Повстанческий анархизм (инсуррекционизм)

ЧАСТЬ 1

Несколько акций московских леворадикалов, напавших накануне 1 мая или в этот день на отделения милиции и центры капитала в городе, привлекли к себе внимание. В этом мог убедиться любой, кто читал информационную ленту индимедии. Конечно, до масштабов Греции россиянам далеко. К тому же нет никакой ясности с организаторами этих нападений. Некоторые акции указаны, как анархистские, другие нет. Одна акция вообще носят явно зоозащитный неполитический характер. Вероятно, разные группы действовали спонтанно, накануне первомая, находясь под влиянием греческих событий.  

Тем не менее, спонтанные действия городских партизан, нападающих, подобно рою пчел, на противника, и тут же расеивающихся, напоминают об инсуррекционизме - повстанческом анархизме, который сегодня широко распространен в ряде европейских стран, прежде всего в Греции и Италии, а так же в Америке. Это сетевая герилья, не имеющая централизованной организации, но в то же время реагирующая на те или иные события, иногда координирующая свои действия, а иногда и нет. Герилья, в которой может участвовать всякий желающий, с группой своих друзей или в одиночку. Герилья, создающая эффект присутствия атакующих сил везде и нигде.

Иногда вспоминают об инсуррекционизме, имеют в виду идеи теоретика и практика этого движения, итальянского анархиста Альфредо Бонанно (он сейчас сидит в греческой тюрьме). Но это не совсем верно. Хотя Бонанно оказал большое влияние на идеи повстанческого анархизма, они никогда не приобрели бы серьезного влияния в мировой анархо-среде, если бы не ряд событий.

Во-первых развитие повстанческого анархизма связанно с провалом антиглобализма. Антиглобализм, зародившись в 90е гг., был скорее театральным представлением, чем подлинным взрывным социльным протестом. Участники антиглобалистских движений занимались, главным образом, организацией беспорядков в связи с какими-нибудь собраниями международных финансовых структур или встречами ведущих политиков. Эти беспорядки предназначались для того, чтобы что-то показать и доказать политикам, а не для того, чтобы раскачать силы общественного сопротивления. Как и следовало ожидать, подобные действия, неспособные всколыхнуть общество, в конце концов натолкнулись на ответную реакцию и зашли в тупик. Цели движения были малопонятны массам низового населения, а власти, в конце концов, научились эффективно бороться с беспорядками. Тем не менее, во время этих беспорядков выкристаллизовался Черный Блок - ассоциации анархистов, склонных к радикализму. Вот что пишет исследователь современного повстанческого анархизма Джо Блэк:

"Массовая поддержка, которую анархизм получил в ходе движения против саммитов Большой Восьмёрки (G8), отчасти связана с яркостью тактики Чёрного Блока. После протестов на пражском саммите G8 государство научилось сводить к минимуму эффективность данной тактики. Вскоре после провального опыта Генуи (итальянский город Генуя, где в 2001 году проходил очередной саммит G8 стал ареной небывалых столкновений между полицией и демонстрантами-леворадикалами - Прим М.) и нескольких неудачных попыток реализовать тактику Чёрного Блока в США, поднялись голоса, призывавшие с одной стороны к более воинственной и конспиративно организованной деятельности, и с другой стороны – к отказу от участия в протестах против саммитов, ставших напоминать театральные представления". 
(Джо Блэк. Анархизм, восстание и повстанчество. http://mpst.anho.org/category/diskussionnye_materialy/ )

Во-вторых, сильное влияние на развитие повстанческого течения в анархизме оказали греческие события. Оказалось, что прямая атака на капитал и полицию способна привлечь тысячи молодых людей. Впервые с 1968 г., а может быть и с более ранних времен испанской революции 1936-1939 гг, анархизм превратился в массовое движение, не связанное с соблюдением действующих государственных законов, с судами, с коллективными договорами профсоюзов и бизнеса . Анархизм стал тем, чем он и был изначально - восстанием масс.

"Встретишь Будду - убей Будду", говорили дзенские монахи. Лозунг греческих анархистов, "Плюнь на 1968, сражайся сейчас", оказался неожиданно актуален. Он сработал. В этом основа инсурекционизма - не ищи субъект революции, т.е. ее движущую силу, а стань ей, не жди никаких событий, а организуй их сам, не ищи правды в прошлом или будущем, а действуй в настоящем. 
Всегда находиться на острие борьбы - вот идея.

