Хроника последнего заседания суда по делу о поджоге бобруйского КГБ

18 мая 2011 года фигуранты дела Евгений Васькович, Павел Сыромолотов и Артем Прокопенко получили по семь лет заключения в колонии усиленного режима. Последнее судебное заседание началось с попытки просмотреть следственный эксперимент с участием Павла Сыромолотова. Но ноутбук отказался нормально воспроизводить диск, эту идею пришлось отложить на некоторое время. Подсудимому Артему Прокопенко зачитали материалы дела, где говорилось, что он выложил на сайт belarus.indimedia.org в компьютерныом клубе "Малибу" видео с акции. "Нет, я не выкладывал видео в интернет, съемки собирался делать исключительно для себя. А сказать о клубе мне посоветовал следователь", - заявил парень.

После этого возник вопрос, прослушивать ли аудиозапись с этими признаниями. Адвокат Бондарь напомнил в очередной раз, что Артем отказался от прежних показаний, сделанных под давлением, и просматривать их не имеет смысла. "Это мы позже решим, в каком состоянии он был ... давление будто бы на него оказывалось", - резюмировала прокурор Любовь Толстик.

Суд поинтересовался у Артема Прокопенко, откуда он знает фамилии анархистов Дедка и Веткина, так как ранее заявлял, что спланировал акцию в их поддержку. "Я прочитал о них в газете и запомнил, но я ведь вам уже говорил, что отказался от прежних показаний", - ответил подсудимый.

В протоколе следствия была информация, что ребята заранее осматривали здание КГБ, но подсудимые отказываются от этого. Артем Прокопенко отметил, что жил недалеко от этого учреждения, и поэтому ему часто приходилось проходить рядом. "Мы не смотрели специально, где видеокамеры, - заявил по этому поводу Павел Сыромолотов. - Я волновался во время следствия, и мне помогал давать показания следователь. Он что-то свое, пожалуй, вносил, говорил, что так будет лучше ... "

У Артема Прокопенко спрашивали, разговаривал ли он с Васьковичем о подготовке взрыва в Молодечно. "Не помню, возможно, что и говорил", - ответил подсудимый.

В суде зачитали заключения экспертов по составу вещества, которое находилось в бутылках. Далее - заключения экспертов, которые дали оценку психологическому состоянию подсудимых. Для всех трех оно было одинаковым: мог осознавать, что наносит своими действиями ущерб, не злоупотребляет алкогольными напитками, психических болезней нет, действия носили целенаправленный и последовательный характер, временного расстройства памяти не было.

Прокурор просит продемонстрировать ролик, отснятый свидетелями "поджога". Адвокат Галиев заявляет, что перед тем, как вносить видео в материалы дела, нужно провести экспертизу, когда и где оно было сделано. Тем не менее, чуть позже этот ролик просматривают, на нем почти ничего не видно, кроме вспышек, и где это происходит, непонятно.

Судья поинтересовался у Артема Прокопенко, с какой целью он хранил у себя карту Барановичей и Молодечно, парень ответил, что ездил туда к знакомым и на концерты.

Далее судья огласил характеристики с рабочих мест Васьковича и Сыромолотова, с места учебы Прокопенко. Из них следует, что у ребят хорошая репутация, участие в волонтерских работах, конкурсах, спортивных соревнованиях и так далее. Прокурора Любовь Толстик сильно задевает информация, что Евгений Васькович был ранее в рядах БРСМ. Она долго интересуется, в каких мероприятиях он там участвовал, поддерживает ли связь сейчас. "Я не имею никакого отношения к БРСМ с момента окончания школы, - заявил подсудимый. - БРСМ не та организация, членом которой следует быть истинному гражданину ". Тогда прокурор поинтересовалась, в какой следует быть. "Во всяком случае, не в БРСМ и Белой Руси",- ответил парень.

