отсталость. Поэтому анализ мировой хозяйственной системы, предпринятый американским экономистом и социологом Джованни Арриги, должен вызвать интерес у каждого думающего специалиста.

Какая модель лучше: американская или китайская? Этот вопрос широко дебатируется в среде российской элиты. Арриги стремится решить эту задачу на почве серьезного анализа основных экономических теорий. В поисках точки опоры он обращается к классику политэкономии Адаму Смиту.

Прочтение взглядов основателя современной экономической мысли поражает своей нетривиальностью. Вопреки распространенным представлениям о Смите как певце неограниченной свободы передвижения капитала, «невидимой руке рынка», Арриги восстанавливает сложную диалектику мысли автора «Богатства народов», видевшего условия оптимального развития в равновесии интересов труда и капитала, в приоритете внутреннего рынка над экспортной ориентацией, в активной национальной экономической политике. Современные ему североамериканские колонии Смит  рассматривал в качестве примера быстро растущего внутреннего рынка, почти не ориентированного на внешнюю торговлю. Осознание национальных экономических интересов привело к разрыву колоний с Англией, войне за независимость и образованию США. Характерно, что в течении столетия после этого новое государство практически не вело активной внешней торговли (за исключением рабовладельческих штатов), опиралось исключительно на внутренние силы, насыщало прежде всего внутренний рынок. В результате за столетие страна, считавшаяся прибежищем неотесанных мужланов, превратилась в ведущую экономику мира.

Исходя из сказанного, становится понятной приводимая Арриги оценка Смитом европейской хозяйственной системы в качестве «неестественной и реакционной». Действительно, ведущие державы (Англия, Франция, Испания, Португалия) встали на путь внешней экспансии, приоритетом для них являлась прежде всего внешняя торговля, неэквивалентный обмен с колониальными странами. Внешний блеск «европейской цивилизации» не мог скрыть от проницательного современника внутреннею болезненность соответствующих государств, остроту классовых противоречий. Выход Смит видел в приоритетном развитии внутреннего рынка через создание условий для успешного развития массы производителей: «Расширение рынка часто может соответствовать интересам общества, ограничение конкуренции всегда должно идти вразрез с ними, может только давать торговцам возможность путем повышения их прибыли сверх естественного ее уровня взимать в свою личную пользу чрезмерную подать с остальных своих сограждан».

Адам Смит также не был склонен поддерживать тех предпринимателей, которые стремились урезать заработную плату работников под предлогом того, что высокие заработки якобы уменьшают конкурентоспособность экономики, так как увеличивают стоимость товаров. В данном случае Смит видел не заботу об обществе, а эгоистический интерес капиталистов: «Наши купцы и владельцы мануфактур сильно жалуются на вредные последствия высокой заработной платы, повышающей цены и потому уменьшающей сбыт их товаров внутри страны и за границей. Но они ничего не говорят о вредных последствиях высоких прибылей. Они хранят молчание относительно губительных последствий своих собственных барышей, жалуясь лишь на то, что выгодно для других людей». В противоположность этому утверждению, «щедрая оплата труда, будучи результатом возрастания богатства, вместе с тем является причиной роста численности населения и трудолюбия простых людей».

Какой же путь развития А. Смит считал положительным по сравнению с «неестественной и реакционной» экономикой Европы? Такой пример он видел в тогдашнем Китае. Сейчас это кажется удивительным, но в конце XVIII века Поднебесная империя являлась неоспоримым мировым экономическим лидером. Она производила свыше трети мирового валового продукта. При этом Китай отстаивал неприкосновенность внутреннего рынка, поддерживал приемлемый уровень жизни большинства населения. Идеологи европейской буржуазии, стремившейся к экспансии и наращивавшей военные расходы, приложили немало сил для того, чтобы изобразить Китай в качестве отсталой, стагнирующей страны. Им удалось обработать общественное мнение и добиться одобрения на вооруженное вмешательство. В результате двух опиумных войн независимость восточного гиганта была нарушена, внутренний рынок был открыт не только для дешевого ширпотреба, но и для наркотиков. Китай испытал на себе многие «прелести» колониальной Индии: массовое разорение ремесленников, разрушение отечественной промышленности, голод, уносивший сотни тысяч жизней. Такова была цена приобщения к «европейскому прогрессу».

