Германия: анархисты Atari Teenage Riot выпустили новый альбом

После двенадцатилетнего перерыва вышел новый альбом берлинской анархистской музыкальной группы Atari Teenage Riot . На фоне типичной для Берлина ориентации на электропоп он выделяется своей беззаботностью, несмотря на боевое содержание. Девичий и мужской голоса шепчут и орут о стране тотального контроля, о скрытой идентичности, о гиперреальности, об интернете как средстве манипуляции и даже о цифровом гниении и разложении. Участники группы Atari Teenage Riot, без сомнения, вполне серьезно относятся к этим темам. Голоса серьезны, но нет в них жесткости, суровости, озверения. Это молодые голоса. Беззаботность же песен заключается, пожалуй, в том, что вокальные партии без лишнего усердия наложены на завывающий и бухающий саундтрек. Человеческий голос не очень точно синхронизирован с музыкой, постоянно с нее соскальзывает, как бретелька с загорелого плеча.

Музыку альбома "Is This Hyperreal?" хотелось бы назвать яростной. В 90-х Atari Teenage Riot были с большим отрывом самой яростной группой Германии и, возможно, всей цивилизации в целом. Но границы максимальной оголтелости уже давно достигнуты, эпитет "музыкальный терроризм" многократно употреблен, играть быстрее, плотнее, грязнее и шумнее металло- и нойзгрупп уже физически невозможно, потому Atari Teenage Riot сделали шаг назад.

Они не давят скоростью, грохотом, искаженными голосами. В песнях много просветов и пауз, некоторые песни свингуют, это не поп, а почти поп, экстравагантная выходка на границе попа. И это "почти" и "чуть-чуть не" и делает эту музыку интересной. Раньше она была демонстративно несъедобной, сегодня она почти съедобна, и, тем не менее, танцевать под нее невозможно, а слушать можно только в сильно взбудораженном состоянии.

Лёха Империя

Шефом, композитором, вокалистом и идеологом Atari Teenage Riot является Элек Эмпайер (Alec Empire). Этот псевдоним точнее всего переводится как Лёха Империя. Для него, чуть ли не единственного, эсид хаус был музыкой протеста. То, что происходило в родной Германии в начале девяностых, ему чрезвычайно не нравилось.

Падение Берлинской стены и объединение Германии, распад Советского Союза, беспомощное барахтанье Кубы - все это привело к тому, что немецкие "левые" попали в полосу кризисов и деградировали. В то же время, как считает Лёха, фашисты и националисты, наоборот, воспряли духом. И на международной арене дела обстояли не лучше.  

Шел 1991-й год. В подвалах заброшенных домов в восточной части Берлина проходили яростные техно-пати, на которых отрывались безработные ребята из бывшей Восточной Германии и тусовщики, понаехавшие с Запада. Вместо экстази в моду вошли амфетамин и героин. Элек Эмпайер крутил пластинки в мрачном техно-бункере Tekknozid. "В начале 90-х мы с удовольствием слушали британский джангл, - вспоминает он, - потому что эта музыка была невыносимо громкой, примитивной и дико действовала на нервы".

В 1992-м бывший панк, а ныне хардкор-диджей Элек Эмпайер создал безумную антифашистскую группу Atari Teenage Riot. За проектом стоял целый букет славных идей, с ненавистной танцевальной музыкой было покончено раз и навсегда. Брейкбит неостановимо сползал в сторону транса и диско, единственной альтернативой остался цифровой хардкор (Digital Hardcore). Цифровой хардкор - это фрагменты гитарных партий металлической группы Slayer, искаженный до невыносимости брейкбит, очень много индустриального грохота и еще больше  воплей и криков. Самая главная идея: звуки бунта вызывают бунт. 

Звуки бунта

Первое же выступление нового берлинского коллектива произвело такой фурор, что на второй концерт съехались представители всех концернов звукоиндустрии. Серьезные люди в пиджаках приехали аж из Лондона посмотреть на новое чудо берлинского андеграунда (такое случается, прямо скажем, нечасто). Сумасшедшей группе тут же предложили контракты. Элек и его коллеги были немало смущены скоростью коммерциализации их революционной агрессии. 

Элек Эмпайер - яростный антифашист. Техно он тоже ненавидит. Все, на первый взгляд, безобидные рэйверы для него чуть ли не певцы гитлерюгенда. Его самые главные враги - неофашизм и диско-музыка, с его точки зрения, сильно связанные друг с другом. Музыкант ненавидит саму идею рэйва, то есть танцулек в конце рабочей недели, когда люди отправляются в клуб, чтобы забыть будничные заботы и почувствовать себя счастливыми. А с понедельника - снова на ненавистную работу. Сам Элек ни наркотиков, ни алкоголя не употребляет. Он считает, что немецкое правительство специально насаждает техно-музыку и экстази, чтобы дать хоть какую-то радость подрастающему поколению.

