Германия: памяти анархиста Рамона "Моне" Камбра

Анархисты Гамбурга сообщают о кончине ветерана движения, участника гражданской войны в Испании (1936-1939гг.), Рамона "Моне" Камбра. Он родился 28 марта 1917г. в Барселоне в пролетарской семье,  закончил типографское училище.  С юношеских лет интересовался анархизмом, был лично знаком с Буэнавентура Дурутти и Луисом Андресом Эдо.  Участвовал в анархистском движении в Испании, Франции, Германии. Умер 12 декабря 2010г. в Гамбурге.

Рамон "Моне" Камбра - Пусть земля будет тебе пухом, товарищ!

 Фото: Рамон, 1939 год

Рамон ("Моне"), по его собственным словам, в своей семье (его старший брат и младшая сестра все еще живы) был "белой вороной". Вегетарианец с 14 лет. Со своей будущей женой Марией Камбра-Туриас (родилась 8 июля 1923 г.) он познакомился в 1933 году, после того как их брат и сестра обручились.

Рамон вырос в Барселоне. Он знал Дурутти и Луиса Андреса Эдо - они были соседями. В юности Рамон носил длинные волосы  писал стихи, участвовал в культурной ассоциации и боролся против милитаризма. Он выучился на типографа и вступил в CNT. Уже за неделю до военного переворота он, как и другие товарищи, дневал и ночевал в местном отделении профсоюза, потому что было ясно, что скоро что-то произойдет. И в течение двух дней трудящимся удалось разгромить военных мятежников в Барселоне. Когда мы подарили ему книгу "La Barcelona rebelde", он пролистал ее и с гордостью показал нам фотографию баррикады 19 июля 1936: "Это была моя баррикада, на площади Пес-де-ла-Палья".

После фашистского путча он сражался за социальную революцию в колонне Ортиса. Это была первая Колонна, отправившаяся после 19 июля на фронт в Арагоне. Он, антимилитарист и еще почти ребенок, по его собственным словам, воспринимал это и позднее, как иронию судьбу. Война и оружие сохранили для него после этого опыта странное очарование.

В ноябре 1936 года он хотел сражаться в Мадриде, защищать город от фашистских полчищ, но это оказалось невозможным. Во время боя Рамона переехал танк, но, так как он лежал в траншее, то выжил. После лечения он воевал в Колонне "Рохо и негро" ("Красная и черная") под Уэской в Арагоне. Он был сержантом. В феврале 1939 года со всей своей колонной (300? человек) он перешел через границу во Францию.

Фото: Военный билет Рамона в республиканской армии.

Во Франции он был арестован в Арле (южная Франция) и отправлен работать в угольных шахтах. Занимался саботажем, выдавая неправильные показатели. Воевал в Сопротивлении и пытался взорвать виадук, когда британские войска высаживались в Дьеппе. Но группа из 50 человек была предана "собственным" радистом, и все, за исключением Рамона, погибли.

Тюрьма, пытки в двух концлагерях на юге Франции, и вот перед ним появляется одетый в черное эсэсовец, который спрашивает его, он ли Рамон Камбра. Он отвечает: "Да", и думает, что вот и смерть его пришла, но человек оказывается агентом Сопротивления и только говорит, что он должен исчезнуть. Рамон бежит.

Фото: Рамон в 1949 году.

С 1943 по 1963 год он нелегально жил в Испании в семье Марии под вымышленным именем брата Марии. Докер, потом разнорабочий, с 1950 он работал фотографом, оставаясь тайным связным и лейтенантом подпольной республиканской армии "Agrupación de fuerzas Armadas de la Espanola" (Организация испанских вооруженных сил). Ее удостоверение на имя Хосе Maнен Эглесиас он тайно носил с собой в поясе.

Через два дня после окончания Второй мировой войны, 10 мая 1945 года, Мария и Рамон поженились, в 1947 году у них родилась дочь Монтсеррат. В 1956 Рамону удалось через епископа, который имел интрижки с женщинами и, так им образом, поддавался "убеждению", "отмыть" документы Рамона, и он возвращает себе обратно свое настоящее имя. Затем семья жила во Франции в Castres, примерно в 70 км от Тулузы.

Фото: членский билет CNT Рамона.

