RSS АД в Facebook АД в Vkontakte АД в Twitter

Испания: к 35-летию "дела Скалы" - полицейской провокации против CNT

15 января 1978 года, по окончании крупной манифестации CNT против "пакта Монклоа", были брошены бутылки с "коктейлем Молотова" в здание одного из самых известных и временами самого успешного концертного зала "Скала" в Барселоне. Непосредственным результатом стала гибель 4 рабочих зала: Диего Монтеро, Бернабе Браво, Рамона Эгеа и Хуана Мануэля Лопеса. Двое из них были членами CNT.

Полиция немедленно арестовала подозреваемых в совершении покушения – все они были членами CNT и участниками упомянутой манифестации. В последующие дни арестовали еще около 170 человек. Параллельно была развернута ожесточенная кампания по дискредитации анархо-синдикалистской Конфедерации со стороны СМИ и репрессивного аппарата государства, которые увидели в этом возможность разрушить и убить единственную силу, которая, обладая реальным весом в обществе, ставила под угрозу операцию отбеливания франкистской диктатуры самими франкистами.

Эта операция осуществлялась с помощью "пактов Монклоа" (при выработке которых не присутствовали профсоюзные организации – их туда даже не пригласили – хотя большинство из них одобрили эти соглашения). Они перекладывали груз экономического кризиса на плечи трудящихся, которым приходилось жить в условиях резкого урезания зарплаты, повышения налогов на потребление, утраты трудовых прав и т.д. Пакты должны были также заложить основы политических перемен, которые вели к конституции 1979 г. – плоду сделки между франкизмом и новым растущим политическим классом, жаждущим власти. CNT, выступившая против всей совокупности этих соглашений и, прежде всего, против забвения прошлого и отказа от того, чтобы предъявить счет франкизму, очистив от него весь госаппарат – политический, полицейский, судебный и культурный, – стала объектом борьбы на уничтожение.

"Дело Скала" стало острием мощных репрессий против CNT в момент, когда она оказалась организационно и структурно ослабленной уже очевидно наметившимися внутренними расхождениями. Как удалось, в конце концов, доказать, это "дело" было огромной провокацией, сфабрикованной полицией – провокацией, великолепно подготовленной и осуществленной. Здесь много что могли бы поведать засланный полицейский агент Хоакин Гамбин, комиссар Конеса (уже умерший) и тогдашний министр внутренних дел Родольфо Мартин Вилья. Но они так никогда и не открыли рта.

Результат: 17 лет тюрьмы для Франсиско Хавьера Каньядаса, Артуро Пальмы Сегура и Хосе Куэваса Касадо; два с половиной года для Луиса Муньоса и 6 месяцев для Марии Росы Лопес; резкое торможение организации, которая росла на глазах; усиление внутренних разногласий и последующее появление CGT…; вериги на ногах Конфедерации, которая была в значительной степени дискредитирована и… нейтрализована – на благо великого Государственного Пакта о Переходе к Испанской Демократии, без оппонентов.

Как убивали CNT

Фолькерт Морхоф: Дело «Скала» 1978 г

15 января 1978 г.  Поджог в "Скала"

В воскресенье, 15 января 1978 г., в Барселоне проводилась демонстрация около 15 тысяч трудящихся из CNT против "пакта Монклоа". Она началась в 11 часов утра и закончилась, "согласно официальным данным высшего полицейского руководства", вскоре после 1 часа дня. Пожар же в театре "Скала", согласно отчету пожарных, вспыхнул лишь в четверть второго. Огонь, вызванный двумя фосфорными напалмовыми бомбами, уничтожил здание театра; четверо рабочих - Рамон Эгеа, Хуан Лопес, Диего Монторо и Бернабе Браво, все - члены CNT - погибли при пожаре.  Более 200 человек лишились рабочих мест. 70% членов трудового коллектива состояли в CNT.  

Подоплека

С начала 1977 г. CNT стала организовывать в Барселоне свои первые собрания. Я сам присутствовал на гигантском митинге 2 июля 1977 г. со многими сотнями тысяч участников. 

