Борьба против интернет-цензуры: зачем корпорации навязывают SOPA и PIPA?

26 октября 2011 года в Палату представителей Конгресса США был внесён законопроект под названием «Stop Online Piracy Act» (Акт о борьбе с онлайн-пиратством). Законопроект был основан на документе «PROTECT IP Act» (Акт о предотвращении онлайн-угроз экономической деятельности и кражи интеллектуальной собственности), предложенном ранее Сенатом. Принятие данных инициатив в качестве законов дало бы правительству США беспрецедентные возможности по контролю над интернет-пространством. Спустя 3 месяца оба законопроекта были изъяты из законодательных органов под давлением растущей протестной активности, частью которой была 24-часовая остановка работы ряда крупных веб-сайтов, прежде всего, англоязычной Википедии. Дискуссия вокруг SOPA и PIPA — новый виток давно идущих в обществе дебатов о вопросах интеллектуальной собственности, цензуры,о проблеме корпоративного и правительственного контроля за интернет-пространством. Все эти моменты,безусловно, остаются актуальными даже после отказа от принятия вышеупомянутых одиозных актов.

Демократическая и республиканская партии, более полутора веков напряжённо изображающие политическую борьбу между собой, оказались едины в поддержке корпоративных интересов и интернет-цензуры. Поведение корпораций, связанных с интернет-бизнесом было различным — оппозицию корпоративному контролю над глобальной сетью порой составляли компании, которые фактически уже контролируют значительную её часть.

Цензурируя сеть

Огромная важность SOPA и PIPA для властей США состояла в том, что эти законодательные акты предусматривали возможность по сути полноценного цензурирования интернет-пространства под предлогом борьбы с пиратством. К примеру, государственные институты получили бы право запрещать поисковым системам давать ссылки на сайты, заподозренные в распространении пиратского контента.Действующее законодательство позволяет правительству закрывать веб-страницы, связанные с несанкционированным распространением информации, защищённой авторским правом. SOPA и PIPA дали бы право закрывать целые интернет-домены.

Защитники вышеупомянутых законодательных инициатив уверяли, что их действие могло затронуть только зарубежных распространителей пиратского контента. В реальности, SOPA и PIPA предусматривали наделение властных институтов значительными полномочиями с минимальной прозрачностью. Уже имеется немалый опыт использования принятого в период президентства Джорджа Буша младшего «USA PATRIOT Act», направленного якобы на борьбу с терроризмом, и отменившего для подозреваемых преступлениях с ним связанных право на оспаривание законности ареста в суде, для ареста и удержания в тюрьмах совершенно невиновных людей. Аналогичным образом «RICO Act», принятый ранее для борьбы с организованной преступностью, использовался для расправы с рабочим движением.

В 2010 году Департамент Юстиции рассматривал возможность использования законодательства о защите интеллектуальной собственности для преследования Джулиана Ассанжа, под предлогом того, что некоторые из сведений, размещённые на руководимом Ассанжем портале WikiLeaks составляли коммерческую тайну. SOPA и PIPA давали бы американскому правительству возможность вообще закрыть доступ к WikiLeaks для американских пользователей, а также применять подобные меры и к другим веб-сайтам, имеющим политическое значение.

Тем не менее, злоупотребление законодательством в политических целях это ещё не всё. Основной целью законодательных инициатив была защита информации, как собственности корпораций. Угроза демократическим свободам идёт не только от злонамеренного давления со стороны властей,но и от самой природы интеллектуальной собственности. Потерпев поражение в борьбе за SOPA и PIPA,власти США попытались отыграться, осуществив показательное закрытие файлообменного сервиса MegaUpload, используя действующее законодательство по защите авторских прав, чем продемонстрировали свою решимость бороться на этом фронте дальше.

Что такое интеллектуальная собственность?

Развитие глобальной сети интернет дало жителям разных уголков мира беспрецедентные возможности по обмену информацией. Однако рост свободного распространения книг, музыки, фильмов и других продуктов сильно ударил по прибылям крупных медиакорпораций. Попытка защиты этих прибылей как раз и строится на юридическом понятии интеллектуальной собственности и связанных с ним законах. По сути это защита монополии медиакорпораций на распространение информации.

Крупнейший из корпоративных защитников SOPA и PIPA — «Motion Picture Associacion of America» — объединение шести медиакомпаний — «GE», «Disney», «Newscorp», «TimeWarner», «Viacom» и «CBS».Эти шесть компаний владеют правом собственности на большую часть медиапродукции, выпускаемой в США. Их прибылей достаточно, чтобы обеспечивать весьма внушительной лобби таким инициативам как SOPA и PIPA.

