События в Питтсбурге


Это репортаж с места событий начиная с первого дня Саммита G20 в Питтсбурге, ознаменованный воодушевлённым сопротивлением и конфронтацией – возможно, самыми сильными, за последние пять лет, происходившими в анархистском движении в Северной Америке. В этом хаотичном и наскоро составленным тексте мы попытаемся передать атмосферу дня и поднимем
несколько основных вопросов.

Главный посыл этого дня состоит в следующем: протестующие пытаются прорваться на территорию саммита, но их жестоко отбрасывает полиция. В итоге они разворачиваются и проходят маршем по всем Питтсбургским спальным и торговым районам, где полиция их преследует и в конечном счете атакует. В ответ на эти атаки, анархисты с большой яростью кинулись уничтожать имущество, в итоге конфликт доходит до открытого противостояния между полицией и студентами, во время которого чёрный блок громит деловой район города.

Возможно, кто-то интерпретирует это как легитимный акт мести полиции, совершившей убийство во время прошлого саммита G20 в Лондоне; но так же эти события доказывают, что уличное милитаризованное сопротивление все ещё живо в «эру Обамы».

Никогда не чувствовал себя более живым

В монотонности капиталистических будней легко позабыть о нашем спорном отношении к реальности. Улицы словно созданы для безликих машин; толпы – безликие скопления незнакомцев, усердно игнорирующих друг друга; окна созданы для демонстрации товаров, или для того, чтобы мы пялились в них, пока ждем, когда наконец-то закончится рабочий или учебный день; «псевдо-скульптуры» около банков или ресторанов быстрого питания являются неуклюжими объектами, лишенными интереса и каких либо возможностей.

Когда всё это по каким-либо причинам прерывается и что-то новое открывается нам каждое мгновение, мир становится воистину магическим местом. В такие моменты мы обнаруживаем нечто новое в самих себе – или даже не новое, а  нечто ранее атрофированное и безжизненное, оживающее лишь тогда, когда мы перестаем жить привычным нам образом. Выходит так, что мы являемся существами, созданными для совершенного иного мира – и созданными хорошо, - едва вписывающимися в этот, привычный нам мир. Изменяя мир, мы переходим от
недомоганий и ничтожности к безграничным удовольствию и наслаждению: в конце концов мы дома, в нашей собственной коже и в нашем собственном окружении! Выходя на улицы вместе, а не порознь, борясь с полицией, а не смиренно принимая её авторитет, мы начинаем жить!

Нет слов, которые могут свидетельствовать этому опыту, но воистину– один день такой жизни реальней чем десятилетия арендных контрактов, проездных билетов, работы и посиделок в ночных барах.

Период напряжения

Первые иногородние анархисты приехали в Питтсбург с некоторой опаской. За последнее пятилетие единственным общенациональным массовым анархистским выступлением были протесты 2008 года против демократических и республиканских национальных конвенций и их с трудом можно назвать явно удачными. По всей стране, даже среди тех, кто собирался поехать в Питтсбург, было много людей, скептически настроенных по поводу массовой мобилизации анархистов.

В антивоенную эру, которая завершилась с выступления против DNC и RNC в 2008 году, для полиции было нормой утверждать, что 5 процентов протестующих будут «особо опасными» и, исходя из этих цифр, предполагалось количество арестованных. Но в этот раз, когда полиция ожидала 3000 протестующих, они объявили что им предстоит сделать около 1000 арестов, увеличивая процент «особо опасных» до 33. Полицейские прогнозы о количестве арестов в отношении RNC протестов в 2008 в точности сбылись – значит ли это, что практически каждый анархист посетивший G20 может быть арестован?

В довершении ко всему этому, ходил слух, что 100-200 «мирных» заключенных выпущены из Питтсбургских тюрем, чтобы освободить дополнительные места для протестующих. Это само по себе говорит о победе мобилизации, хотя и звучит немного зловеще.

Городская администрация объявила, что 4000 полицейских, при поддержке Национальной гвардии будут дежурить дни саммита. Центр Питсбурга превратился в почти что военную зону с солдатами с перекинутыми за плечи винтовками, военными грузовиками на дорогах, и с рёвом вертолетов в небе.