Нет сомнения: инсурекционизм - живое движение внутри анархизма, порвавшее со старыми ритульными действиями, давно утратившими смысл. Глядя, как испанские анархо-синдикалисты из некогда грозной полуторамиллионной повстанческой CNT - ныне мирного легального профсоюза под вывеской анархизма, так вот, глядя на то, как эти анархисты числом в двадцать рыл позволили себя избивать на пикете одному (!) ублюдку-буржую, дабы не нарушать спокойствие и порядок и "не поддаваться на провокации", понимаешь, что старые имена мертвы. А когда узнаешь, что та же организация судилась со своими бывшими товарищами за бренд (CNT), что она ведет судебные процессы с целью получить имущество старой CNT, чувствуешь горечь за Дуррути и Аскассо - активистов старой CNT, великих революционеров-повстанцев прошлого, которые теперь, вероятно, в ярости ворочались бы в своих гробах, узнай они о происходящем.  
(Нищета Профсоюзов, Гибель Старых Имен. http://shraibman.livejournal.com/400258.html )

Но не надо впадать в экстаз по поводу инсуррекционизма. Анархистская революция в мире нигде еще не победила, в том числе в Греции. Действия небольших повстанческих групп могут привлечь внимание и вызвать к жизни множество подражателей, но способны ли они породить массовое социально-революционное движение угнетенных - это большой и очень серьезный вопрос.

Анархизм - это не только метод, но и цель. Ядро анархизма, в изначальном бакунинском смысле, - прямое действие. Значит, действие, совершаемое вне рамок буржуазных правил и законов, мешающих людям выражать свои интересы непосредственно, значит действие, совершаемое по решению собраний участников (прямая демократия), а не в соответствии с решениями вождей, верхушки, ЦК.

Прямое действие совершается не только ради самого себя, а и для того, чтобы обрушить систему, заменив ее иным строем, в котором оно станет нормой поведения, а не исключением из правила. Иными словами, цель анархизма - бесклассовое и безгосударственное общество (антиавторитарный социализм), в котором никакие силы не препяствуют людям управлять своей жизню самостоятельно, через общие собрания. Имеются, однако, определенные сомнения по поводу того, что подобная революция может вырасти из инсуррекционизма.

До сих пор такой победной революции не было, значит все нужно подвергать критике и сомнению, любое движение, включая и инсурекционизм. Следуя логике самого инсуррекционизма можно сказать: "Плюнь на инсуррецкионизм, думай и действуй сам!"

ЧАСТЬ 2

Повстанческий анархизм не подразумевает непременно вооруженную борьбу, хотя и не исключает ее.
Приверженцы инсурекционизма видят основным методом, скорее, саботаж, насилие против вещей. Не отвергая ни борьбу на территории, ни борьбу на производстве, ни пропаганду, они выбирают нападение основным методом. Основной же структурой, которая ведет борьбу, являются малые группы. 

Джо Блэк пишет: "Метод организации, который предпочитают инсуррекционисты, работает по следующему принципу: "Минимальное количество организации, необходимое для достижения результата всегда максимизирует эффективность наших действий". Это означает что маленькие группы товарищей, которые хорошо друг друга знают и имеют достаточно много времени, для того чтобы обсуждать совместно цели и предпринимать действия. Это - так называемые аффинити-группы. Нам говорят, что: "быть близкими с товарищами означает достаточно хорошо их знать и постоянно углублять это знание. Вместе со знанием растёт и близость, и в определённый момент становится возможным совместное действие." (1)

Сила повстанческого анархизма, в том, что он лучше отвечает реалиям нашей репрессивной эпохи, эпохи, когда капитализм постепенно отказывается от соблюдения каких бы то ни было человеческих прав. Бизнесмен, чиновник и бандит - вот тот стальной треугольник, который сегодня играет ключевую роль в государственной политике. Организованные трудящиеся в лице легалистских профсоюзов больше не нужны и с ними никто не собирается договариваться. Они - лишние на этом празднике жизни и их влияние быстро падает во всем мире. (2)

Инсуррекционисты знают, что небольшие группы часто слишком малы, чтобы достигнуть цели в одиночку. В этом случае инсуррекционисты говорят, что группы могут вступать на короткие промежутки времени во взаимодействие для достижения какой-либо цели.