Потом, в 1964 году, переехал в Германию и в Гамбург. Здесь Рамон работает на протяжении многих лет на почте и т.д., ездит ночью на грузовике. В отличие от других коллег по работе, Рамону это нравилось. При погрузно-разгрузочных работах он пережил серьезную аварию. В 1970 году ненадолго он вступил в СДПГ и основал Левый кружок, но вскоре покинул партию. Рамон и Мария обратились за немецким гражданством, потому что оба считали, что раз они имеют "все обязанности, то хотят иметь и все права!"

К началу восьмидесятых годов Рамон восстановил контакты с CNT и снова стал членом своего старого профсоюза Sindicato Artes Graficas (Профсоюз работников графических искусств) в Барселоне. Для газеты "Tinta Negra" он перевел с  немецкого языка серию статей Волина из "Неизвестный революции" о роли анархистов во время русской революции, в т.ч. главы о Махновском движении и Кронштадтском восстании. Потом, до начала 90-х годов, было несколько статей для "Soldaridad Obrera" (Soli). После того, как Soli не продлила его подписку, он прекращает работу для CNT и Soli.

Фото: Рамон справа. В центре - генеральный секретарь CNT Хосе Луис Коронадо. Гамбург, 1986 г.

В 1984 году он принимает участие в восстановлении гамбургского FAU. В 1986 году, 11 октября, он присутствует на открытии Либертарного центра на Лагештрассе и выступает с небольшой речью. Он постоянно призывал шаг за шагом решать проблемы и идти дальше!

Рамон был очень начитанным и мудрым, но оставался при этом очень скромным человеком и не хотел, чтобы вокруг него все носились. Рамон и Мария оба были вегетарианцами и очень любили животных, почти до последних дней у них были домашние животные. О гражданской войне в Испании Рамон говорил не очень охотно. Вероятно, не подозревая об этом, иногда мы ожидали от него слишком многого. Память о многих убитых братьях и сестрах для него была кошмаром.

Но он подчеркивал рабочую солидарность между членами UGT и CNT. И что молодые товарищи должны дать собственные ответы на вопросы своего времени. Когда его спросили, как крестьяне отреагировали на революцию, он всего лишь ответил: "Конечно, они радовались, они были в восторге!" На этом разговор закончился.

Фото: Рамон в мае 2010 в Гамбурге.

До старости Рамон был заинтересован в развитии анархического движения и FAU и спрашивал: "Что делают друзья?". Рамон был восторженным автомобилистом, и продление водительских прав в 90 лет он отметил как важный прорыв. Участившиеся болезни свои и жены, в любом случае, он встречал со свойственным ему юмором.

Рамон не хотел панихид, только простых похорон. Вероятно, он не хотел бы и этого некролога, но мы помним о нем и хотим помнить и сохранить память о нем! Моне, нам будет не доставать твоего остроумия, твоего смеха, твоего упрямства, твоей человечности и любезного характера!

Мы выражаем сочувствие Марии, Монтсеррат и всей семье!

Мария часто говорит: "Жизнь трудна", вероятно, потому, что ей часто приходилось бояться за своего Моне, а затем часто спрашивала, вернется ли он или он либо они оба окажутся преданными и раскрытыми. Несмотря на страдания, которые он перенес, Рамон как-то сказал: "Жизнь прекрасна", и за несколько дней до своей смерти: "Я прожил свою жизнь."

Некоторые твои молодые друзья и Companeros из Гамбурга.

Источник

Ссылки по тематике материала:

Болгария: памяти анархиста Георги Недялкова

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Николай Дедок

На фронте в Сирии каждый день погибают женщины-воины. Однако они защищают свой дом, свою родину и свою революцию. Что же движет этими женщинами, кто проезжает тысячи километров с Запада, чтобы присоединиться к борцам с исламистами и… умереть? В марте того года мировые СМИ облетела новость...

2 недели назад
5
Michael Shraibman

"Хватит жаловаться на жизнь! Почему бы желающим, людям, которых не устраивает низкая зарплата или безработица, не продать, например, квартиру и самим не организовать свое дело, бизнес, или даже кооператив?". Это - пошлость, которую часто можно услышать от деток богатых родителей или от...

2 недели назад
1

Свободные новости