В выходные перед Саммитом полицейское беспокойство увеличилось – полиция провела обыски предположительных вписок анархистов. Несколько агрессивных рейдов и вытесняющих арестов предшествовали протестам RNC в 2008. Эти визиты были мягче по сравнению с прошлогодними, но все равно вызывали нехорошие воспоминания. Также полиция задержала автобус «Семена Мира», который должен
был оказать помощь в обеспечении протестующих едой.

Во вторник днем был пикник для протестующих во Френдшип-парк, на милю восточнее Арсенал-парка. Людей было мало, хотя некоторые местные активисты доказывали, что к четвергу их будет намного больше. Выходило так, что некоторые подготовительные акции не пройдут совместно; репортеры индимедии ныли от бездействия. Климатическая Конвергенция, которая должна была состояться одновременно с Международной Угольной Конференцией 21-23 сентября, не состоялась. Никто не знал, что следует ожидать в дальнейшем.

Накануне шторма

(Карта города здесь)

В Среду, 23 сентября, в то время как некоторые блоггеры жаловались на скуку, анархисты и другие протестующие готовились к следующему дню. Как много людей придет на несанкционированный массовый марш, который должен начаться из Арсенал-парк в 14:30? Преградит ли полиция марш в парке, или атакует его на холме в центре Питтсбурга, во время его продвижения на юго-запад, в сторону
саммита?

Некоторые были обеспокоены тем, что предполагаемый маршрут был катастрофически неверным: двухмильный коридор между Арсенал-парк и центром конвенции проходил между рекой и утесом, предоставляя лишь несколько параллельных дорог и длинные промежутки пути без ответвлений, которые были идеальны для того, чтобы заблокировать там людей. Окрестность была малонаселенной, отмеченная пустыми земельными участками, окружёнными колючей проволокой; до торгового района за пределами центра конвенции было целых двадцать кварталов. Исходя из этого, естественно, что тысячи полицейских смогут удержать и подвергнуть массовым арестам этот марш, который уже
достаточно далеко прошел на юго-запад в сторону саммита. С другой стороны, некоторые протестующие настырно выступали против движения на восток от саммита, основываясь на том, что это предложение идти на восток недостаточно аргументировано, а также на том, любой другой маршрут сможет спровоцировать конфликт с рабочими жителями окрестностей.

Питтсбургская местность достаточно извилиста: утёсы, холмы, заливы делят город таким образом, что различные районы связывают всего лишь несколько дорог. Северная часть центрального округа Питтсбурга, где должен был начаться марш, резко отделена от южной части, на территории которой находится большинство университетов и торговых районов. Какой бы маршрут мы не выбрали – в сторону саммита или нет, дело было рискованным. Некоторые анархисты ожидали всего лишь несколько сотен участников – то есть группу, которая сравнительно легко контролировалась бы полицией.

Совет в среду ночью едва успел завершится, как место проведения было окружено полицией, что только добавило к атмосфере напряженности; участникам пришлось разбежаться, когда полиция и агенты в штатском окружили территорию. Всю ночь звук вертолетов и полицейских машин не давали городу спать.

24 сентября



Студенческий марш прибыл в Арсенал-парк около двух часов дня. К 14:30 в парке находилось уже более тысячи человек. События разворачивались совсем иначе, нежели многие приезжие участники ожидали.

Все меняется, как только количество участников становится более чем внушительным. Толпу, расстилающуюся на целый район гораздо сложнее приструнить. Но даже если полиция сумеет загнать всю эту толпу в тупик, у них не хватит машин чтобы всех арестовать и транспортировать. Огромное разнообразие участников, которое с учетом размеров толпы будет являться препятствием для насильственных действий со стороны ментов. И в то время, как и полиция и протестующие строят планы по поводу несанкционированного марша нескольких сотен человек, при такой численности протестующих никакие планы не могут учесть все непредвиденные факторы, которые непременно будут в
результате автономных действий такого количества людей.

Кто-нибудь сможет даже развить эту метафору, применяя ее для описания движения в целом. До тех пор, пока мобилизации остаются маленькими, они могут быть предсказуемыми и ограниченными, но численность пересекает определенный порог, их энергия и разнообразие провоцируют возрастание обратной связи, которая производит ещё больше энергии, разнообразия и расширения. Анархисты в США не привыкли организовывать события с участием более чем 1,000 людей: иногда кажется, что мы просто колеблемся попробовать это сделать либо из-за страха быть немедленно окруженными полицией, либо от недостатка воображения. Это событие сможет внести что-то в нашу, так
называемую, само-маргинализацию. Опыт пребывания весь день вместе в таком огромном количестве в Арсенал-парк и вообще в Питтсбурге был волнующим и необычным.