Сотрудничество обоих профсоюзов - Всеобщего союза трудящихся UGT и Рабочих комиссий CCOO - с государством становилось все заметнее. Парламентские левые признали капиталистическую систему и в пост-франкистский период; они поддержали переход от фашистского франкизма к демократии. Это привело к тому, что первое "демократическое" правительство состояло из многих бывших фашистских чиновников и министров.

Так, министром внутренних дел стал Родольфо Мартин Вилья, бывший вождь фалангистского союза студентов SEU. Его отец был членом CNT и знавал еще ветерана CNT и FAI Диего Абада де Сантильяна, жившего тогда уже пенсионером в Аргентине. Друзьями министра внутренних дел Вильи были также Энрике Маркос Батлье и Хосе Касес Альфонсо, активисты профсоюза актеров в Барселоне. Именно этот министр в 1977 г. лично привёз в Барселону анархистского ветерана Диего Абада де Сантильяна, чтобы подтолкнуть CNT к реформистской линии!      

25 октября 1977 г. представители важнейших политических партий - включая Сантьяго Каррильо (коммуниста) и Мануэля Фрагу Ирибарне (бывшего фашиста) - подписали "пакт Монклоа", документ, предшествовавший конституции. Через 2 дня это пакт был одобрен и парламентом. Попытка правительства Адольфо Соареса связать  профсоюзы "социальным пактом" провалилась из-за сопротивления UGТ и CNT, а также различных секций Рабочих комиссий. Однако несколько позже оба профцентра, UGT и CCOO, подписали пакт вместе с объединениями предпринимателей. Только CNT по-прежнему заявляла о том, что полностью отвергает эти пакты.   

"Немецкая модель" и операция "Полип"   

Как же произошел подобный поворот в настроениях коммунистов и социалистов? Уже между 1975 и 1982 гг. новые партии, к примеру, социалисты из ИСРП во главе с лидером партии Фелипе Гонсалесом, получили поддержку, в том числе и со стороны немецких "демократов". Чтобы "приглушить" угрозу влияния коммунистов на юго-западном фланге НАТО, они доставили в чемоданчиках в Мадрид и Лиссабон около 50 млн. немецких марок.

Толчок дал в 1974 г. "мрачный доклад министра иностранных дел США Генри Киссинджера (...), который рассматривал Испанию как страну, которую грозят опрокинуть коммунисты, а Португалию - как уже опрокинутую ими". Четыре тогдашние партии бундестага быстро договорились о необходимости вмешательства. Брандт, Геншер, Коль и Штраус предоставили выполнение этой операции "Полип" Федеральной информационной службе БНД (западногерманской разведке, - прим. перевод.)      

Деньги поступали и за счет пожертвований. Объединение немецких профсоюзов направляло профвзносы, американцы - доллары, отмытые в Центральной Америке. Денежный поток маскировался с помощью партийных фондов, таких как Фонд Фридриха Эберта СДПГ. С 1983 г. помощь со стороны федерального канцлера из ХДС Гельмута Коля поступала через "ящерные фонды" МИДа, по бюджетной статье "Тайные расходы на особые цели" ("Шпигель", 2000, №6).     

Рост мощи CNT и либертарного движения

Анархо-синдикалистская CNT становилась все мощнее и вступила вместе с некоторыми другими профсоюзами в борьбу против "пакта Монклоа". Поэтому рабочее движение должно было быть разгромлено. "Необходимо положить конец анархизму в Испании, новой амнистии больше не будет!" - заявил  министр внутренних дел Мартин Вилья.