Эмпайер - принципиальный сторонник быстро сделанной и отвратительно звучащей музыки. Тут дело, конечно, не только в скорости изготовления. Сильно искаженным звук получается вовсе не оттого, что над ним мало трудились, искажения - результат целенаправленного применения специальных эффектов. Исказить звук, вообще говоря, несложно, сложно добиться грува. Может быть, продукция Эмпайера и его тусовки 90-х - это не самый быстрый хардкор из имеющихся в природе, но явно один из самых шумных и злобных. Он намеренно записан с искажениями, но акустической помойкой его никак не назовешь. Это скупо и конструктивно сделанная музыка.

Гид по новому альбому Is this hyperreal? от группы Atari Teenage Riot

Есть все основания утверждать, что новый альбом Is this hyperreal? группы Atari Teenage Riot является лучшим за все годы их музыкального бунта. Для его создания  Элек Эмпайер и Ник Эндо объединились с CX KiDTRONiK, в результате чего политические слоганы под индастриал и производимые с помощью синтезаторов звуки обрели гораздо более глубокое звучание по сравнению с записями 90-ых годов, а влияние драм-н-бэйса практически отсутствует.

Элек Эмпайер назвал всё это «протестным альбомом в эпоху Google». Альбом вышел в 20-ых числах июня, мы предлагает гид по трекам нового альбома от самой группы:

«Activate»

В «Activate» речь идет о политическом активизме в эпоху Интернета. Мы считаем, что правительства используют тему музыкального пиратства, чтобы иметь причину для управления и подавления свободы в Интернет-пространстве. Важно сохранить Интернет свободным от государственного контроля, чтобы политика была более прозрачной и люди могли формировать собственное мнение, имея доступ к альтернативным источникам информации. Звучит логично, но на самом деле печально наблюдать, что даже в западных демократиях правительства движутся в сторону ограничения свободы в Интернете.

«Blood In My Eyes»

Основной вокал в «Blood In My Eyes» принадлежит Ник Эндо. Она говорит от лица множества женщин, ставших жертвами современной работорговли и подвергающихся сексуальной эксплуатации ради извлечения денежной прибыли непосредственно на глазах у бездействующих правительств так называемого «цивилизованного» Запада. Ник, в полном соответствии со своим отличительным знаком – японской раскраской лица, символом сопротивления, делает свое высказывание в неподражаемом стиле Atari.

«Blood In My Eyes» - это захватывающая обличительная речь в форме электронного панк-рока, которая отдает должное феминистскому карательному подтексту, представленному в культовых фильмах вроде «Убить Билла» и подверженном жесткой цензуре французском арт-хаусном продукте «Трахни меня»Baise-moi»).

«Black Flags»

Мы, кажется, все больше приближаемся к обществу, в котором отдельные люди стоят вне закона, в отличие от всех остальных. Классовая война продолжается, и именно богатые провоцируют её. Этот дисбаланс вызывает все больше преступности и все больше насилия. Черный флаг исторически символизирует анархистский флаг, означая отсутствие правительств. Если правительства заигрывают с корпорациями, что они и делают сегодня, это угрожает демократии, свободе и свободе слова.  Кстати, скоро выйдет сингл-версия с американским репером Бутс Рили (Boots Riley) в качестве гостя. 

«Is This Hyperreal?»

Заглавный трек альбома, вероятно, может показаться некоторым людям странным. Это атмосферный и кинематографичный трек, который изображает картину насильственных протестов, ведущих к революции и заканчивающихся, вместо большей свободы, установлением диктаторского общества, в котором все против всех. Песня также содержит текст первой после легендарной «Hunt Down The Nazis» песни ATR на немецком языке, на этот раз ATR напрямую обращается к немецкому правительству и предостерегает их – если они будут продолжать коррумпированную политику в интересах меньшинства, вместо поддержки интересов большинства, которое их выбрало, то мы, народ, всегда можем захватить Рейхстаг/ Бундестаг, арестовать их и создать новую республику (Это уже случалось в Германии за последнее столетие: сразу после Первой мировой войны, когда немцы покончили с монархией, затем во второй раз, когда восточные немцы свергли социалистический режим в 1989 году и заставили пасть Берлинскую стену).