Большая заслуга во впечатляющей работе по привлечению участников на акцию в четверг принадлежит Питтсбургскому Проекту Сопротивления G20. Сегодняшний успех был бы безумно трудным или даже невозможным без такого большого количества людей. Некоторые анархисты изначально боялись, что проведение несанкционированного марша отдельно от других акций было ошибкой; Дни
прямого действия в 2000 и выступления против RNC 2004го, запланированные в разное время с другими событиями были неуспешны, в то время как Протесты против WTO в Сиэтле и RNC протесты 2008 года имели успех, так как одновременно с ними проводилось и огромное количество иных протестов. Но, как настаивали местные активисты Питтсбурга, этот протест будет иметь успех, и то, что никакие иные акции не предусмотрены на первый день саммита, является благоприятным фактором: это значит что несанкционированный марш собрал всех, противостояющих G20, воедино, легитимируя прямое действие и привлекая участников различных социальных статусов. Один наш товарищ
сообщил, что Синли Шихан шла рядом с ним в самом сердце чёрного блока.

Первое движение

Несмотря на внушительные размеры толпы, перспективы покинуть парк казались смутными: полицейский спецназ заблокировал выходы с востока со стороны 40й улицы, и было похоже, что они в любой момент могли заблокировать и 39ю тоже. Вскоре после 14:30, небольшая групппа вышла из парка, прошла вверх по 39й до Пенн и Либерти, двух параллельных авеню, по которым можно добраться как к месту проведения саммита на юго-западе, так и к району Блумфилд на востоке. Остальная часть толпы медленно выползла на улицу вслед за ними. Как только народные массы достигли вершины холма, возникли разногласия касательно направления марша. Небольшой, но полный энтузиазма чёрный блок направился на восток в сторону спальных районов и торговых кварталов (противоположное от саммита направление), в то время как другие люди кричали им в спину, что блок движется не в ту сторону, и что всем стоит направится на юго-запад. Некоторые из этих людей вроде бы кричали “Не поддавайтесь на провокацию!” - возможно намекая на то, что поход на восток был инспирирован внедрённым агентом. В любом случае, чёрный блок вернулся и присоединился к толпе, двигавшейся в сторону саммита.



Нам удалось пройти лишь несколько кварталов, прежде чем мы столкнулись с достаточно серьезным полицейским противодействием. Снова и снова в воздухе раздавались записанные на пленку приказы разойтись по домам, на фоне которых были слышны хлопки газовых гранат. Этот странный рефрен звучал снова и снова в течение всего дня в различных ситуациях, придавая всему противостоянию оруэллианскую атмосферу. В такой большой толпе людям, стоящим сзади было очень трудно понять, что происходит впереди; вид облаков слезоточивого газа в отдалении, его легкий запах, доносимый ветром, оказались достаточной причиной для многих из митингующих, чтобы двинутся по боковой аллее. Некоторые анархисты вынырнули оттуда с мусорными баками и мусоркой на колесах. У подножия холма прямо перед ними группа полицейского спецназа построилась цепью. Рядом стояли военные машины, обстреливающие митингующих слезоточивым газом и пытающиеся разогнать собравшихся звуковым оружием, напоминающим вой автомобильной сирены.