Исследователь инсуррекционализма, Питер Гелдерлос, отмечает, что "сторонники повстанчества в маленьких аффинити-группах лучше подготовлены к обсуждению, оценке и разумному планированию нелегальных решительных прямых действий (не служащих интересам государства), чем приверженцы организации, потому что стремятся применять лучшие средства предосторожности, и их структура разумнее продумана касательно избежания репрессий". (3)

Еще одна особенность инсуррекциолизма состоит в том, что он никак не формулирует предствления о будущем обществе. Инсуррекционисты говорят: "мы за прямое действие и прямую демократию, за то, чтобы на основе этих вещей, которые и складываются в эпохи больших восстаний, строить новое общество, в тех формах, которые участники процесса и сочтут нужным. Мы не должны навязывать обществу те или иные модели развития. Наше дело - разбудить вулкан восстания с помощью пропаганды действием".

Сила инсуррекционизма в том, что он возвращает анархизму смысл и цели, осуществляя радикальный разрыв со всем существующим и отказываясь играть по правилам и нормам буржуазной системы. Но это не означает, что инсуррекционализм безупречен.

Во второй половине 20го века несколько раз было так, что из маленьких групп леворадикальной городской герильи вырастали массовые повстанческие движения угнетенного класса. В случае Ирана это были организации федаинов и моджахеддинов 70х гг (последние собирали на свои митинги до 500 тыс чел, а их собственная численность превышала 100 тыс), в случае Италии - Красные Бригады, численность которых, возможно, достигала на пике их влияния 25 тыс. Обе герильи были авторитарны, в отличие от инсуррекционистов. (4) Впрочем, есть пример бурного разрастания антиавтиоритарной герильи из крошечных первоначальных групп - анархо-коммунистическое рабочее движение в Российской империи в 1904-1907 гг. (5)

Но есть и примеры другого рода. Коммунисты рабочих советов (германо-голландские ультралевые) тоже пытлись вести городскую герилью во второй половине 20х гг: именно из этой среды вышел несчастный Маринус Ван дер Люббе, который поджег рейхстаг, чтобы вызвать рабочее восстание. Восстания не случилось, а нацисты использовали ситуацияю, как повод для репрессий против оппозиции, которые они, впрочем, все равно осуществили бы. Анархист-повстанец Северино Ди Джованни совершил множество боевых операций в Аргентине, в конце 20х гг, вместе со своими друзьями. Хотя в Аргентине в те годы действовало могучее анархо-коммунистическое рабочее движение ФОРА, оно не только не поддержало Ди Джованни, но и выступило с резкой его критикой. Правда само это движение быстро рассыпалось под ударами диктатуры генерала Урибуру в начале 30х гг. До прямого восстания оно так и не дошло.

В первом случае городская герилья действовала в условиях общественного подъема и обострения классовой борьбы в 1904-1907 гг, и в1968-1970х гг. В случае Германии начала 30х гг. классового подъема таких масштабов не было, что касается Аргентины, то ситуация не ясна и требует дальнейшего изучения. Тем не менее, можно утверждать, что городская герилья лишена перспектив в условиях социальной пассивности.

Cила инсуррекционизма может обернуться его слабостью. Какими бы неуловимыми не были городские партизаны, рано или поздно они все равно будут уловлены. Прав Борис Кагарлицкий в своем исследовании Партизанщина: "Единственная проблема любого повстанческого движения — пополнение молодежью. Если есть люди, будет и оружие. Пусть его будет недоставать, пусть будет нехватка опытных специалистов, пусть из-за устаревшего снаряжения будут дополнительные потери. Все это не имеет никакого значения до тех пор, пока есть свежее пополнение".(6) 5 или даже 15 маленьких групп будут выловлены и их деятельность прервется, если не будет пополнения.

Инсуррекционизм бессилен, если его корни не будут погружены в питательную среду социальных движений, если его акции останутся непонятны участникам этих движений, не будут ими поддержаны. И напротив, социальные движения не способны сегодня двигаться вперед без радикального обновления. Мы видели это на примере, как минимум двух выступлений угнетенного класса - движения жильцов против уплотнительной точечной застройки в Москве и других городах, и рабочей забастовочной волны 2007-2009 гг. Оба движения опирались на, главным образом, легальные подзаконные методы, и оба были наголову разбиты репрессиями.

Впрочем, существует точка зрения, что сегодняшние социальные движения - это либо пожилые люди, либо люди 25-40 лет, мнящие себя "сознательными гражданами"... коллективы сборщиков подписей и только. Теоретически, инсуррекционизм сам по себе может стать особой культурой сопротивления и социальным движением, которое придет на смену движениям жильцов и профсоюзам и будет опираться на молодежь. Но даже если это возможно, перед инсуррекционизмом останется задача формирования массовой базы движения. И не факт, что он сможет решить эту задачу.

