Деятельность московских синдикалистов в профсоюзах парфюмеров и пищевиков 1917-1918 годы

В эпоху Второй российской революции (1917 - 1921 гг.) синдикалисты, как организаторы, принимали активное участие в профсоюзном движении. Ее ярким примером является деятельность активистов Московского Союза Революционно-Синдикальной Пропаганды (МСРСП), в 1918 г. завоевавших преобладающее влияние в «Союзе рабочих парфюмерного, мыловаренного, химико-фармацевтического, фруктово-медоваренного и других сходных производств» (1). История МСРСП начинается весной 1917 г., когда московские синдикалисты (А.А. Боровой, Н.И. Проферансов и др.) вели пропаганду среди интеллигенции. Они пытались создать «Федерацию Союзов Работников Умственного Труда» - синдикалистский профсоюзный центр, призванный объединить работников интеллектуальных профессий стоявших на позициях классовой борьбы. Однако этот проект не получил развития, столкнувшись с сильной политизацией интеллигенции.

В феврале 1918 г. московские синдикалисты переориентировались на работу в уже действовавших профсоюзах. В феврале 1918 г. они создали МСРСП. Силами организации были изданы 8 книг и брошюр по истории, тактике и стратегии синдикалистского движения. Лидерами организации стали Н.И. Проферансов, Н.К Лебедев и Н.А. Критская. Среди ее ведущих активистов были Н. Милич, А. Солонович, А. Токарев, В. Иванов, М. Соколов. МСРСП стоял на позициях революционного синдикализма (2), выступая за развитие основанных на принципе «беспартийности» «классовых профессиональных союзов, организующих всех рабочих независимо от их политических настроений» (3). Участие в Советах они отвергли, считая эти организации «партийными». Взамен предполагалось создать «Советы рабочих союзов» из профсоюзных делегатов (4). Целью своей борьбы активисты МСРСП считали создание «трудовой республики» на основе федерации самоуправляющихся профсоюзов (5).

В феврале - сентябре 1918 г. под редакцией Н. Проферансова издавалась еженедельная газета «Рабочая жизнь». Ее редакция располагалась по адресу: улица Остоженка, 1-й Ушаковский переулок, д. 14, квартира 14. Всего вышло 28 номеров двухполосного формата. Тираж каждого из них насчитывал не менее 4000 экземпляров. На первой странице публиковались аналитические статьи, посвященные актуальным событиям. Разумеется, их тон был критическим по отношению к большевикам и иным политическим партиям. Вторая страница была занята, преимущественно, статьями и заметками о деятельности профсоюзов, присланных самими профсоюзными работниками. Давалась информация о резолюциях, выступлениях и действиях, близких принципам синдикализма. Так, например, «Рабочая Жизнь» поддержала членов «Союза фотоработников», в конце июля 1918 г., «за отказ платить по тарифу» захвативших предприятие фирмы «Фотоэкспресс»: «Хозяин говорил, что не хватает на расходы, но когда сотрудники взяли дело в свои руки, то, оказалось, что оборот фотографии в несколько раз больше, чем предполагали» (6). Среди известных общественных деятелей, сотрудничавших в газете, был П.П. Блонский, писавший о проблемах образования. Впоследствии он стал одним из основоположников советской педагогики.

Значительную роль в установлении влияния МСРСП в «Союзе рабочих парфюмерного, мыловаренного, химико-фармацевтического, фруктово-медоваренного и других сходных производств» сыграли Н. Проферансов, Н. Лебедев, Н. Критская и В. Иванов. Уже в апреле 1918 г. «Рабочая Жизнь» начала публиковать решения заседаний контрольных комиссий и представителей фабричных комитетов этого профсоюза. На собрании 24 (11) апреля правление союза постановило считать «Рабочая Жизнь» своим органом, публиковать в ней материалы о своей деятельности и распространять на предприятиях (7). Работники пищевого производства выделяли значительные средства на содержание газеты. Так, 2000 рублей были переданы в ее фонд рабочими кондитерской фабрики «Товарищества A. Ciy и К-о» (8). В мае делегатское собрание профсоюза приняло решение о регулярных пожертвованиях в фонд «Рабочей Жизни». 1000 рублей была выделено единовременно. К тому же, было решено выплачивать по 250 рублей ежемесячно (9).