Теперь, дорогой читатель, призови на помощь воображение и представь себе сценку, где мусорные баки, долгое время обвиняемые в соглашательстве с "лайфстайлизмом" , выходят за рамки своих социальных ролей и присоединяются к социальной борьбе. Бесплатной еды,
таже когда она распространяется при помощи таких инициатив как FNB, более недостаточно. Нам нужна свобода. И мусорные баки тоже хотят свободы, они стремятся к ней, набирая скорость по мере приближения - одинкой и исполненной достоинства атаки - к паре стоящих у основания холма ничего не подозревающих полицейских. За этим последовал период полного хаоса, когда различные группы, собравшиеся на
митинг, пытались продвинуться вперед и при этом не быть заблокированными полицией. Попытки осложнялись неразберихой, тем фактом, что многие группы потеряли контакт друг с другом, а многие протестующие были незнакомы с местностью. В подобной стрессовой ситуации, решения принимаются анархично, и не обязательно в лучшем смысле этого слова. Ни голосование - сколь бы отвратительным для многих из нас оно ни было, - ни консенсус не были невозможны. Вместо этого, происходящее напоминало массовый спиритический сеанс с доской ОУЙЯ, когда все устремления отдельной личности - сознательные или бессознательные - борятся или сливаются в унисон с устремлениями других людей, в результате чего получается что-то совершенно иное, незнакомое, даже сверхъестественное. Иногда отдельный человек или даже
группа может овладеть толпой, например когда чей-то голос возвышается над общим гвалтом: “ВСЕ НАЛЕВО!!!” Этот человек может совершенно точно знать, о чём он говорит. А может быть, это коп под прикрытием. Обычно приходится слышать столько взаимоисключающих предложений, что рациональный выбор просто невозможен. Толпа бросается в одну сторону, потом в другую. У кого-то может и имеются личные цели, но поскольку контекст постоянно меняется в соответствии с тем, что делают окружающие и куда они направляются, зачастую личные цели воплотить не удается. Это может объяснить чувство “потери идентичности”, часто описываемое и бунтовщиками, и профессорами психологии.
Попытки отдельной личности творить историю, будучи малюсенькой частью много более крупного общества - это стремительно живущий микрокосм.

Таким образом, понятно, что задачей всех тех стрессовых обсуждений общих планов накануне подобных событий, является вовсе не
выработка программы действий. Они нужны для того, чтобы участники ознакомились с возможными проблемами и нарпавлениями развития ситуации.



Второе движение

Некоторые из протестующих остались в районе ещё более чем на часа, так и не продвинувшись на юго-запад более, чем на пару кварталов. Полиция преследовала их по пятам. Другая группа участников марша, примерно человек 200, начала медленно покидать район, откатываясь на восток по маленьким улочкам. Вскоре им удалось выйти из соприкосновения с полицией. Многие из местных жителей, особенно кто победнее, вышли на улицы понаблюдать за происходящим, многие кричали слова поддержки и воодушевления, когда протестующие проходили мимо. Митингующие выбрались на Мэйн стрит, и вскоре оказались на Либерти авеню, как раз там, где она делает поворот на юго-восток в сторону района Блумфилд. Одной из точек зрения на происходившее в четверг может быть такая, что идея забить на саммит и пойти на восток
медленно овладевала умами людей. Поначалу участники протеста отказались поддержать откровенное пренебрежение заявленными целями марша. Теперь же отступающие группы смирились с неизбежным, хоть и не особо желанным исходом.

Либерти авеню в юго-восточной своей части проходит через район Блумфилд, через торговый квартальчик с большим количеством баров, ресторанчиков и банков. Марш через этот район оказался на удивление робким, учитывая абсолютное отсутствие ментов. Может быть версия, что уничтожение частной собственности есть реакция на полицейское насилие, не лишена оснований. Возможно даже, что самопределившимся повстанцам психологически легче громить все вокруг в относительной опасности быть арестованными, нежели при полном отсутствии властей. В любом случае, практически никаких атак на частную собственность предпринимателей не происходило, пока наконец под руку не
подвернулся банк.

Наконец позади колонны протестующих появились полицейские машины. Копы не предпринимали никаких действий, пока толпу не обуяла паника при звуках сирен скорой помощи, доносившихся спереди (их приняли за признак полицейских подкреплений). Люди стали разбегаться и переходить на тротуар. Полиция завладела инициативой и вскоре марш был разогнан. В это же время менты совершили налет на центр связи. Один человек был арестован и в данный момент за его освобождение требуют залог в $30,000, свободу его товарища оценивают в $5,000. Несмотря на это, система связи продолжала работать.

Третье движение

Это происходило уже в районе 16.00. Фрэндшип парк упоминался в качестве потенциального места запасного сбора, и вот по Твиттеру распространился призыв перегруппировываться в этом парке. Участники марша на восток в сторону Либерти уже были в том районе, и направились на север и запад, чтобы встретить своих товарищей, пробирающихся из полицейской западни на западе.