Одновременно зачитывается характеристика от участковых. Она положительная у Евгения и Павла, но отрицательная у Артема. Подсудимый объясняет это тем, что имел  неформальный вид - яркие прически, цвет волос, одежда.

По ходатайству прокурора демонстрируется видео с допроса, где Артем Прокопенко рассказывает, что он считает себя анархистом, и его соратники, якобы с их слов, тоже.

Любовь Толстик постоянно игнорирует напоминания подсудимых и адвокатов о том, что прежние показания ребята давали под психологическим давлением.

Из материалов дела следует, что даже во время следствия Артем не мог указать компьютер, с которого, якобы, отправлял информацию из интернет-кафе. Он говорил, что  был не в состоянии снять видео из-за переполненной флешки. Упоминается имя знакомого Артема из Гродно - Егора Петрова. Именно ему, якобы, подсудимый рассказал о поджоге КГБ, чтобы тот мог поднять шум, если Артема арестуют.

После просмотра видео у прокурора опять возник вопрос, почему Артем раньше говорил одно, а сейчас другое. Прокопенко снова напомнил, что ранее оговаривал себя по совету дознавателя.

После 12-часов дня техник снова попытался настроить просмотр следственного эксперимента с Павлом Сыромолотовым, но получилось это у него только ближе к часу дня.

"На самом деле я не бросал бутылку с "коктейлем" в окно, - прокомментировал видео Павел. - Я оговаривал себя. На самом деле я бросал бутылку в стену. Какая-то женщина, моя адвокат, ничего мне не советовала. Я не думал, что это имеет значение, куда я бросал... "

Прокурор сделала на этот счет ремарку, что парень сделал такое заявление только после того, как узнал, что от этого будет зависеть срок заключения. Адвокат выразил по этому поводу протест и подсудимый получил возможность отметить, что заявлял об этом и на следствии. Толстик спросила, сколько раз он заявлял, что хотел бросать в стену, а не в окно. "Три раза. У меня не было целью сжигать здание. Я планировал бросать бутылку в фасад здания, с трех-четырех метров. Внимания моего ничего не отвлекало, "- рассказал подсудимый.

В 13:10 начались прения сторон. Прокурор предположил, что материалы достаточно полные, чтобы признать подсудимых виновными. При этом она отмечает, что следует считать правильными именно те свидетельствования, о которых ребята заявляли, что они были сделаны под давлением. "Я считаю, что вина доказана, несмотря на изменения показаний, - заявила Любовь Толстик. - Ссылки на шок, стресс не соотносятся с правдой ".

Прокурор в очередной раз вспоминает эти "отказные" подсудимыми показания, о распитии пива (это затрудняет обстоятельства), интернет-клуб "Малибу" и так далее. Она говорит, что все трое признали себя виновными в статье 139, части 2, но отказываются от вины по статье 218, части третьей. Она призывает суд встать на сторону следствия, а также говорит о почти двух миллионах ущерба, которые понесло бы КГБ в случае сильного пожара. Это, по ее словам, следует из показаний сотрудника МЧС Числова, который свидетельствовал на первом заседании. Любовь Толстик также говорит о необходимости наказать ребят именно по двум, а не одной статье, так как "квалифицировать это дело можно только в совокупности двух статей, а статья 399 не квалифицирует общеопасным способом совершенного хулиганства". Также она попросила суд "учесть характер общественной опасности", и отметила, что смягчающих обстоятельств нет. "У Васьковича было смягчающее обстоятельство, это чистосердечное признание, но он от него отказался", - добавила прокурор.

Любовь Толстик попросила приговорить Евгения Васьковича и Павла Сыромолотова  к 7 с половиной годам лишения свободы, для Артема Прокопенко - 8 лет. Также она заявила, что с конфискованной собственности следует снять арест, а улики уничтожить.