Резолюции, принятые делегатами профсоюза, в значительной мере отражали синдикалистские принципы. Так, 21 мая делегатское собрание подтвердило внепартийный и самостоятельный характер союза, его ориентацию на взятие в свои руки управления производством. Указывалось, что деятельность профсоюза «должна направляться к созданию сильной и сплоченной организации рабочих, готовой взять промышленность в свои руки и освободиться от тяжелого гнета капиталистической эксплуатации». В условиях проводимых в стране социалистических преобразований профсоюз должен был оказывать «содействие по снабжению фабрик и заводов сырьем и рабочей силой, принимая меры к нормированию производительности», развивать у рабочих и служащих «сознательное отношение к трудовой и профессиональной дисциплине». Помимо защиты «правовых, профессиональных и экономических интересов своих членов», союз должен был готовить их к роли управляющих производством. Для этого предполагалось способствовать «приобретению рабочими технических знаний». В рамках союза планировалось создать сеть учреждений, обеспечивающих автономию его членов от государственных структур: биржу труда и ряд бюро (медицинской помощи, охраны труда и материнства, юридической помощи, статистическое, «редакционно-осведомительное», международный связей, культурно-просветительское) (10). Синдикалистская позиция союза проявились и в резолюции, принятой правлением в сентябре 1918 г. Авторы документа протестовали против перехода управления промышленностью на местах в руки областных советов народного хозяйства. В качестве альтернативы предлагалось передать управленческие функции профсоюзам: «правление не считает возможным передать функции по контролю, регулированию и статистическому учету в руки организаций, стоящих вне союза, и считает полное участие в этом деле неотъемлемым правом самого союза и его органов» (11).

В соответствии со стратегией МСРСП, подготовка кадров для органов рабочего самоуправления, стала одним из направлений работы синдикалистов уже весной 1918 г. Так, в марте – апреле они попытались создать «Рабочее общество изучения промышленности». Его задачей должна была стать организация занятий по изучению техники того или иного производства, экономических дисциплин и различных аспектов управления предприятиями. Решение о создании такого «рабочего института» было принято в апреле 1918 г. собранием инициативной группы рабочих (12). Однако продолжения этот проект не получил из-за отсутствия ресурсов.

Однако наивно полагать, будто в своей деятельности синдикалистские лидеры союза руководствовались исключительно идеологическими предпочтениями. Профсоюз активно выражал протест против тех мер Советской власти, которые шли вразрез с интересами рабочих пищевой и парфюмерной отраслей. Так, стремясь не допустить падения доходности предприятий, а следовательно – и зарплат рабочих, делегаты профсоюза потребовали отменить введенную летом 1918 г. карточную систему на отпуск мыла с московских фабрик . Бескомпромиссную борьбу синдикалистские активисты вели за повышение оплаты труда, уже с мая 1918 г. действуя через заводские и контрольно-хозяйственные комиссии. Так, в июне 1918 г. профсоюз выдвинул требование к фабрикантам о повсеместном повышении на 150 р. заработной платы всем категориям рабочих. Согласно отчету фабрично-заводских комитетов и делегатов, 13 владельцев предприятий согласились полностью удовлетворить это требование, 4 - отказали в прибавке полностью, 5 - выдали деньги авансом в 150 рублей, 6 - признали повышение зарплаты временно. Всего увеличения оплаты труда добились 5162 члена профсоюза. 60 % из них, согласно проведенному опросу, выразили удовлетворение прибавкой. Остальные, в той или иной мере, были недовольны (14). Вскоре МСРСП выдвинул лозунг индексации зарплаты в соответствии с ростом цен на предметы потребления, призвав профсоюзы проводить его в жизнь (15).