Вскоре толпа уже насчитывала несколько сотен. Некоторые из присутствующих не ожидали, что события зайдут так далеко. Теперь их вдохновлял опыт совместного захвата улиц. Но до полного удовлетворения устремлений нам всем было далеко.

В отличие от более ранних дискусиий, теперь общим консенсусом было решено, что смысла пробиваться на запад к месту проведения саммита не было. Теперь предлагалось казалось двигаться на юго-восток в сторону мажорных торговых кварталов Шейдисайд и Норд Оуклэнд. Это было рискованное предложение, поскольку упомянутые районы были отделены от района Блумфилд (где находился парк Фрэндшип, в котором и проходило собрание) естественными географическими преградами.

Полиция тоже более не сосредотачивалась на западе. Теперь они собирались на окраинах парка и в прилегающих кварталах. Прежде чем они смогли попробовать взять ситуацию под контроль, начался новый марш, на этот раз направившийся на юг в сторону перекрестка Милвэйл-Либерти. Милвэйл пересекает Либерти и дальше простирается через длинный мост на юг в район Норд Оуклэнд. Но мост был для полиции идеальным местом для окружения протестующих. И на перекрестке уже выстраивалась линия полицейских. Значительная часть митингующих направилась дальше на восток по Либерти, продолжив там, где час назад закончился предыдущий марш. Оказавшийся по соседству банк лишился стекол.

Еще одна группа смогла пересечь мост Милвэйл и пройти в Норд Оуклэнд, где были разбиты витрины дилерского представительства БМВ и начались утомительные игры в кошки-мышки с прибывшими полицейскими частями. Видеозапись показывает качков в камуфляже, похищающих участника акции протеста из этого района.

В это время остальная часть демонстрантов продолжала свой путь вниз по Либерти. Поначалу им удалось оторваться от полиции. В этот момент скорость была критически важна. Если бы марш продвигался медленнее, то последствия для его участников были бы самыми что ни на есть печальными. Если бы он двигался быстрее, то все могло бы сложиться лучше. В любом случае, в изобилии имелись как участники, кричавшие “Идём шагом!”, так и такие, кто, адекватнее представляя нависшую угрзоу, кричал “Быстрее!” Самы ответственные кричали “Медленный бег!”

Марш свернул на Баум, направляясь на юго-запад в сторону Северного Оуклэнда; появились шеренги полицейского спецназа. Они пытались оцепить район и немедленно атаковали демонстрантов. Первые ряды митингующих бросились вперед, чтобы обогнуть полицейские шеренги, но некоторые вернулись, чтобы оказать поддержку своим товарищам, закидывая ментов камнями и прочими метательными снарядами. Полиция ответила стрельбой из нелетального оружия, что привело к нескольким ранениям. В это время ниже по Баум, протестующие выволокли на дорогу большой фрагмент цепного ограждения, чтобы затруднить преследование.

Спустя несколько секнуда марш снова двинулся вниз по Баум, теперь уже бегом. Франчиза “Бостон Маркет” оказалась на углу перекрестка. Поскольку демонстрантов разозлила полицейская атака, магазин лишился примерно 10 витрин в результате камнеметания. К сожалению, внутри магазина были люди. Которых можно было увидеть снаружи. Они убегали от вглубь здания подальше от окон. Тем не менее, нет никакой информации о том, что кто-то из них пострадал.



Теперь уже вдали замаячил мост в Норд Оуклэнд и марш пересек его на полной скорости. На другой стороне оказались банк и франчиза KFC, которые сразу же лишились своих витрин. Протестующие, осознающие, что полиция подбирается со всех сторон, начали дробиться на небольшие группы, в конечном счете рассеившись и растворившись в окружающем пейзаже.

В течение следующих нескольких часов, Норд Оуклэнд кишмя кишел бронивиками и полицейским спецназом, который бродил туда-сюда, перекрывая одну или другую улицу, оцепляя один или другой квартал без какой-либо цели. Когда у человека случается аллергическая реакция, дело не столько в веществе, которое вызвало негативный эффект, сколько в реакции тела на раздражитель. Аналогично, относительно маломасштабные акции анархистов вызвали непропорционально неуклюжую полицейскую реакцию. Везде, где бы ни прошел несанкционированный марш, за ним следовал кортэж полицейских машин и военных грузовиков. Повсюду, где оказались разбиты витрины, дорожное движение оказалось перекрыто полицейскими блокадами. Весь вечер можно было слышать, как местные жители Питсбурга хают полицейский беспредел, саммит, из-за которого это все происходит, и лицемерие властей.