Другая слабость инсуррекционизма - неготовность к разработке иных, отличных от рыхлых временных союзов аффинити-групп, видов организованной деятельности. Между тем, ни одно большое социальное движение, на рабочем месте или на территории (а, тем более, новое антиавторитарное социалистическое общество) не могут работать без регулярных общих собраний, без прочных союзов между такими собраниями, с обязательным соблюдением всех договоренностей. Необходимы такому движению и выборные органы координации и технического управления (советы) с обязательной отчетностью перед собраниями об исполнении их наказов, с правом перевыборов делегатов от собраний в любой момент.

Впрочем, часть инсуррекционистов осознает эти проблемы. "Очевидно, - отмечает Джо Блэк, - что либертарная революция требует организации большого количества людей. Инсуррекционисты признают это, они предпринимали построить теоретические модели массовых организаций, подходящих под их идеологические принципы. Автономные Ячейки, как их назвали, изначально опирались на Автономное Движение работников Туринской железной дороги и самоуправляемые лиги против ракетной базы в Комисо. Альфредо Бонанно в "Борьбе Анархистов" описал этот опыт борьбы: "Теоретическая модель такого типа была использована в попытке предотвратить строительство американской ракетной базы в Комисо в начале 80-ых. Анархисты, участвовавшие в конфликте в течение двух лет, создали "самоуправляющиеся лиги". Он подытожил их опыт следующим образом: «Эти группы не должны состоять только из анархистов. Любой, кто готов бороться для достижения определённых целей, даже сильно ограниченных, может участвовать в борьбе до тех пор, пока принимают ряд важных условий. Во-первых, это тактика "перманентного конфликта", предполагающая, что группы участвующие в нём постоянно атакуют ту реальность, в которой сами находятся, не ожидая приказов откуда-либо. Второй характеристикой "автономности" является отказ от подчинения или даже сотрудничества с политическими партиями или профсоюзными организациями..."Другой инсуррекционист, О.В., определил лиги, как "элемент, связывающий неформальные анархистские организации с ведущими социальную борьбу группами людей" и говорил о них: "Эти атаки организованы ячейками совместно с анархистскими структурами, которые обеспечивают практическую и теоретическую поддержку, находя средства, необходимые для действия, указывая на структуры и конкретных людей, ответственных за репрессии, и предоставляя минимум, необходимый для защиты от попыток идеологизации или политизации движения властью или просто репрессий". " (7)

  1. (Джо Блэк. Анархизм, восстание и повстанчество. http://mpst.anho.org/category/diskussionnye_materialy/ )
  2. Питер Гелдерлос. 
    Восстание или Организация http://mpst.anho.org/category/diskussionnye_materialy/
  3. Рабочий, помни: легализация твоего союза опасна для жизни!
    http://shraibman.livejournal.com/250556.html
    Капитализм, криминализация, диктатуры
    http://shraibman.livejournal.com/447322.html
    Конец легальных профсоюзов и начало новой эпохи
    http://shraibman.livejournal.com/430630.html
  4. Красные бригады
    http://shraibman.livejournal.com/454103.html
  5. Анархо-коммунистическое рабочее движение в Закавказье
    http://shraibman.livejournal.com/57065.html
    Еврейский анархизм
    http://zhurnal.lib.ru/m/magid_m_n/evranarch.shtml
  6. Борис Кагарлицкий. Партизанщина
    http://kagarlitsky.narod.ru/novgaz46-110900.html
  7. См. пункт 1.

Статья взята с http://shraibman.livejournal.com/478542.htm

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Многие считают, что обнаружение белорусскими спецслужбами тридцати трёх (по другим сведениям - тридцати двух) российских вагнеровцев - предвыборная провокация. Это вполне возможно, учитывая нрав Лукашенко. Но возможен и другой вариант. Нет, копать под Луку сейчас Путин не будет. Любой новый...

4 дня назад
6
Michael Shraibman

Арбаин - поминки, проводимые на сороковой день мученичества Имама Хусейна, который вместе с 72 сподвижниками пал в неравной битве с армией омейядского халифа Язида. Паломничество в Арбаин - одно из главных событий у мусульман-шиитов. Они собираются в городе Кербела - на территории современного...

5 дней назад