Серьезное внимание синдикалистские организации уделяли профсоюзному движению среди пекарей. Так, в июне 1918 года МСРСП поддержал решение булочников Рогожского района о выходе из союза пищевиков, приветствуя «желание рогожцев работать самостоятельно, в очень малой степени завися от центральной власти, которая <...> ни в коем случае не может стеснять самодеятельности отдельных членов этого целого» (16). В руководстве же профсоюза пищевиков играли важную роль представители другой организации синдикалистов, группы «Вольный Голос Труда» (17). Один из них, Н.И. Петров-Павлов в конце 1918 г. был избран заведующим Оргкомиссии профсоюза и затем, в 1919 - 1921 гг., трижды избирался от него депутатом Моссовета (18).

Деятельность МСРСП столкнулась с определенным противодействием со стороны представителей Советской власти. Так, в июле 1918 г. экспедиция газеты «Известия ВЦИК» первоначально приняв на распространение 3450 экземпляров «Рабочей Жизни», вскоре по распоряжению советских руководителей уничтожила их «за несоответствующее направление». Сотруднику, давшему согласие на распространение тиража, пригрозили арестом. Редакция «Рабочей Жизни» ответила на эти действия заявлением протеста на своих страницах (19). Однако не репрессии, а финансовые проблемы привели к закрытию газеты. В условиях инфляции, роста цен, дефицита на бумагу, не спасали ни ограниченная помощь рабочих организаций, ни выручка от продажи газеты через киоски. Серьезные финансовые проблемы испытывал и «Союз рабочих парфюмерного, мыловаренного, химико-фармацевтического, фруктово-медоваренного и других сходных производств». Не увенчалась успехом попытка привлечь к поддержке издания другие профсоюзы, хотя синдикалисты сотрудничали в организациях водопроводчиков, железнодорожников, архитектурно-строительного сектора. Закрытие газеты означало серьезное поражение в борьбе за влияние на членов профсоюзов.

Помимо материальных проблем, были и более существенные причины утраты синдикалистами влияния в рабочих организациях. На некоторые из них уже в 1930-е гг. указал отечественный теоретик анархо-синдикализма Г.П. Максимов, также сотрудничавший с профсоюзом пищевиков. Прежде всего, он указывал на централизацию профсоюзов, сочетавшуюся с преследованиями со стороны властей и искусственным выдавливанием синдикалистов из профсоюзных организаций в 1919 - 1921 гг.: «Отраслевой принцип, лежащий в основе процесса слияния профсоюзов в более крупные единицы, стал могучим оружием в борьбе большевиков против анархо-синдикализма. В первую очередь, большевики принялись укреплять те профсоюзы, которые казались им ненадежными, с точки зрения их основанного инстинкта господства. Были предприняты шаги к растворению таких профсоюзов в общей массе, чтобы разбросать ведущих анархо-синдикалистских рабочих по профсоюзам, которые считались «надежными», с большевистской точки зрения. Это погубило ряд анархистски настроенных профсоюзов: союзов телеграфных рабочих Петрограда, рабочих парфюмерной промышленности в Москве, транспортных рабочих в Казани, организаций ряда важных железнодорожных узлов Москвы и Курска, где видную роль играли такие товарищи, как Ковалевич и Двумянцев. Благодаря таким мерам и усиленной централизации в сочетании с бесстыдным жонглированием голосами, а в ряде мест – жестким мерам властей, руководящие органы попали в руки коммунистов» (20). Максимов считал ошибочной тактику, при которой синдикалисты отказались от создания собственных революционных профсоюзов, ориентировавшись на работу в уже существующих рабочих организациях. В итоге, они оказались разбросаны по различным союзам и растворены среди нейтрального, либо большевистского большинства. Добавим от себя, что в условиях сильной политизации общества рядовые члены профсоюзов вполне логично воспринимали синдикалистов, действовавших на правах фракции, как одну из политических партий, но не как противников господства «политиков» в рабочем движении.

