Дэвид Гребер: Эрдоган как пособник ИГИЛ?

Турция может перекрыть линии поставок Исламскому государству. Почему этого не происходит? В свете серии кровавых атак на Париж, мы могли бы ожидать от лидеров государств тех действий, которые обычно предпринимаются в подобных обстоятельствах: объявления всеобщей и решительной войны с теми, кто ее развязал. Но они, по всей видимости, не собираются этого делать. Уже на протяжении года в их руках сосредоточены все средства для того, чтобы разрушить ИГИЛ (запрещено в России). Но они просто-напросто отказываются пользоваться этими средствами. Еще недавно весь мир наблюдал, как главы государств делают жесткие заявления на саммите Большой двадцатки в Анталии, и там же братаются с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом – человеком, чья негласная политическая, экономическая и даже военная поддержка ИГИЛ позволила последним совершать кровавые бесчинства в Париже, не говоря уже о бесконечной череде подобных злодеяний на Ближнем Востоке.

Каким образом можно полностью истребить ИГИЛ? Внутри региона все знают ответ. Все, что надлежит сделать – лишь развязать руки курдскому сопротивлению: повстанцам из партии «Демократический союз» в Сирии и Рабочей партии Курдистана в Ираке и Турции. На данный момент, это главные силы, которые ведут наземные операции против ИГИЛ. Они показали себя чрезвычайно эффективными с военной точки зрения. И кроме того, они являются непримиримыми идеологическими оппонентами ИГИЛ.

Вместо этого, подконтрольная партии «Демократический союз» территория Курдистана в Сирии находится под полным эмбарго со стороны Турции, а силы Рабочей партии – под продолжающимися бомбардировками турецких воздушных сил. Помимо того, что Эрдоган сделал почти все возможное для истребления сил, выступающих против ИГИЛ, существуют также серьезные доказательства тому, что его правительство негласно помогает самому Исламскому государству.

Скандальным было бы предположить, что Турция, государство-член НАТО, могла бы каким-либо образом поддерживать организацию, хладнокровно убивающую западных граждан. Это как если бы государство-член НАТО поддерживало Аль-Каиду. С другой стороны, есть основания полагать, что правительство Эрдогана также поддерживает сирийскую ветвь Аль-Каиды (Джабхат-аль-Нусра), а также некоторое количество других боевых организаций, исповедующих идеологию консервативных исламистов. Институт прав человека при Колумбийском Университете подготовил внушительную базу доказательств поддержки Турцией Исламского государства в Сирии.

Выходит, что такова истинная позиция Эрдогана. Еще в августе, вскоре после побед в Кобани и Гир Шпи, партия «Демократический союз» была близка к тому, чтобы установить контроль над Джараблусом. Это последний удерживаемый ИГИЛ город на границе с Турцией, используемый исламистами для снабжения их столицы Ракки оружием, новобранцами и другими ресурсами. Все поставки туда проходят через Турцию.

Аналитики предсказывали, что ели курды захватят Джараблус, Ракка в скором времени тоже падет. Ответом Эрдогана стало объявление Джараблуса «красной линией»: если курды нападают, он отвечает на это военными действиями против «Демократического союза». Таким образом, Джараблус по сей день находится в руках террористов, де-факто при военной протекции со стороны Турции.

Почему все это сходит Эрдогану с рук? Главным образом, за счет объявления «террористическими» всех групп на территории Турции, ведущих военные действия против ИГИЛ. Действительно, в 1990-х боевики Рабочей партии Курдистана вели кровопролитную войну с Турцией, в результате чего партия попала в список мировых террористических организаций. Однако, за последние 10 лет партия радикально сменила стратегию, отказавшись от сепаратистских тактик и приняв строгую политику недопустимости насилия мирным гражданам.

РПК помогала в спасении тысяч мирных езидов, находившихся под угрозой геноцида со стороны ИГИЛ в 2014 году, а курдский Отряд народной самообороны – дружественная РПК организация – занимался защитой христианских общин в Сирии. Сегодня стратегия РПК заключается в том, чтобы инициировать мирные переговоры с государством и внедрять местной демократической автономии на территориях, подконтрольных Народной демократической партии. Изначально бывшая националистической, после смены повестки эта партия стала символом всего лево-демократического спектра турецкой политики.

НДП, будучи нацеленной на практики низовой демократии и защиту прав женщин, противостоит всем аспектам реакционной идеологии радикальных исламистов. Июньская победа НДП на выборах лишила Эрдогана большинства в парламенте. Эрдоган отреагировал с большой изобретательностью: он инициировал новые выборы, объявил войну ИГИЛ и совершил против него лишь одну демонстративную атаку, чтобы затем обернуть всю свою военную мощь против Рабочей партии в Турции и Ираке, обвинив Народную демократическую партию в поддержке террористов.

Далее последовала серия кровавых террористических акций внутри Турции – в Анкаре, Суруке и Диярбакыре, – якобы произведенных ИГИЛ, но загадочным образом направленные сугубо против гражданских активистов, связанных с НДП. Пострадавшие неоднократно свидетельствовали о том, что полиция препятствовала проезду скорой медицинской помощи к раненым, а также применяла слезоточивый газ против тех, кому удалось выжить.

В результате, НДП ослабила свое политическую активность за несколько недель до новых выборов, назначенных на ноябрь, опасаясь новых массовых убийств. Электорат НДП также практически не участвовал в выборах, в результате которых партия Эрдогана получила большинство в Парламенте.

Мы не можем с уверенностью говорить обо всех нюансах отношений Эрдогана с Исламским государством, но в каких-то вещах можем быть относительно уверенными. Если бы Турция объявила такую же мощную блокаду ИГИЛ, как на подконтрольных курдам территориях в Сирии, либо проявила тот же принцип «позитивного невмешательства» в отношении Демократического союза и Рабочей партии, какой она транслирует в отношении ИГИЛ, этот запачканный кровью «халифат» давно бы прекратил свое существование, и, возможно, парижских убийств можно было бы избежать. А если бы Эрдоган сделал это сегодня, уничтожение ИГИЛ стало бы вопросом нескольких месяцев. Но никто из западных лидеров ни разу сподобился призвать к этому Эрдогана.

Скорее, мы услышим от этих политиков призыв к свертыванию гражданских свобод и урезанию прав мигрантов ради всеобщей борьбы с терроризмом. Их метод решения проблемы настолько же неэффективен, сколь неприемлем с политической точки зрения. Но Турция — их «стратегический союзник». А потому, они готовы продолжать спокойно общаться с человеком, который фактически делает все возможное, чтобы продлить жизнь Исламскому государству.

Дэвид Гребер — американский антрополог и социальный активист, автор книги «»

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

желтые жилеты
Michael Shraibman

У меня было желание написать о событиях во Франции. Но за это время появилось интервью с Ксенией Ермошиной, непосредственной свидетельницей протестов. Она куда лучше информирована об этих событиях, чем любой из граждан РФ. Все это еще и происходит на фоне обмена любезностями между державами:...

3 дня назад
Michael Shraibman

Мы постоянно слышим: "Люди не способны меняться к лучшему, человеческая природа неизменна. В мире всегда или в большинстве случаев торжествует несправедливость и в принципе ничего нельзя исправить". Это мнение - ложь. Мой дед прожил 100 лет. Европейцы три столетия назад жили в том мире...

4 дня назад
3

Свободные новости