Греция: Письмо заключенной анархистки Фее Мари Майер

Публикуем письмо  анархистки Фее Мари Майер, 27-летней гражданки ФРГ, задержанной в спецслужбами Греции в начале января. После задержания полиция и проправительственные е СМИ страны распространяли ложь о том, что якобы Фее Мари дочь Барбары Майер, участницы "РАФ". После того как настоящие родственники Фее Мари выступили с опровержением полицейской дезинформации, анархистку выпустили из под стражи в середине января. Спустя несколько недель Майер вновь была задержана и заключена под стражу.

 

Напомним, что  14 января антитеррористическим подразделением полиции Греции была задержана 27-летняя гражданка Германии Мари Фее Майер (Marie Fee Meyer). Её задержание связанно с антитеррористической операцией, направленной против революционной организации «Заговор огненных ячеек».

Арестованная полицией немка была идентифицированна как Мария Фее Майер (Marie Fee Meyer), дочь Барбары Майер (Barbara Meyer). Полиция и корпоративные медиа тут же распространили ложь о том, будто это и есть участница RAF, разыскиваемая немецкой полицией с 1993 года в связи с членством в «Фракции Красной Армии». Родственники Марии выступили с опровержением полицейской дезинформации.

17 января Мейер была освобождена после того, как следователь по ее делу предложила освободить ее несмотря на протесты прокурора. При этом суд оставил под стражей четверых греков в возрасте от 21 года до 23 лет, арестованных по тому же делу. 

Следствие считает, что задержанные готовили взрывы, приуроченные к открывшемуся в понедельник процессу по делу анархистской группировки "Заговор огненных ячеек".

В начале февраля Мария Фее Майер была вновь задержана в результате полицейской спецоперации.

За решеткой...

Иногда даже самые ужасные сценарии становятся реальными. И вот я нахожусь в досудебном заключении в женской тюрьме Коридаллос (Афины), т.к. у меня нашли листовки и т.к. я анархистка.

Первоначальный список обвинений увеличился: к нему добавилось еще одно серьезное преступление, а именно: моя связь с заключенными анархистами-политзаключенными.

Именно на этом было основано решение Комитета по мелким правонарушениям (который также принял решение о досудебном заключении Фее – перев.) о моем заключении в тюрьму. Я не удивляюсь, но хочу знать: если то, что происходит, не политическое преследование, то что же это?

Возможно, причиной всех преследований наших товарищей являются их взаимоотношения, а не политические взгляды. Возможно, содержание людей, ожидающих суда, в тюрьмах строгого режима или подземных тюрьмах – случайное явление, никак не связанное с их политической деятельностью. Не следует забывать преобразование политических судов в военные трибуналы, работающих при особых условиях, таких как суд без обвиняемых или когда у людей, пришедших на заседание, отбирают удостоверения личности.

Вы смеетесь?

Власть избавляется от чувства безнаказанности и вины, от того приема, который она в течение многих лет использовала, разделяя протестующих на хороших и плохих, легальных и нелегальных. Сегодня все перемешалось; разделяющая линия не ясна, и каждый, кто сопротивляется, попадает в список подозреваемых. Каждый может оказаться в уютных камерах греческих тюрем.

Принцип «разделяй и властвуй» больше не уместен, хунта потеряла всякий стыд, люди снова разделены на две части: эксплуататоры и эксплуатируемые.

В данной ситуации важны не только поступки, но и идеи. Книги и все возможные печатные издания рассматриваются как опасные, и скоро появится новый «index librorum prohibitorum» (список книг, запрещенных инквизицией).

Анархистские и антиавторитарные издания объявляются вне закона, как содержащие информацию о подрывной деятельности. Это попытка избавиться не только от людей, ведущих борьбу, но и от идеалов и идей, тех идей, которые несет в себе наша литература.

Все это в настоящее время представляет опасность.

Опасно, т.к. мы живем в эпоху нового либерального тоталитаризма, современной и всегда социалистической хунты.

Опасно, т.к. количество протестующих растет, они создают новые сети и признают важность борьбы.

От отважных жителей Кератеа и близлежащих областей, 300 мигрантов, участвующих в голодной забастовке и требующих достойной жизни в полном осознании принадлежности к своему классу до бастующих работников общественного транспорта и других сфер, не желающих принимать шантаж своих боссов; движение «Я не буду платить», членам которого грозит тюремное заключение. Они и многие многие другие…

Сегодняшняя хунта ни чем не отличается от предыдущей. Она переняла от нее систему быстрой, многофункциональной, всегда готовой «Безопасности» и самопровозглашенного государства, вооруженного, скрытного, не имеющего названия, специализирующегося на преследовании, пытках и запугивании людей.

Террористы с новыми и старыми методами, похищения людей посреди улицы, как это происходит только в кино, публикации фотографий до предъявления обвинений, придуманные группировки без названий, не совершившие каких-либо акций, фигурируют в списках обвинений против товарищей; фашистские законы с особыми поправками; больше законов – больше тюремных заключений.

Масло в огонь добавляют и СМИ, которые взяли на себя роль, с которой не в состоянии справиться государство. Ложью, ТВ-шоу о знаменитостях, нацеленных на серую массу и оскорбляющих тех, кто их смотрит, они пытаются запугать и подчинить себе людей.

Учитывая вышесказанное, на данный момент солидарность единственная сила, объединяющая всех репрессированных. Солидарность означает поддержку, а не согласованность: признание государством основной цели нашей борьбы. Это основная политическая сила общественного устройства, сочетающаяся с возможностью личной реализации.

Товарищеский привет, мои мысли всегда будут с теми, кто находится за решеткой или на свободе – не падайте духом! Потому что до тех пор, пока не будет уничтожена последняя тюрьма, никто не будет свободен. Потому что самый темный час – перед рассветом!

Фее Мейер
Камера 35, Крыло B
женская тюрьма Коридаллос

Источник

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Социальные революционеры с начала XX столетия противостояли не только царизму, но и либеральным партиям, которые они критиковали. Например, в отличие от либералов, анархисты и эсеры-максималисты отделяли борьбу за свободу слова от борьбы за выборы в органы государства, так как последние работникам...

1 неделя назад
6
Николай Дедок

3 августа в Москве прошла одна из крупнейших акций протеста с массовым хапуном. Оценки количества участников разнятся от 1 500 до 10 000. Задержанных — 1001 человек. Учитывая, что Беларусь и Россия всё время обмениваются опытом по подавлению протестов, и, как настоящие автократии, вкидывают в...

2 недели назад
1

Свободные новости