Тем не менее, среди пищевиков синдикалисты пользовались влиянием вплоть до начала 1920-х гг. Как свидетельствует Максимов, в то время лишь этот профсоюз в Москве придерживался анархо-синдикалистской позиции. Его синдикалистская ориентация сохранялась, благодаря влиянию Петрова-Павлова, а также максималистов Нюшенкова и Камышова. Их поддерживало более трети членов профсоюза. На Втором всероссийском съезде профсоюзов (16 - 21.01.1919 г.) делегация пекарей вошла в оппозиционную, «федералистскую» фракцию, насчитывавшую 10 - 15 человек. На этом съезде Максимов, Нюшенков и Павлов предприняли попытку организовать альтернативную Федерацию работников пищевой промышленности, избрав оргкомитет. Однако ввиду начавшихся вскоре репрессий они так и не смогли приступить к работе (21).

Безусловно, ошибки и достижения российских синдикалистов эпохи Второй Российской революции должны быть учтены современными рабочими активистами, в том числе теми из них, кто практикует синдикализм. Ведь и в наше время в странах Европы и Америки продолжают действовать синдикалистские профсоюзы и пропагандистские организации.

Первая публикация: Рабочее и профсоюзное движение в России: из прошлого в будущее.
Материалы международной научно-практической конференции. М. 2016. С. 206 - 211.

 

Примечания

(1) Исследователи ошибочно называют его "Московский союз химиков и парфюмеров". См.: Дубовик А.А. Анархисты в рабочем и профсоюзном движении начала XX века // За справедливость и свободу: Рабочее движение и левые силы против авторитаризма и тоталитаризма: история и современность. М. 2014. С. 21; Ермаков В.Д., Талеров П.И. Анархизм в истории России: от истоков к современности. Библиографический словарь-справочник. СПб. 2007. С. 701.

(2) Течение, представляемое МСРСП некоторые исследователи безосновательно называют «анархизмом-федерализмом» (См., например: Канев С.Н. Октябрьская революция и крах анархизма. М. 1974. С. 37). Однако сами они никогда не использовали данный термин в качестве самоназвания, предпочитая термины «синдикалисты» и «синдикализм».

(3) Наша газета // Рабочая жизнь. № 1. 25 (12) февраля 1918. С. 1.

(4) Рабочая жизнь. № 4. 18 (5) марта 1918. С. 1.

(5) Рабочая жизнь. № 7. 8 апреля (26 марта) 1918.

(6) Рабочая жизнь. № 21. 29 июля 1918. С. 2.

(7) Рабочая жизнь. № 10. 29 (16) апреля 1918. С. 2.

(8) Рабочая жизнь. № 12. 20 мая 1918. С. 2.

(9) Рабочая жизнь. № 14. 3 июня 1918. С. 2

(10) Рабочая жизнь. № 13. 27 мая 1918. С. 2.

(11) Рабочая жизнь. № 27. 9 сентября 1918. С. 2.

(12) Рабочая жизнь. № 3. 11 марта (26 февраля) 1918. С. 2; № 7. 8 апреля (26 марта) 1918. С. 2.

(13) Рабочая жизнь. № 10. 29 (16) апреля 1918. С. 2

(14) Рабочая жизнь. № 17. 24 июня 1918. С. 2.

(15) Рабочая жизнь. № 27. 9 сентября 1918. С. 2.

(16) Рабочая жизнь. № 17. 24 июня 1918. С. 2.

(17) Максимов Г.П. Синдикалисты в русской революции //

(18) ГАРФ. Ф. 533. Оп. 3. Д. 2281. Л. 2.

(19) Рабочая жизнь. № 21. 29 июля 1918. С. 2.

(20) Максимов Г.П. Синдикалисты в русской революции //

(21) Там же.

 

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Анархисты в России в начале 20 века не называли себя левыми, выступали против национализации, а часть из них была не согласна с большевиками в октябре 1917 г. И даже те, кто был согласен, мечтали позднее свергнуть большевиков. У меня тут вышел забавный разговор с одним очень достойным...

5 дней назад
4
Michael Shraibman

В театре МХАТ им. Горького посмотрели спектакль "Таня" с Кристиной Пробст в главной роли. Увидев на экране или на сцене зловещую цифру 1938, вы можете подумать, что спектакль о репрессиях. И ошибетесь. Пьеса написана в 1938 г в СССР, разумеется, репрессии в ней не упоминают. Стоит...

1 неделя назад
5

Свободные новости