«Codebreaker»

Вокал в этой песне принадлежит гостю Стиву Аоки из «Dim Mak Records». Этот трек посвящен хакерскому активизму. Информационные войны и использование компьютеров в качестве оружия. Весь альбом спрограммирован на старом комьютере Atari ST1040 с памятью 2 МБ. Когда мы начинали, это был необходимый инструмент, а теперь он жизненно важен для  авторского звучания Atari Teenage Riot, поэтому мы до сих пор его используем. Это стало почти эйнштейновской математической задачей – выжать столько энергии из этой машины… но это также очень весело. Кроме того, он не подключен к какой-либо информационной сети, а значит, не может быть взломан.

«Shadow Identity»

Мы написали эту песню, когда услышали, что немецкая полиция устанавливала троянский вирус-шпион на компьютерах обыкновенных граждан. Это напомнило нам о том, как власти следили за людьми в нацистской Германии и ГДР десятки лет назад. Ожидает ли нас будущее, в котором мы все будем вынуждены жить двумя жизнями? Одна жизнь, отшлифованная для Интернета и возможных работодателей, и затем реальная жизнь, где мы можем свободно высказывать свое мнение среди наших друзей.

Ник Эндо упомянула, что иранские женщины уже так живут. Являются ли те, кто проповедует «конец неприкосновенности частной жизни» во времена Интернета, теми же, кто утверждает нашу интеллектуальную собственность, чтобы эксплуатировать ее с целью получения финансовой прибыли? Авторы вроде Джеффа Джарвиса постоянно спрашивают, почему немцы так щепетильны, когда речь заходит о таких вещах. Ответ – потому что мы уже побывали там дважды за последнее столетие.

«Re-arrange Your Synapses»

«Shadow identity» приводит нас к этой песне под названием «Re-arrange Your Synapses». Вот ее основной текст: «Интернет/ Стоит ли того создание черной дыры, которая засасывает наше время, творчество и друзей?/ Некоторые верят, что повседневный мобильный девайс так же всесилен, как и ядерная граната, когда дело доходит до начала революции!/ Преобразуй свои синапсы!

Идеологии, скрывающиеся за этим типом мышления, не так уж и убедительны, мой друг!/ Когда власти догонят нас, а они догонят, не такая уж хорошая идея оставлять следы и сразу же раскрыть всю информацию о себе». Тогда как легендарная песня «Start The Riot» стала началом десять лет назад, «Re-arrange Your Synapses» является продолжением, которое объясняет, что, если за политическим активизмом не стоит разумное мышление и он полностью контролируется ненавистью и гневом, то многого не добьешься.

«Digital Decay»

Эта песня действительно была вдохновлена деятельностью Wikileaks. Digital Decay («Цифровой распад») является ключевым понятием, которое, в основном, описывает будущее, где люди не будут пользоваться Интернетом, потому что он находится под слишком сильным регулированием и контролем.  Эта возможность стала казаться довольно «клёвой» в последние месяцы – не быть больше частью этой перегруженной информацией беговой дорожки. Вокал Ник Эндо инспирирован компьютером HAL с корабля «Космической одиссеи 2001 года» Кубрика. Этот трек сочетает в себе звучание ранних работ ATR, которые берут начало в стиле детройт-техно, с дабстепом в самом конце.

«The Only Slight Glimmer of Hope»

Много лет назад Мик Джаггер сказал: «Анархия – это небольшой проблеск надежды». Мы считаем себя анархистами (anarchist libertarians). Во многих городах полиция бессильна, когда речь идет о росте насилия и преступности. Мы не хотим перекладывать ответственность на Большого Брата, чтобы они принимали за нас все решения. Мы верим, что общество, в котором люди обращаются друг с другом уважительно и делятся доходами, является возможным и логичным.

«Collapse of History»

Это одна из ключевых идей, когда речь заходит от гиперреализме и нашем времени. Мы живем в эпоху, когда ощущение пространства и времени потеряно. Любая вещь становится доступной мгновенно. Все больше молодых людей открывают музыку, которая, например, была сделана в 1950-х годах. Смысл поп-музыки теряется, массовая культура подходит к концу. Мы написали этот гимн в честь разнообразия! С музыкальной точки зрения интересно отметить, что песня начинается с воссоздания звуков классической видео-игры AtariPong”, а затем в припеве Элек Эмпайер накладвает 40 слоев вокальных дублей, чтобы создать хоровой звук, навеянный старыми русскими военными хорами.

Перевод: Долорес 

Источник

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

1 неделя назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

2 недели назад

Свободные новости