Законодательство о защите интеллектуальной собственности создавалось под предлогом поддержки работников интеллектуального труда за счёт обеспечения их права на получение дохода от производимых ими же информационных продуктов, а значит, в конечном счёте, стимуляции их деятельности.В реальности, основной эффект этого законодательства сводится к защите возможностей крупных корпораций по получению прибыли на интеллектуальном и творческом труде своих работников. Артисты,журналисты, изобретатели, все вынуждены связывать себя контрактными обязательствами,обеспечивающими доходы медиабизнесу. Собственность на произведения искусства и возможность получения прибыли от их распространения сохраняется за корпорациями даже после смерти артистов! Защита информации, якобы принадлежащей корпорациям, предполагает значительное усложнение доступа к ней, что в итоге не стимулирует, а подавляет активную интеллектуальную и творческую деятельность.

Многие из тех, кто в целом разделяет негативную оценку социального эффекта корпоративной интеллектуальной собственности, считают борьбу с авторским правом не слишком важной. Действительно,так ли страшно, что кому-то приходится платить лишние деньги за музыку или кино, когда огромное количество жителей нашей планеты не может обеспечить себе даже регулярное питание?

На деле же, всё не так просто. Речь идёт не только о сфере развлечений и искусстве. Ещё один из крупнейших защитников SOPA и PIPA — компания «Pfizer», гигант фармацевтического рынка.Руководство этой организации мало волнует, кто какие фильмы смотрит и какую слушает музыку.Их дело — защита собственной доли производства и продажи лекарственных средств, в том числе и посредством недопущения на американский рынок более доступных по цене зарубежных аналогов своих продуктов. Для многих простых американцев возможность покупки, к примеру, канадских аналогов американских медикаментов через интернет зачастую является спасением, по-настоящему вопросом жизни и смерти. С серьёзными сложностями в последнее время стали сталкиваться фермеры, причём не только в США — в руках корпораций оказываются авторские права на сорта растений. Производящий тяжелейшим трудом продукты питания фермер, и без того не шикующий со своих доходов, зачастую обязан делать внушительные выплаты в сторону компаний-владельцев авторских прав. Капиталисты скорее всю землю уморят голодом, чем откажутся от лишней прибыли.

Оппоненты SOPA и PIPA в корпоративной среде, такие как, например, Google и Facebook, предлагают в качестве альтернативы свой вариант законопроекта — «Акт о защите цифровой торговли» («Online Protection and Enforcement of Digital Trade Act»). Этот документ принципиально не отличается от SOPA и PIPA, представляя из себя лишь более мягкий вариант той же политики.

Роль профсоюзов

Учитывая ту угрозу, которую для трудящихся представляет ужесточение законодательства в области защиты интеллектуальной собственности, откровенную его направленность на защиту интересов корпораций, следовало бы ожидать ответной реакции профсоюзного движения. Однако крупнейшая конфедерация профсоюзов AFL-CIO выступила в поддержку SOPA и PIPA! Наиболее активными оказались профсоюзы, представляющие актёров, музыкантов и других работников сферы развлечений.

Позицию руководства конфедерации профсоюзов в отношении угрозы свободы слова в интернет пространстве высказал председатель Отдела профессиональных работников Пол Альмейда:

«Свобода слова и беззаконие в онлайн-пространстве — не одно и тоже. Никакого противоречия между стремлением сохранить свободноразвивающийся интернет и обеспечить защиту прав интеллектуальной собственности нет. Защита интеллектуальной собственности это не цензура. Законодательство,защищающее свободу слова, не защищает тех, кто ворует».

Альмейда назвал пиратство «кражей зарплат». На самом же деле реальное воровство осуществляют корпорации, продвигающие инициативы, подобные SOPA и PIPA. Их руководители зарабатывают миллионы и миллиарды на работниках, получающих в самом лучшем случае тысячи. Лицемерие корпораций-защитников авторских прав проявило себя в высшей степени в период забастовки сценаристов 2007–2008 годов. Тогда, при отсутствии роста в зарплатах работников, корпорации значительно увеличили свой доход на онлайн-вещании и продаже медиапродукции через интернет.Сценаристы в этой ситуации, по сути, протестовали против своего положения дойных коров, с которых хозяину хочется получить побольше молока, затратив как можно меньше корма. Теперь же хозяева кричат о том, что ужесточение законодательства об интеллектуальной собственности нужно им для защиты и улучшения положения работников!

