Политология насилия: безлимит на революции

I. Война и мир

Не правда ли удивительно, что по советским книжкам об истории компартии и биографиям Ленина нельзя составить адекватного представления, КАК большевикам удалось раскачать ситуацию и стать самой успешной революционной силой? Дело в том, что официальные учебники не раскрывают подлинное содержание действий. Суть и концепцию прагматичной политической группы подменяют пустыми формулами о «пролетарской партии» и «авангарде масс». Поэтому чему-то научиться у искажённого образа революционеров из недобросовестного советского мифа очень сложно. Ведь там не рассказывали главного.

То же имеем и с революциями сегодняшнего дня. Питер Гелдерлоос метко описал принцип «ненасилия» как главную мифологему тех, кто хочет удержать народ от реальных социальных изменений. У либеральных пропагандистов место революционера занял «гражданский активист». Для активиста есть свои пособия: от пресловутого эссе Джина Шарпа «От диктатуры к демократии» до «более радикальной» книги Beautiful Trouble. Везде ненасилие звучит как рефрен.

Реальность отличается в корне. Одной из икон нынешних активистов ненасилия стало смещение югославского президента Милошевича в 2000 году. Даже те события не были ненасильственными: произошли прямые столкновения с силовиками, протестующие взяли штурмом парламент и телецентр, протаранив ограду последнего бульдозером.

Гораздо более яркие примеры: Тахрир в Каире и Майдан в Киеве, где насилие обеих сторон конфликта было настолько масштабным, что его уже никак не выйдет записать в «отдельные эксцессы и исключения». Способность к силовым действиям стала одним из условий успеха обоих народных выступлений. Но даже накануне последней схватки в Киеве оппозиционные политики с майдановской сцены вещали с честными лицами о «мирном наступе на Верховную раду», хотя было ясно почти наверняка: ничего мирного тут быть не может.

Почему же книжки для активистов и оппозиционные политики так упорно твердят о ненасилии? Есть две главные причины. Первая: им очень надо остаться в поле либеральной респектабельности, где ненасилие является важным декларативным принципом, своего рода «священной коровой», которой необходимо поклоняться, даже не веря в её святость. Вторая причина: они хотят снять с себя ответственность за вероятные жертвы. В случае поражения это может стать некоторой защитой от уголовного преследования. В случае победы предоставится шанс выйти «в белых перчатках», а всё насилие и потери списать на противоположную сторону.

Итак, способность применить силу является необходимым инструментом для любой из сторон в ситуации нестабильности и качающегося маятника. Большие политики и эксперты преподают нам картинку «смены режима», убрав из неё очень важные черты. Им лучше, если мы не увидим всей правды. Мантры о ненасилии, о том, чтобы обойтись без революций — просто лицемерие и обман.

Подчеркнём, что в этом коротком тексте мы рассматриваем применение силы как политический инструмент, не вдаваясь подробно в этические проблемы. О последних скажем коротко: сила и активное противление как орудие борьбы с несправедливостью и злом представляется вполне оправданным средством.

II. Беларусь сегодня

Мы затеяли этот разговор не абстрактно, а на злобу дня.

«Они говорят о какой-то революции! Боже мой, какая революция? Мы хотим честных выборов!» — заявила с трибуны многотысячной акции протеста в Минске Светлана Тихановская, основной оппозиционный кандидат в президенты Беларуси. С ней совершенно солидарен нынешний президент страны Александр Лукашенко. В своём обращении к чиновникам 4 августа он отрезал: «Лимит на революции исчерпан!»

Вчера подоспел и самый популярный Телеграм-канал NEXTA. Админ безапелляционным тоном сообщил, «что нам предстоит делать» после выборов: выходить на площади, ПРИЗЫВАТЬ органы власти перейти на сторону народа и... праздновать победу.

В первой части этого текста мы попытались показать, чего стоят подобные разговоры. Смотрите на ситуацию незамутнённым взором и открывайте глаза окружающим. Диктаторов не перестоишь на площадях. Их сметёт только прямое народное действие. В одной старой песенке пелось: «Добьёмся мы освобождения своею собственной рукой».

Как бы страшно и «провокативно» ни звучала правда, мы осмелимся её сказать: призываем белорусов к активным действиям по ликвидации тирании Лукашенко и призываем наших товарищей анархистов быть в первых рядах борьбы. Не менее важно быть среди тех, чьи проекты и действия определят, какой Беларусь будет завтра.

Фил Кузнецов,
Боец Анархист

Комментарии

Почему же книжки для активистов и оппозиционные политики так упорно твердят о ненасилии? Есть две главные причины

Не соглашусь. Оппозиция в принципе не приветствует насилие, чтобы не попасть под удар властей. При этом "легитимное" насилие либералами вовсе не отрицается, просто зовется "наведением порядка". В их словаре "насилие" - это всегда "от улицы". А вот государство - оно для них всегда "вынуждено ответить". Ну а когда оппозиционер клеймит власть противниковой партии, тогда позволяет себе попричитать о "превышении прав". И неспроста. Оппозиционер ведь метит во властники. И попав задницей в заветное кресло, начинает действовать практически так же, как и "свергнутый режим".

 

в остальном статья четко описывает проблему. Мантра "ненасилия" - просто развод лохов. Или, культурно выражаясь, демотиватор массового поражения. Действует на умы, не выросшие из инфантильного состояния (которое заботливо культивируется ВСЯКОЙ властью на грядках своих "граждан", как притворно вежливо называют подданных державе налогодойных "человекоединиц").

Короче, тезис "не дадим повода" смешон. Карателям не нужен повод. Только приказ.

А обнимающие омоновцев протестующие просто еще не получили дубинкой по почкам. Думать про полицая "он тоже человек" - преступная глупость. Нет, не человек он. Как и бюрократ, полицай - это СОЦИАЛьНАЯ РОЛь. Буквально "по Станиславскому". Причем социопатическая роль. И нужно честно признать, что некоторых (вернее, большинство) актеров просто ни обнимкой и украшением цветами, ни даже однократным ударом по сопатке из такой роли не выбить в нормальное человеческое бытие (в котором по ночам скрежет акульих зубов совести оглушает "актера"). Исполнитель "роли", будучи безличием, слился с ней. Тут уж ничего не поделать.

Жалость к больной бешенством собаке выражается только одним способом.

А начальство "псов" и вовсе жалости не заслуживает. И совесть это понимает.

Рейтинг: 5 (3 голоса )

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Я очень сомневаюсь в оценке СССР как государственного капитализма. Возможно, эта точка зрения утвердилась среди части социалистических критиков СССР по причине того, что они забыли или не знали о марксовой идее азиатского способа производства (АСП). Капитализм, если использовать марксистское...

1 неделя назад
4
Michael Shraibman

Недавно в ответ на аргументы в духе Коммунизма Рабочих Советов (самоуправление работников на производстве) я услышал такое возражение: "Вот где интересный момент размежевания. По мне, "бессмысленно жертвовать жизнью" за обладание неодушевлёнными предметами (или условными...

2 недели назад
5