Вуди Гатри - 100лет. Возвращение трубадура труда

14 июля 2012 года исполнилось ровно 100 лет со дня рождения всемирно известного американского певца и музыканта, исполнителя антифашистских, пролетарских и народных песен - Вуди Гатри (Woodrow Wilson Guthrie). Публикуем ряд материалов посвященных этому юбилею.

Вуди Гатри родился 14 июля 1912 г. в маленьком городке Окима, округ Окфаски, штат Оклахома.  Пережил трагическое детство, связанное с тяжёлой психической болезнью его матери, смертью старшей сестры, обнищанием отца. После окончания школы перебивался случайными заработками, выполняя черновую работу. Самостоятельно научился играть на гитаре и губной гармошке. От матери узнал много народных песен. В начале 1930-х начал выступать с друзьями на публике, исполняя народные песни. В годы Великой депрессии Гатри отправляется автостопом, на товарняках, попутках и пешком к родственникам в Калифорнию. Здесь его приглашают на радио, где он ведёт шоу, исполняя свои песни. Удивительный талант к сочинительству обнаружился у Вуди ещё в детстве.  

В 1930-е Вуди колесит по всей Америке, исполняя свои песни о тяжёлом труде, странствиях, жизни полной лишении, социальной несправедливости. Он выступает перед рабочими на забастовках, поёт о беженцах из сельскохозяйственных районов Оклахомы, Арканзаса и Техаса, которые были вынуждены покинуть свои фермы, так как земля на них оказалась подвергнута сильнейшей эрозии в результате опустошительной пыльной бури 1935 г. Гатри сходится с левыми организациями, но никогда открыто не примыкает к коммунистам, тем не менее всегда называя себя красным.

В эти годы складывается цикл баллад, посвящённых людям, пострадавшим от пыльной бури 1935 г. Dust Bowl Ballads. Благодаря этим песням Гатри был приглашён в 1940 г. на вечер, посвящённый годовщине выхода в свет романа Джона Стейнбека «Гроздья гнева». В основу романа была положена история семьи, пострадавшей от стихийного бедствия 1935 г. и вынужденной искать лучшей доли в Калифорнии. Книга имела широкий общественный резонанс. Вуди исполнил на вечере свои песни и привлёк внимание известного фольклориста Алана Ломакса, который пригласил певца сделать записи в студии для собрания Смитсоновского университета в Вашингтоне. Так творчество Вуди Гатри стало достоянием золотого фонда народной музыки США.  

Его песни отражали суть американского духа, его голос завораживал своей простотой и в то же время ему старались подражать многие последователи певца. В процессе студийной работы Ломакс много и долго общался с Вуди и был просто очарован этим человеком. Он посоветовал Вуди написать автобиографию.

Книга «Bound For Glory» (На пути к славе) вышла в свет в 1943 г. и сразу же завоевала большую популярность. В ней Вуди рисует яркую и реалистичную картину Америки 1920—1930-х. Автобиография стала настольной книгой всех фолксингеров и вызвала всплеск интереса молодой интеллигенции к народному творчеству. Мало кто из людей в 31 год публикует историю своей жизни.

С начала 1940-х берёт своё начало т. н. Фолк-возрождение, которое начнёт утихать только в середине 1960-х с появлением рок-музыки .  

В годы Второй мировой войны Гатри пишет антивоенные песни, подвергая критике тех, кто когда-то призывал не вмешиваться в европейский конфликт. После визита в США в 1942 году в составе советской делегации самой результативной советской женщины-снайпера Людмилы Павличенко написал о ней песню «Miss Pavlichenko». В одной из песен он не пожалел даже национального героя Чарльза Линдберга, совершившего первый беспосадочный перелёт через Атлантику. Линдберг был активным сторонником невмешательства США в войну. Гатри со свойственным ему чувством юмора показывает несостоятельность вашингтонских политиков. В конце войны Вуди был призван в действующую армию и служил в торговом флоте.

В послевоенные годы певец сочиняет цикл песен, посвящённых строительству плотины на реке Колумбия. Также он пишет ряд детских песен для своей дочери. 

В начале 1950-х врачи обнаруживают у Вуди симптомы хореи Гентингтона — наследственной болезни, от которой умерла его мать. С этого времени нервная система Гатри начинает медленно разрушаться, что сказывается на его поведении. Он попадает в психиатрическую больницу, где его навещают и ухаживают за ним многочисленные поклонники его творчества. В начале 1960-х в Нью-Йорк к Гатри приезжает молодой Боб Дилан, который был заворожен его песнями и жизнью. 