Адвокат Галиев, защитник Васьковича, попросил суд обратить внимание на молодой возраст и максимализм своего подзащитного. "В первую очередь на его действия повлияла чрезмерная реакция милиции на его молодых единомышленников. Также давление в ходе следствия должно быть принято во внимание ", - заявил адвокат. Также господин Галиев отметил, что Евгений осознавал близкое нахождение от КГБ пожарной части, вспомнил нестыковки в свидетельстве бобруйчанки Синкевич, которая будто бы видела три, а не две бутылки с взрывчаткой. "Уничтожить здание с помощью двух бутылок с "коктейлем Молотова "- это абсурд, - добавил защитник. - Не было цели уничтожить здание. Не было экспертизы, которая бы доказала, что подсудимые были в состоянии алкогольного опьянения. Мой подзащитный заплатил материальный ущерб, имеет положительную характеристику. Прошу суд вынести наказание, не связанное с лишением свободы.

Адвокат Бондарь, которая защищала интересы Артема Прокопенко, напомнила, что материалы следствия появились в СМИ еще до суда, в фильме Первого национального телеканала. "Комментарии создателей фильма, вырезанные куски из допросов, создали молодым людям имидж людей, готовых на человеческие жертвы," - заявила адвокат.

Также госпожа Бондарь добавила, что наказание будет вынесено по факту "повреждение фасада здания", без мнения сотрудников МЧС или стороны обвинения, которые сосредоточили внимание на том, что могло бы произойти, а не на том, что произошло.

Адвокат добавила, что не возможно полностью положиться на показания Петрова, Тарасик, Олейника, которые перед дачей показаний имели беседы с милицией. "Мать Олейника просила, чтобы ее сына не вызывали в суд, так как парень пережил сильный стресс, больницу ... Прошу не учитывать плохую характеристику Артема со стороны участкового, так как даже свидетели говорили, что он положительный парень. Прошу не наказывать моего подзащитного заключением, так как жестокость порождает жестокость", - закончила свое выступление адвокат.

Адвокат Павла Сыромолотова - Андрей Толстик, назвал это дело неоднозначным. Он также говорил о цели подсудимых - попасть в фасад здания, а не в окна или двери.

Заявлял, что для физически развитых парней не проблема попасть туда, куда они хотят, поэтому вариант с "промахом" не имеет под собой почвы. "Я согласен с выступлением адвоката Бондарь, которая говорила, что на соображениях нельзя строить обвинение. Очевидно, что парни хотели только попугать. Я прошу переквалифицировать "уничтожение" в "повреждение", и прошу справедливого наказания ", - заявил адвокат.

В последнем слове Евгений Васькович сказал, что осознает все, что сделал. "... Жизнь коротка, а Родина одна, а ради нее можно и умереть. Жыве Беларусь! "- Трижды выкрикнул парень. Артем Прокопенко заявил, что считает сделанное ошибкой. А Павел Сыромолотов сказал, что осмыслил за четыре месяца в СИЗО свое поведение и попросил суд вынести ему наказание, не связанное с лишением свободы.

После перерыва были озвучены приговоры. Евгений Васькович, Павел Сыромолотов и Артем Прокопенко получили по 7 лет в колонии усиленного режима. Судья сообщил, что молодые люди имеют десять дней на обжалование приговора.

Источник: "Правозащитная хроника" 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

желтые жилеты
Michael Shraibman

У меня было желание написать о событиях во Франции. Но за это время появилось интервью с Ксенией Ермошиной, непосредственной свидетельницей протестов. Она куда лучше информирована об этих событиях, чем любой из граждан РФ. Все это еще и происходит на фоне обмена любезностями между державами:...

3 дня назад
Michael Shraibman

Мы постоянно слышим: "Люди не способны меняться к лучшему, человеческая природа неизменна. В мире всегда или в большинстве случаев торжествует несправедливость и в принципе ничего нельзя исправить". Это мнение - ложь. Мой дед прожил 100 лет. Европейцы три столетия назад жили в том мире...

4 дня назад
3

Свободные новости