Профсоюзным боссам, защищающим копирайт, следовало бы взглянуть на тексты контрактов, по которым трудятся их рядовые члены. Вот хороший пример, от издательства «Full Fanthom Five»:

«Автор несёт финансовую ответственность за любые, удовлетворённые судом, претензии в отношении написанного им произведения. Авторское право на книгу принадлежит издательству. Издательство имеет право использовать имя автора или его псевдоним без его/её разрешения, даже если автор в данный момент не участвует в создании серии произведений. Автор не имеет права подписывать контракты,входящие в противоречие с текущим. Публикация фотографий автора и деталей его биографии издательством допускается без специального разрешения автора. Публичное разглашение информации о сотрудничестве с издательством наказывается штрафом в $50000» (Цитата по статье «Inside Full Fanthom Five, James Frey’s Young-Adult-Novel Assembly Line» из журнала «New York Magazine»).

Профсоюзы должны заниматься защитой не корпоративных прибылей, а интересов работников,в частности попираемых подобными контрактами. Борьба за достойные условия труда для работников медиаиндустрии принесёт куда больше пользы, чем пресловутая борьба с цифровым пиратством.

Трудящимся необходимы профсоюзы, готовые обличать лицемерие корпораций с их копирайт-идеологией и бороться с ним, в том числе и путём забастовок. Кроме того, открыто выступив за свободный доступ к информации, профсоюзы могли бы привлечь на свою сторону и многих простых трудящихся, являющихся потребителями продуктов, защищённых сегодня авторским правом. Своей же текущей позицией AFL-CIO нанесла серьёзный урон своему имиджу среди гражданских активистов. Инициативу в движении против SOPA и PIPA перехватили пиарщики корпораций. Борьба реальных интересов капиталистов и трудящихся превратилась в торги между капиталистами из Голливуда и Кремниевой долины!

Интернет-протесты

Интернет-протесты против SOPA начались с индивидуальных писем членам конгресса, продолжились вывешиванием аватарок с лозунгами в социальных сетях и достигли кульминации 18 января, когда целые веб-порталы прекратили свою работу на 24 часа, вывесив на своих главных страницах сообщения протеста против SOPA. Крупнейшими участниками акции отключения были компании Google, Craigslist и Reddit, а также некоммерческие проекты Википедия и Mozilla. К интернет-гигантам присоединялись менее значительные веб-сайты. Против законодательной инициативы было собрано более 14 миллионов подписей, 10 миллионов из которых принадлежат людям, обладающим избирательным правом. Перед таким напором политики всё же решили отступить.

Отключение интернет-сервисов в знак протеста оказало эффект схожий с эффектом, производимым забастовкой. Бизнес понёс экономический ущерб, однако это была скорее забастовка отдельных группировок капитала, чем реальный протест трудящихся. Работа глобальной сети в общем и целом продолжалась и продолжалась она именно потому, что 18 января не работники интернет-порталов и операторов связи прекратили свою работу, а только лишь руководители организаций решили на время прекратить предоставлять услуги. Своё слово в этот раз сказали не трудящиеся, а бизнес, на успешность которого дополнительная законодательная регуляция обмена информацией влияет негативно.Социальные сети и поисковые системы попросту неспособны до конца контролировать информацию,проходящую через них, либо не желают тратить деньги на обеспечение такой возможности, именно поэтому, а вовсе не из благих намерений они выступили против SOPA и PIPA. Компании типа Google имеют за собой целую историю незаконного сбора пользовательских данных, сотрудничества с одиозными политическими режимами и ограничения доступа пользователей к информации. Собственно участие Google в протестах против SOPA и PIPA во многом имело характер пропагандистской работы. Пиар-специалисты компании активно замыливали антикорпоративный характер протеста. Вся кампания против законодательных инициатив, проводимая корпорациями свелась к тому, чтобы превратить протест против жадности медиамонополий в акцию поддержки интернет-монополий.

Свободный интернет?

В сообщении, размещённом на главной странице англоязычной Википедии в период её отключения 18 января говорилось о том, что законопроекты SOPA и PIPA «Могут нанести непоправимый вред свободе и открытости интернета». Та же мысль была и в головах большинства рядовых участников протеста.И всё же, для того, чтобы защитить тот самый свободный интернет, недостаточно остановить пресловутые законопроекты, недостаточно было бы и отмены законов о защите интеллектуальной собственности вообще, если бы таковая даже состоялась.