Инфильтрация государственного терроризма против CNT 

Один из мнимых организаторов поджога "Скалы", Хавьер Каньядас, которого приговорили к длительному тюремному заключению, в своей книге обвиняет CNT в том, что в ту пора она выдавала свои членские билеты любому человеку, направо и налево. Это стало тяжелой ошибкой CNT, так как в либертарные профсоюзы пришли не только троцкистские активисты, наряду с другими марксистами и марксистами-ленинистами, но и сотрудники "Социально-политической бригады" из Барселоны (все они вступили одними  из первых и были сотрудникиами 4-й группы Бригады криминальных расследований, отвечавшие за преследование анархистов и троцкистов в межпрофессиональном профсоюзе).

Анархо-синдикалистской организации дорого обошлось то, что она не пресекла возможности для такой инфильтрации. Только в Каталонии было выдано 140 тысяч членских билетов, и CNT насчитывала в этом регионе свыше 100 тысяч членов. Этот факт обращает на себя внимание, поскольку инфильтрация сотрудников Социально-политического бюро в Барселоне имела место уже в 1964 г., приведя к провалу попыток реорганизации анархистской FAI.  

Катастрофа для CNT 

Член регионального комитета каталонской CNT Луис Андрес Эдо за 2 месяца до провокации в "Скала", организованной государственным терроризмом против CNT, проинформировал генерального секретаря CNT Хуана Гомеса Касаса (члена FAI, с июня 1979 г. генерального секретаря МАТ), Полуостровной комитет FAI и секретаря CNT региона Мурсия о полицейском шпике Гамбине. Информацию о мерзких делишках Гамбина он получил от "обычных заключенных". В Мурсии из-за инфильтрации "Сверчка" - Гамбина уже в 1977 г. произошел провал "нелегальной" группы FAI в количестве 54 человек: он, по поручению "суперкомиссара" Роберто Конеса, предложил этой группе 2 чемодана с оружием и взрывчаткой. Среди арестованных в Барселоне оказался и Луис Андрес Эдо.   

Касас ответил Эдо: "Итак, это дело FAI, мы здесь вмешиваться не можем. Однако, как генеральный секретарь CNT, я могу проинформировать FAI, если они не примут надлежащего решения". И далее: "Гамбин состоит в межпрофессиональном профсоюзе местной федерации в Мурсии. Если он выйдет на свободу, мы будем наблюдать за его поведением, чтобы установить, приняла ли FAI меры, и если мы установим, что Гамбин остается членом, тогда нужно будет проинформировать местную федерацию".   

Однако дело обернулось куда хуже. По распоряжению комиссара Сандоваля, главы опербригады в Мадриде, "Легионер" - Гамбин отправился 11 января 1978 г. из Мадрида в Барселону. Сопровождал его местный секретарь CNT Антонио Марфиль!

Позднее Гамбин признался, что его непосредственным начальником был комиссар Эскудеро. Эскудеро же как полицейский подчинялся комиссару Роберто Конесе - вероятно, самому печально известному пыточных дел мастеру франкистской полиции. Министру внутренних дел Мартину Вилье пришлось лично взять под защиту свою правую руку - комиссара Конесу, отвечавшего за преследование CRAPO, от обвинений в принадлежности к руководящей верхушки той же самой GRAPO - вооруженному отделению "Испанской компартии (революционной)". 

Гамбин рассказал, что получал в месяц 45 тысяч песет за работу по инфильтрации в CNT и создание "Революционной армии помощи трудящимся" (ERAT). Эта группа совершила множество нападений, пока не была ликвидирована в ходе "необыкновенно блестящей полицейской операции". За дело "Скалы" государство заплатило ему 100 тысяч песет.

Хоакин Гамбин был приговорен в декабре 1983 г. к 7 годам тюрьмы. Группа молодежи во главе с Хавьером Каньядасом Гасконом также получила длительные сроки заключения за изготовление "коктейлей Молотова" и их ношение на демонстрации CNT 15 января 1978 г.  

Неудача мер со стороны FAI (или их отсутствие), которая была проинформирована о Гамбине, была лишь одним из паззлов в головоломке борьбы против либертарного движения, которая привела к дальнейшим катастрофам для CNT.  