Четвертое движение



Карта событий

На другой стороне города, возле Питсбургского Университета в Оуклэнде, люди собрались в Общественном Зале Здоровья возле 5й улицы и Де Сото, где происходило радикальное культурное событие. Во время выступления особенно красноречивого участника поступили новости о том, что полиция проводит рейд на Центр Здоровья, где получали помощь раненные и пострадавшие протестующие. Позже было объявлено, что полиция на самом деле не проводила рейд, а лишь угрожала рейдом; тем не менее, к этому моменту уже никто не удивился бы какому-либо зверству свиней.

По соседству, рядом с мостом к Шенли-парку, где находится посещенная Обмаой обсерватория Фиппс, собрались студенты. Последовала неуклюжая реакция со стороны полицейских, включавшая проигрывание приказа расходиться по домам и слезоточивый газ. Но это только привлекало всё больше и больше протестующих и зрителей. И скоро толпа уже перевалила за 1,000. Репортажи упоминают студентов с футболками, обернутыми вокруг лиц, распевающих “Пиво-понг!” и “Идем на Питт!” На видеокадрах видно, что они не чураются и более политических девизов.

Вскоре после 22.00 Bash Back!-чёрный блок в сто или более человек появился на Форбс-стрит между Этвуд-стрит и Оуклэнд-авеню. Они толкали перед собой примерно полдюжины мусорных баков, которые были перевёрнуты на ключевых перекрестках. Все офисы корпораций в этом квартале лишились стёкол. Ещё один мусорный бак был выкачен ниже по улице, перевёрнут и подожжён, после чего блок отступил на север.

Можно себе представить атмосферу уличной жизни в этот момент: бегущие фигуры, звон разбивающегося стекла, эхом отражающийся от стен домов, тусклый свет уличных фонарей на скрытых масками лицах, звук сирен неподалеку, который напоминает всем, что из соседних кварталов уже мчатся полувоенные полицейские спецназовцы.

Pamela’s Diner, Panera Bread, McDonald’s, Bruegger’s Bagels, Subway, Rite Aid, FedEx Kinko’s, American Apparel, the Pitt Shop, и другие предприятия получили повреждения этим вечером. H&R Block по соседству на Этвуд-стрит также обратился с жалобой на вандализм. Чёрный блок двинулся на север, обнаружив по пути опорный пункт полици, который пал жертвой жестокой общественной мести. Полицейские машины уже ехали по пятам и наверняка пытались окружить марширующих. И всё же местность студенческого района была слишком открытой и слишком плотно заселённой гражданскими, чтобы полиция смогла поймать свою жертву в ловушку. Некоторые участники покинули марш в этот момент; другие продолжили совместный путь и дошли до Крейг-стрит, где смогли разгромить Quizno’s Subs, PNC Bank, Irish Design Center, BNY Mellon, и Citizens Bank, прежде чем блок рассеялся.

Сразу же после этого, полиция обратилась с очередным записанным на пленку приказом расходиться к студентам, собравшимся на Шенли Плаза и в окрестностях так называемого “Храма Знаний”, затем принялась обстреливать толпу гранатами со слезоточивым газом. В последующие часы произошла широкомасштабная оккупация университета полицией и разгорелись стычки со студентами, в том числе и в корпусах студенческих общежитий. Как и Сэнт-Поле после первого дня RNC 2008, анархисткое прямое действие спровоцировало настолько мощную полицейскую реакцию, что сами копы своими дейсвтиями создали условия для масштабного конфликта с гражданским населением.



Спад репрессий?

На момент раннего утра 24 сентября, корпоративные СМИ сообщали о 66 задержаниях, большая часть которых произошла вечером и которые могут включать аресты студентов в ходе случайных полицейских атак. Некоторые из задержанных уже отпущены; против других выдвинуты серьезные обвинения по уголовным статьям. Некоторые обвинения еще наверняка только выдвинут, основываясь на данных полицейских информаторов и разведки ФБР.