Вуди Гатри умер 3 октября 1967 г., оставив после себя восемь детей, три жены и свыше тысячи песен. В 1976 г. по его автобиографии был снят фильм Bound For Glory.

К столетию Вуди Гатри известный актёр Джонни Депп совместно с историком Дугласом Бринкли планирует выпустить доселе неопубликованный роман Вуди Гатри. Роман повествует о паре из восточного Техаса, которые вынуждены строить глинобитные дома, чтобы защититься от ненастья, и бороться с банковскими конторами и компаниями по производству пиломатериалов. Жанр романа балансирует между сельским реализмом и пролетарским протестом. Он отражает всю реальную действительность маргиналов в эпоху Великой Депрессии. По словам Джонни Деппа, роман "Дом Земли" - лучшее, что он когда-либо читал о той эпохе.  

Вуди Гатри сто лет.  Возвращение парии

Бригада строителей всю ночь стучит молотками под окнами отеля, в котором я остановился  в самом центре города Талса в штате Оклахома. Лишь утром, когда встает солнце, строители уходят – невыносимая жара оклахомского лета вынуждает их прятаться в тени. Всего лишь в нескольких кварталах отсюда стоят целые улицы с пустующими домами, что говорит о том, что закончился нефтяной бум, ожививший некогда эти места. Но я верю, что Талса сможет возродиться. 

Сто лет назад совсем неподалеку отсюда родился Вуди Гатри – человек, чью жизнь и чьи песни сейчас вспоминают во всем мире. Самой же его родине, Оклахоме, еще только предстоит по достоинству оценить творческое наследие ее своенравного сына. В этом консервативном штате среднего запада США на творчество Вуди Гатри все еще смотрят нередко сквозь призму эпохи маккартизма, когда этого замечательного фолк-певца обвиняли в «антиамериканской деятельности».

И, все же, раздражение при упоминании имени Вуди Гатри вызывает здесь не столько его деятельность в 1940-х годах  скорее уже деятельность его многочисленных последователей в шестидесятых. Именно поэтому Вуди стал парией в своем родном штате. Ведь он был одним из тех певцов и сочинителей, кто первым использовал свой голос и талант не только для того, чтобы развлекать публику, но чтобы задать неприятный некоторым вопрос: «почему граждане столь богатой страны, как США, продолжают прозябать в нищете»?

Ведь именно слова Вуди Гатри заставили юного Роберта Циммермана бросить родной дом в промышленном штате Миннесота, отправиться в Нью-Йорк, назваться Бобом Диланом и подражать Вуди Гатри  парню, в которого навеки въелась красная глина Оклахомы. Затем уже творчество Боба Дилана вдохновило целое поколение юных американцев, с жесткой критикой обрушившихся в 1960-х на господствующее в обществе неравенство.

Уже тот факт, что Вуди Гатри стал кумиром поколения длинноволосых фриков, не позволяло Оклахоме признать своего сына, и песни его практически не пели в его родном штате. Но времена меняются. В девяностых дочь Вуди – Нора Гатри  стала собирать все бумаги, тексты, записи своего отца и основала в Нью-Йорке архив Вуди Гатри. Бесчисленные коробки с текстами песен, рисунками и рассказами  и вот перед нами встает человек, более сложный, чем просто легендарный исполнитель баллад эпохи Великой Депрессии.

Вуди Гатри при жизни страдал от болезни Хантингтона – неизлечимого врожденного нарушения нервной системы, которое периодически приводит к недееспособности человека, а, в конце концов, приводит к летальному исходу. В его биографиях обычно говорится, что после Второй Мировой войны он долго болел и не мог встать с постели,  но архивы говорят как раз об обратном. Вероятно, сознавая, что болезнь убьет его также, как ранее она свела в могилу его мать, Вуди усиленно работал. Он писал по три-четыре песни в день в доме на Мермэйд-авеню в Бруклине, где проживал со своей женой Марджори и тремя детьми.

В его текстах чего только нет: там и полеты на летающих тарелках и любовь к шведской актрисе Ингрид Бергман и пьяные матросы в портовых кабаках. В целом же материал его неизданного архива – это более 3000 песен, которые, вероятно, позволят нам по-иному взглянуть на Вуди Гатри – на то, каким человеком он был. Собираясь в Оклахому, чтобы здесь, на родине Вуди отметить столетие со дня его рождения, мы услышали новость о том, что архив Вуди Гатри переедет сюда, на его родину, где специально для него оборудуется помещение, которое и строят сейчас рабочие в центре Талсы.