Раскол CNT 

"Инакомыслящий" еретик Луис Андрес Эдо, убежденный сторонник  демократии общих собраний, на протяжении 40 лет возглавлявший группу CNT в парижской эмиграции, в 1978 г. был генеральным секретарем CNT в Каталонии. Его сменил Энрик Марко Батлле. На период его нахождения на посту приходится раскол, инсценированный в 1979 г. на V конгрессе CNT в Мадриде.  Помощником в этом деле выступил служащий IBM Хосе Бондиа,  дошедший до самых высоких постов в CNT. 

Эти "сенетисты - обновленцы", принявшие демократические перемены и приспособившиеся к европейской концепции "немецкой модели" СДПГ, позднее создали испанскую CGT, в которой сегодня состоит больше коммунистов и троцкистов, нежели  реформистских анархо-синдикалистов. 

Хосе Бондиа потерпел провал в 1983 г. на VI конгрессе CNT, так как поручил защищать права на историческое наследство CNT против испанского правительства адвокату IBM Антонио Гарригесу Уокеру (с 1981 г.). К этому добавлялись и его самовольные политические действия (он вел переговоры с правительством ИСРП). Сейчас Бондиа работает в латиноамериканском фонде социал-демократической ИСРП "Синко Сентенарио". 

Антонио Гарригес Уокер, тогдашний юрист и хозяйственный эксперт, председатель крупнейшей адвокатской конторы Испании, занимает многочисленные посты в сфере предпринимательства, является представителем Верховного комиссариата ООН по беженцам в Испании и европейским председателем основанной в 1973 г. Дэвидом Рокфеллером "Трехсторонней комиссии". Брат Хоакина Гарригеса Уокера занимает пост министра общественных работ и урбанизации. 

Замаскированный и разоблаченный генеральный секретарь Марко Батлле

"Разочарование" бывшего генерального секретаря CNT Энрика Марко Батлле (Знрике Маркоса Батлье) в мае 2005 г. бросает дополнительный свет на инфильтрацию в либертарное движение с явной целью разгрома CNT. Случай с появившимся из ниоткуда Энрике Марко Батлле, который в 1976 г. стал вначале генеральным секретарем CNT Каталонии, а в 1979 г. - всей CNT, добившись этого благодаря поддельной биографии участника сопротивления против франкизма и узника германского концлагеря, приобрел международную известность. Никто из более старых товарищей не знал его ни под испанским, ни под каталонским именем, никто не мог его вспомнить, даже те, кто якобы сидел с ним в одном концлагере во Флоссенбрюкке. Он до сих пор отрицает, что его побуждали к проникновению в CNT. 

Тот. кто захочет этому поверить в свете событий государственно-политической кампании ради уничтожения либертарного движения и конкретно тогдашней CNT, тот более чем наивен. Раскрывший скандал с Батлле историк Бермехо еще раньше удивлялся, что "Марко никогда не называли в связи с какими-либо значимыми акциями антифранкистского сопротивления". Это в свое время удивляло и Луиса Андреса Эдо, но никого не волновало всерьез. Или же здесь все еще давали плоды старые связи (некоторых) деятелей CNT с фалангистским государством.  

К сожалению, в CNT были и другие провокаторы и шпионы. Перечислить их попытался Луис Андрес Эдо в книге "CNT на распутье", но эта книга, к сожалению, недоступна либертарной общественности в Германии, так как перевода пока нет.

Уроки?

Охота на ведьм, развернутая против либертарного движения, была организованной государством борьбой с подрывными движениями. Нельзя игнорировать тот факт, что некоторые из этих действий покрывались коллаборационистской фракцией CNT/FAI (вероятно, как ложно понятая борьба против справедливо ненавидимых коммунистов), и этот факт весьма болезнен.

И то, что доказательства государственно-террористических действий все еще скрываются под плащом перехода к демократии, никого не удивляет. В этом подлинный скандал, который испанская CNT-AIT и либертарное движение до сих пор не полностью осознали и разрешили.

Фолькерт Морхоф

Источник



Ваша оценка: Пусто Средняя: 2 (1 голос)