Уроки эллинской мудрости

В сентябре 2007 года перестало биться сердце одного из старейших преподавателей Саратовского университета профессора, доктора исторических наук Владимира Григорьевича Боруховича. В этом году (16 декабря) ему исполнилось бы 90 лет. Коллеги и ученики Владимира Григорьевича выпустили в честь него сборник воспоминаний и писем тиражом в 600 экземпляров в университетской серии «О времени и о себе». Мне тоже хочется внести посильный вклад в сохранение памяти о замечательном человеке.

Владимир Григорьевич Борухович прошел нелегкий путь, выпавший на долю человека ХХ века в Советской стране. С 16-ти лет он начал свою трудовую биографию, поступив фрезеровщиком на ленинградский завод «Прогресс». Без отрыва от производства ему удалось получить среднее образование и поступить в университет. Борухович не гнался за карьерой и избрал своей специализацией «непрестижную» академическую отрасль – историю древнего мира. Наставниками молодого студента стали выдающиеся знатоки античности, coхранившие высочайший уровень дореволюционной российской науки. Но через два года мирная студенческая жизнь была прервана разразившейся войной с нацистской Германией.

Четыре года Владимир Григорьевич провел на фронте в должности стрелка-радиста танкового расчета. Впоследствии он неохотно делился своими военными воспоминаниями. В отличие от записных «говорунов», расписывавших «блистательные победы», Борухович был человеком совестливым и врать органически не мог. Правда, в конце жизни, он не принял и нового модного течения, заключавшего в смаковании неоправданных потерь и изображении бездарности сталинского руководства. Прочитав роман Виктора Астафьева, Владимир Григорьевич остался удручен прочитанным. Он говорил, что можно привести гораздо больше ужасов и вопиющих примеров. Но от книги Астафьева веет беспросветной безнадегой, чего в реальной войне не было. Если бы не было надежды, то победа была бы невозможна.

В 1945 году Владимир Григорьевич вернулся к учебным занятиям. Но и в среду академической науки ворвались сталинские ветры. Начался поиск так называемых «космополитов». Травле в том числе был подвергнут и научный руководитель Боруховича – С.Я. Лурье. Владимир Григорьевич не отрекся от своего учителя и, по мере сил, помогал ему в тяжелое время.

После окончания Ленинградского университета Борухович был определен на работу в Мурманск, а через четыре года – перевелся в Горьковский университет. Там у него возникли трения с антисемитски настроенным начальством, и Владимир Григорьевич с удовлетворением воспринял приглашение на работу в Саратовский университет, где возглавил кафедру истории древнего мира.

В Саратове Борухович преподавал более тридцати лет. Выдающийся знаток античности сумел привить любовь к древности нескольким поколениям местных студентов. Мне довелось в начале 80-х годов прослушать спецкурсы Владимира Григорьевича по истории греческого искусства и по античной эпиграфике. Это были не сухие академические занятия. Казалось, что сумрак тысячелетий растаял, и перед нами вставали живые люди древности с их верованиями и обычаями, их прозрениями и заблуждениями. Владимир Григорьевич рассказывал о древних так, как будто они были его близкими знакомыми. И это – вовсе не в ущерб фундаментальным знаниям. Более того. Он стал дополнительно заниматься с нами древнегреческим языком, хотя эти занятия не входили в учебный план и не считались обязательными.

До сих пор помню, как профессор читал древнегреческих поэтов в оригинале. Точнее сказать, он не читал, а разговаривал на давно ушедшем языке. Живых носителей древнего языка, естественно, не осталось. Но когда мы слушали Владимира Григорьевича, у нас складывалось впечатление, что мы видим перед собой настоящего древнего грека. Причем Борухович придерживался мнения, что языком можно овладеть не столько по учебнику, сколько путем погружения в стихию живого литературного материала. И мы сами разбирали «Одиссею» Гомера, представляя варианты переводов, может быть, не отделанных литературно, зато представлявших собой плод самостоятельных разысканий. При этом Владимир Григорьевич был готов прочитать целую лекцию по каждой гомеровской строке и подробно рассказать о любом труднопонимаемом слове или выражении.

Хочется сделать отступление вот по какому поводу. Сейчас стало модным измышлять различные «альтернативные» истории. А. Фоменко и Г. Носовский создали целую «школу» по переписыванию мировой истории по созданному ими шаблону. К сожалению, эти «концепции» утвердились в головах полуобразованных людей. Это, к сожалению, говорит об уровне нашего гуманитарного образования. Преподавание истории ведется по скучным наукообразным учебникам. И ученики невольно приходят к убеждению, что история всех эпох придумана «учеными дядями», чтобы засорять им мозги ненужными датами и именами.

Если бы такие люди, как Владимир Григорьевич Борухович, имели возможность обращаться к телевизионной аудитории, то число подобных скептиков значительно поубавилось. Настоящий специалист умеет показать достоверность сообщаемых им сведений. Настоящую историю, как и настоящую жизнь невозможно выдумать, ее можно только пережить. Такие уроки эллинской жизни и преподавал студентам Владимир Григорьевич.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Владимир Платоненко

В случае победы Украины над РФ наибольший выигрыш получит коллективный Запад. Экономика Украины будет полностью разрушена, и создавать её заново будет Запад (а кто ещё?), а значит - в своих интересах. Это будет тем более легче, что на чистом листе можно писать любое слово. Вооружена Украина тоже...

3 недели назад
3
NinaT

Расспросила знакомую о том, как у них прошел первомай. Вот её рассказ. Первомай в Каталонии отмечают по-разному.  И кто-то специально едет в Барселону , а кто-то местом действия выбирает свой город. Например, в Матаро, когда-то городе ткачей и стеклодувов, где до сих пор чтят и помнят...

1 месяц назад
11