Возвращение Вуди домой в Оклахому, конечно, сопряжено с определенным риском  но Нора Гатри отлично сознает, что Оклахома, все же, должна вновь открыть для себя творческое наследие ее отца. Как известно, Брюс Спрингстин и Пит Сигер исполняли песню Вуди Гатри «This land is your land» на инаугурации Обамы  но Оклахома как раз тот штат, где ни один из районов не проголосовал за первого в истории президента-афро-американца. В пантеоне американских поэтов Вуди по праву занимает место между Уолтом Уитменом и Бобом Диланом.  И все же, истоки его творчества берут начало именно здесь – на пыльных равнинах Среднего Запада, что как бы уже опровергает распространенную у нас грубую шутку, утверждающую, что, если ты белый, бедный и родом из этих краев, то тебе на роду написано оставаться быдлом.

Билли Брэгг  Guardian

Ода трубадуру труда

Давайте отвлечемся ненадолго от комментариев по поводу нынешних политиков и воздадим должное трубадуру труда: Вуди Гатри. Но не будем забывать при этом, что Гатри, родившийся сто лет назад в Оклахоме, был все же и политическим деятелем. Просто его политические взгляды находили выражение в песнях о рабочих, о приятелях «оки» (жители Оклахомы), о всех, кто внизу, о всех, кто выброшен на обочину то есть о простых американцах.

Он никогда не чурался проблем профсоюзов и просто рабочих, поднимая их дух своими песнями о простых людях: таких, как ты и я.  Сейчас Вуди Гатри повсюду чествуют на государственном уровне. В народе же он более всего известен, как автор песни This Land Is Your Land.

Все помнят первые строки этой песни: «Эта страна была создана для тебя и для меня». Вы просто вдумайтесь – это ведь политическое заявление. Вуди поет о стране, которая принадлежит не богатым, а простым людям – нам с вами. А теперь вспомните о других строчках из этой песни – их никогда не учат в школе и исполняют не так уж часто.

В них говорится о Вуди, который бредет по дороге и видит знак «проход запрещен», ставший символом частной собственности и привилегий во время Великой Депрессии. Вуди написал эту песню в 1940-м году. «Но с другой стороны запрещающего знака не написано ничего – эта сторона для тебя и для меня»  поет Вуди. Следующие строки этой песни более радикальны – Вуди поет об очередях за хлебом во время Депрессии, в которых стоят бедные и голодные. И в конце Вуди задает провокационный вопрос: «Действительно ли эта страна создана для тебя и для меня»? Примите во внимание классовую позицию, которую занимает Вуди, остановившись сначала перед запрещающим знаком, а затем отказываясь соблюдать запрет: «Никто из живущих меня не остановит... Потому что эта страна создана для тебя и для меня»!

В одном из недавних исследований жизни и творчества Вуди подчеркивалось, что песня This Land Is Your Land была написана Вуди как бы в противовес слащавой, банальной и пустой «Боже, благослови Америку», мелодию которой сейчас повсюду используют крайне правые, выступающие против рабочих нашей страны.

И тут нельзя не вспомнить о другом хите Вуди Гатри  Union Maid («Девушка из профсоюза»). Сегодня эта песня актуальна, как никогда. Ведь мы живем в эпоху, когда разного рода «консультанты» пытаются раздавить наши профсоюзы, а различные компании и оффшорные многонациональные корпорации, возглавялемые финансистами, всячески пытаются уничтожить трудовой кодекс.

Всё точно так же, как и тогда  накануне Второй Мировой войны. Те же самые «тупые жлобы и стукачи»  они такие же, как и были. Именно такие вот «тупые жлобы»  наемные охранники  избили в Детройте до состояния комы активиста местного профсоюза во время подавления забастовки. Именно такие же «тупые жлобы» из tea-party напали на члена профсоюза работников сферы обслуживания в Сент-Луисе. Ну, и «стукачи»  это все те же полицейские доносчики.