Два столетия спустя Китай готов взять реванш за прошлые унижения. США, Евросоюз и «примкнувшая к ним» Россия превращаются в паразитический нарост над мировым сообществом. Ведущая роль в западной экономике принадлежит уже не промышленникам, а финансовой олигархии. Соответственно и разрабатываемые под их руководством «новые» экономические теории возвращают нас к печальным временам первоначального накопления капитала, к давно отвергнутым принципам меркантилизма, согласно которым главным мерилом богатства, чести и достоинства являются деньги. К чему приводят подобные взгляды – хорошо известно:

И горд, и наг пришел разврат,

И перед ним сердца застыли.

За власть отечество забыли,

За злато предал брата брат.

Рекли безумцы: нет свободы.

И им поверили народы.

И безразлично в их речах

Добро и зло – все стало тенью,

Все было предано презренью,

Как ветру предан дольний прах.

Поэтому происходящие в Китае перемены не являются «рыночным ленинизмом», поскольку проводящие их лидеры не стремятся к мировой революции, а лишь пытаются найти подход к повышению действительного благосостояния собственного народа и предложить Азии и всему угнетенному Югу модель развития, альтернативную Вашингтонскому консенсусу. Арриги называет ее Пекинским консенсусом. Для него характерны две черты: «Первая – локализация, признание необходимости согласовывать развитие с потребностями определенного региона, каковые потребности, конечно, весьма различны, что входит в явное противоречие с единообразными предписаниями все более дискредитирующего себя Вашингтонского консенсуса. Вторая – принцип многосторонних отношений, признание необходимости для государств объединить усилия в построении нового мирового порядка на основе экономической взаимозависимости, но при соблюдении политических и культурных различий, что решительно отличается от односторонности американской политики». Взамен неэквивалентному обмену по линии Север – Юг, Китай готов возглавить более справедливую цепочку Юг – Юг. Примечательно то, что Китай оказался практически единственной державой, которой мировой экономический кризис пошел действительно на пользу. Дело даже не в том, что он сохранил прирост ВВП. Происходит структурная перестройка китайской экономики: высокие технологии, хай-тек все больше ориентируются на внутренний рынок, растет трудовой и интеллектуальный потенциал, последовательно разрабатываются энергоемкие и ресурсосберегающие технологии, возрастающее внимание уделяется экологической проблематике. Налаживаются контакты с Индией. Если этим двум странам удастся скооперироваться, то в единой связке окажется треть населения человечества. В любом случае авторитет Китая, в отличие от авторитета США растет.

В заключение, хочу предупредить, что книга Джованни Арриги – не для легкого чтения. Автор рассматривает серьезные теоретические проблемы, цитирует сотни книг и статей экономистов, социологов, политологов. Но для всех, серьезно интересующихся мировой экономической системой, данный труд представляет бесценное пособие.

Юрий Епанчин

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Антти Раутиайнен

Это вторая и последняя часть серии по стратегии активизма. Первая часть («Стратегия активизма и уличных акций») была опубликована раньше. У стратегии активизма были критики с самого начала. В конце 1990х и в начале нулевых большинство анархистов предпочитали быть любителями истории или...

4 недели назад
1
Владимир Платоненко

В Украине Самое плохое, что сделал Путин для Украины, это то, что он помирил в ней власть с народом. Президент из объекта всеобщей критики превратился в украинского де Голля. Генерал МВД предлагает российской армии арестовать его в обмен на выход мирных граждан из осажденного города и становится...

1 месяц назад
3