Все события вокруг SOPA и PIPA наглядно продемонстрировали единство политиков обеих крупнейших партий в защите интересов крупного бизнеса. Законопроекты изначально были предложены членами Демократической партии, которая традиционно представляется как более либеральная и менее повязанная с корпоративными интересами, что на деле, конечно же, не так.

Угроза свободе интернет не ограничивается цензурными инициативами правительств. Сами интернет-компании подчас делают в этом плане гораздо больше, а в условиях капитализма именно они контролируют всемирную паутину. 70% рынка поисковых систем сегодня принадлежит Google, по сути, эта компания и несколько её ближайших конкурентов обладает огромной властью над информационными потоками. Забастовка интернет-капитала 18 января как раз таки продемонстрировала силу и власть,сосредоточенную в его руках. Большинство людей не задумалось об этом, потому что акция была направлена против непопулярных законопроектов, тем не менее, следующая подобная акция вполне может быть направлена и в другую сторону, например на защиту неоднозначных действий по сбору пользовательских данных.

Вместе с тем, некоммерческие проекты, вроде Википедии, демонстрируют нам каким может быть свободный обмен информацией даже в рамках капиталистического общества. Википедия, хоть и принадлежит частному фонду, всё же являет собой отличный пример того, что могут сделать люди всего мира, работая сообща, будучи движимы лишь желанием получать и передавать знания. Сегодня Википедия, при всех её недостатках, стала одним из ключевых источников получения информации для интернет-пользователей. Проблемой остаётся влияние корпораций и бизнеса, от которых проект по-прежнему зависит в финансовом плане.

Борьба за свободу интернета непременно предполагает борьбу против законодательных инициатив вроде SOPA и PIPA. Аналогичные инициативы выдвигаются и в России в виде поправок в Гражданский кодекс, суть которых ёмко пояснил министр юстиции Александр Коновалов, заявив, что «информационные посредники, осуществляющие передачу материалов в сети интернет или предоставляющие третьим лицам возможность размещения материалов в сети интернет, несут ответственность за нарушения интеллектуальных прав на общих основаниях при наличии вины», т. е. по сути возложил часть ответственности за так называемое незаконное распространение информации на операторов связи и услуг хостинга.

Однако стоит смотреть на ситуацию и в более далекой перспективе, а такой взгляд предполагает борьбу против контроля над интернет-пространством со стороны бизнеса, а это предполагает борьбу против аналогичного контроля над экономикой. Корпорации, которым сегодня принадлежит информация и рычаги по контролю за её обменом, должны быть национализированы под демократическим контролем рабочего класса, учёных, студентов. Ключевые решения, влияющие на функционирование глобальной сети должны принимать только демократически избираемые этими людьми органы, а не советы директоров корпораций.

Социалистическое общество сможет обеспечить права автора, производителя интеллектуального продукта без ограничительного законодательства подобного нынешним законам о защите авторских прав.Только плановая экономика, управляемая демократически в интересах большинства сможет добиться того, чего никогда не добьётся рынок — достойной оплаты труда художников, программистов,журналистов и исследователей, без ограничения доступа к продуктам их труда для всех остальных. Нигде в мире люди не должны умирать из-за того, что местные производители не могут позволить себе оплатить право на производство лекарства, разработанного в другой стране, либо попросту считают это невыгодным!

Джордж Мартин Фелл Браун «Социалистическая альтернатива» (КРИ в США)

Источник

Комментарии

Переходите все в fidonet, его не отцензурируешь)
Голосов пока нет

Наведу порядок я с бандой пролетарскою...

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Эта тема часто всплывает при обсуждениях. Поэтому захотелось собрать вместе разные вещи, свести их и поговорить об этой стране в современных условиях. Китай - капиталистическая страна с резким преобладанием частного сектора - результат реформ последних 40 лет, и с очень масштабным...

2 дня назад
Эдуард Лимонов
Michael Shraibman

Лимонова как писателя я не любил, хотя нет сомнений в том, что некоторые его ранние вещи написаны талантливо. В них - убогая эмигрантская жизнь и мечты о личном возвышении. Все это описано ярко и так сочно, что выглядит довольно правдиво (по крайней мере в отношении части людей) и в этом смысле оно...

1 неделя назад
4

Свободные новости