«Помощники шерифа, напавшие на девушку из профсоюза», о чем поется в песне Вуди, – разве это не люди, вроде шерифа Джо Арпайо из аризонской Марикопы или разве это не сотрудники федеральной миграционной службы, которые устраивают облавы на фабриках, как только испаноязычные рабочие пытаются организоваться в профсоюз? И, конечно же, современные «девушки из профсоюза» (а это 40% всех членов) вместе с парнями из профсоюза продолжают бороться и отстаивать свои права,  об этом-то и пел Вуди. Наверное, единственное, что в этой песне устарело – это призыв к девушкам выходить замуж за членов профсоюза, так как потом профсоюзный билет будет защищать права их обоих. Иногда у меня возникает чувство, что, если бы Вуди был жив до сих пор, а не умер еще в 1967-м году, то он исполнял бы свою «Девушку из профсоюза» на протестах у супермаркетов Уол-Март или на лужайке возле Капитолия в Мэдисоне.

Сейчас у нас есть много бардов, исполняющих песни о профсоюзах – многие из них очень даже неплохи. Но что касается силы воздействия – немногие могут сравниться с этим парнем из Оклахомы – Вуди Гатри.  Со столетним юбилеем тебя, Вуди! Пусть твои стихи и песни живут вечно.

Марк Грюнберг. Перевод Дмитрия Колесника

Шахтерский блюз 

Я простой шахтер, я живу во мгле,
День-деньской, как крот, роюсь я в земле.
Вижу лишь серый рассвет, а потом уже алый закат,
Я не вижу солнца, когда иду назад.

Мягкий уголь. Твердый уголь.
Цинк, свинец, пласты породы…

Утром встал в обычный час,
Выпил чашку кофе, взял и хлеба про запас,
Попрощался с женой и с детьми
Пошел на работу  поспеть надо к семи.

Шел и думал. Рассветало.
Просто шел себе и думал.

Наш поселочек «Центральный»
Славный в-общем городок,
А на много миль вокруг  
Весь наш горный штат.
Черт, я очень плохо вижу,
Я не выспался опять...
Если все же брошу шахту,
Всю неделю буду спать,

Крепко спать, тепло укрывшись.
Мне приснится чудный сон,
Будто стала наша шахта
Очень светлой и опрятной,
Будто наш хозяин  добрый,
А на улицах  девчонки,
И одна другой красивей ...

Люди редко говорят
Про тоску и страх,
И про смерть, что ждет ребят
под землей в горах.
Ну а мы, когда идем
По утрам в забой,
Все смеемся  каждый шутит
Над самим собой.

Газы. Едкий дым. Обвалы.
Пыль в забоях.
От одной случайной искры
Можем мы взлететь на воздух
И пожать с улыбкой руки
Божьим ангелам в раю ...

Вот пришли, стучим в ворота, ждем смеясь,
Клеть нас тащит вниз, в темноту и в грязь.
Там уже мы порознь по местам ползем  
Минет день, авось, ночью ждет нас дом.

Дым и копоть. Запах газа.
Лужи по колено.
Оттого и ревматизмы,
Оттого и резь в желудке.
И пока ползешь в потемках,
Черт-те что в башку полезет!

В этот день случился взрыв в шахте номер пять,
Кто остался жив, я не смог понять.
Я очнулся через сутки, а в палате
Мне сказали, что погибло наших сто одиннадцать ребят.

Я видал и раньше взрывы,
И обвалы, и пожары.
От какой-то подлой искры
Двадцать умерли в Огайо,
Тридцать шесть  в холмах Кентукки
Сто одиннадцать  в «Центральной».

Точно злобный рок нас в тот день стерег –
Наши лучшие ребята не вернулись в городок.
Разве не был бы, друзья, на весь мир скандал,
Если б в здании Сената вдруг случись такой обвал?

Вы представьте  вдруг в Конгрессе
Начались бы взрыв за взрывом!
Что б писали конгрессмены  

На своих роскошных стенах?
Были б это заклинанья?
Или требованья мер
Для охраны их покоя,
Для спасения их жизни? 

А ведь в Белом доме столько
Вредных газов накопилось,
Что и крошечная искра
Может вызвать мощный взрыв!

Вуди Гатри

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Почему в некоторых странах так усилилась леволиберальная пропаганда, направленная на защиту безопасности? Даже на уровне речи требуется исключить любые признаки агрессии, не говоря об отношениях. Может быть, они хотят полностью лишить общество агрессии, чтобы лучше им управлять? Это хорошо...

3 дня назад
14
Michael Shraibman

Эта тема практически неизвестна в России. В сотнях преимущественно арабских городов и сел Сирии, где нет правительства, работала годами система Местных Советов (МС), преимущественно беспартийных, которые обеспечивали коммунальные услуги и поддерживали порядок на местах в отсутствие...

4 дня назад
4

Свободные новости