Остается следующий вопрос: почему полиции не удалось осуществить контроль над демонстрантами? Неужели нас было так много? Одновременно в разных частях города? Слишком мобильны и смекалисты, чтобы за нами угнаться?

Безусловно, основная масса полицейских сил Питтсбурга не обладает необходимым опытом - в отличие от многих участников протеста, которые и ранее оказывались в подобных ситуациях. На видеокадрах видно, как менты формируют скукоженные шеренги, беспомощно борются с собственным снаряжением, вытаскивают друг друга из рукопашных схваток и вообще всячески пытаются выставить себя некомпетентными клоунами. Так же вполне вероятно, что Питтсбургу не удалось собрать пресловутых 4,000 полицейских. Сообщалось, что дополнительные силы полиции перебрасывались даже из Флориды и Аризоны.

С учетом всего вышесказанного, полиции тем не менее был отдан четкий приказ не производить массовых задержаний - наверняка это было решение, спущенное с самого верха. В нескольких ситуациях в течение дня менты могли попробовать произвести массовые задержания, но они этого так и не сделали. Это сильно разнится с подходом в 2004-м и RNC/ DNC в 2008-м. Возможно, конечно, что дело тут в местных традициях. Но это маловероятно. Было заявлено об ожидающихся арестах 1,000 демонстрантов, а проивзеведно меньше 100. И это при том, что в течение всего дня демонстранты выходили из-под полицейского контроля.

Неужели администрация Обамы осознала угрозу анархистов? (Спокойно, это шутка, народ.) И все же, если серьёзно, может быть кто-то там на вершине политического олимпа получил что-то, позволив анархистам уничтожать Питтсбург? Или руки власть придержащих были связаны неизвестными нам факторами, вроде общественного давления в случае тяжелых репрессий? Или дело в финансовых трудностях эпохи кризиса?

В конце дня, в полночь, было распространено объявление, что у полиции были проблемы с бензином и они пытались провести бензовоз для заправки своих Хамви. Еще один доклад утвержал, что полиция не отвечает по вызовам в другие районы, потому что “все полицейские части находятся в Оуклэнде.” Может быть это лишь очередные непроверенные данные, столь распространенные в эпоху Твиттера. Но это также очень похоже на первые признаки того, что капиталистическая империя испытывает проблемы, связанные с чрезмерным расширением по мере исчезновения ресурсов.

Трудно судить о том, было ли это победой, покуда не осядет пыль и не выдвинут все обвинения. 1 сентября 2008 года RNC казалось очень воодушевляющим событием, но к началу следующей недели в судах лежало столько уголовных дел, что уже было невозможно думать о тех событиях как о безусловном успехе. По мере поступления новой информации этот доклад будет расширен.

Всё же важно передать чувства, которые мы испытываем в конце дня, подобного этому. Дня, когда у нас появился шанс прожить наши жизни так, как мы того заслуживаем, как мы должны иметь возможность жить изо дня в день. Восторг и радость, которые мы испытываем в такие моменты, совершенно реальны - как реальны наши обвинения в уголовных преступлениях и суровая реальность нашей долгой борьбы.

P.S. Позволю себе ещё один вопрос

Куда делись куклы из эры анти-глобализации?

 

Дополнительные материалы

 

Индимедиа-Питтсбург

Расширенный архив корпоративных СМИ

 

Отчет Корпоративных СМИ о задержанных, уничтожении частной собственности и пострадавших
—пожалуйста, учитывайте, что это никоим образом не дает реальную картину травм, полученных протестующими.

 

Авторские колонки

Михаил Бакунин
Michael Shraibman

Почти никто и никогда не отказывается от богатства и власти добровольно. Более того, любая правящая группа на предприятии или в государстве обычно прилагает усилия к тому, чтобы удержать или упрочить свое влияние, а иногда, и даже довольно часто, стремится к его расширению. Она может обменять свое...

3 дня назад
3
Владимир Платоненко

Говорят, Черчилль как-то сказал, что фашисты со временем будут называть себя антифашистами. На самом деле это верно в отношении любого времени и любого вида ксенофобии. Илья Эренбург, написавший: «Убей немца», стал таким же нацистом, как Адольф Гитлер, призывавший истреблять евреев....

4 дня назад
7

Свободные новости