«Первое что я увидела: автомат с фонариком, направленный в лицо». Как в Иркутске задерживают за оскорбление чувств верующих

Бойцы СОБРа в масках ворвались в квартиру на улице Постышева в Иркутске в шесть часов утра 8 апреля. «Первое что я увидела, когда открыла глаза — это автомат, светящий встроенным фонариком, направленный мне в лицо. От ужаса и неразберихи я закричала», — вспоминает активистка София Микитюк, которая в этот момент спала в берушах и не слышала, как силовики вломились в квартиру. В комнату, где кроме Софии находился ее молодой человек Игорь Мартыненко, зашли сотрудники с оружием, следователь с понятыми и люди в гражданском, которые представляться не стали.

«В комнате поднялся крик, один из собровцев орал Игорю, чтобы тот встал; не успела я сообразить, как в следующую минуту они повалили Игоря на пол и скрутили ему руки за спиной. Мне приказали поднять руки», — говорит София. Когда Мартыненко увели, обнаженную Микитюк заставили одеваться под присмотром сотрудников в гражданском, проверявших ее одежду и сумку. При этом обнаженную девушку сотрудники снимали на фото и видео (хотя в протоколе обыска отметки о съемке нет). «Я сплю голая, хочу вот так. Вваливаются люди с автоматами в масках и начинают снимать меня», — говорит она.

Причины своих действий силовики не называли, поясняя: это не задержание. «Я ответила: тогда я остаюсь дома, но он в нарушение части 1 и 3 статьи 286 Уголовного кодекса стал применять психологическое насилие, и сказал, что выволокут босиком», — говорит девушка.

Перечисление изъятого при обыске имущества занимает 15 страниц, рассказывает она. По словам Микитюк, фотографировали и доллары, принадлежащие матери Игоря; оперативники хотели их забрать, но передумали после возмущенных криков женщины. «Придумали какую-то байку и маме Игоря сказали: "Давайте телефон или отберем силой, мы знаем, что по этому телефону Игорь кому-то звонил"», — рассказывает девушка. При обыске забрали все: книги, флаги, листовки, стикеры, тетради, записные книжки, все телефоны — у 12-летнего брата Игоря забрали телефон, макбук и электронную книгу.

Игоря Мартыненко и Софию Микитюк привезли в иркутский Центр по противодействию экстремизму, где развели по разным кабинетам. Охранявший Софию сотрудник представляться сначала отказался, затем сказал, что его зовут Дима, хотя позже другие сотрудники обращались к нему как к Эдуарду Евгеньевичу. Девушка отказалась отвечать на вопросы, воспользовавшись правом, гарантированным статьей 51 Конституции. Она рассказывает, что через шесть часов в кабинет зашли двое сотрудников, которые задавали вопросы вроде: «Чем ты занимаешься, когда не призываешь людей к терроризму?» Сотрудник спрашивал, где Игорь и София «прячут автомат». «Он говорил так, будто бы я и мои товарищи готовили теракт. Я молчала и не отвечала на такие провокационные вещи», — вспоминает девушка.

Когда в кабинет пришла следователь, выяснилось, что тем же утром силовики увезли на допросы активистов Дмитрия Литвина, Алексея Лучагина, Рината Кумукова и фотожурналистку Валерию Алтареву. Причина выяснилась только в морге, куда Микитюк привезли на принудительное освидетельствование — оказывается, активисты проходят свидетелями по делу об оскорблении чувств верующих, единственным фигурантом которого является 19-летний Дмитрий Литвин.

Журналистка Валерия Алтарева  о ночном обыске и допросе: «Я нахожусь в статусе свидетеля по уголовному делу об оскорблении чувств верующих. Мотивировка к обыску с вооруженными людьми, пообещавшими выломать мне дверь, если я ее не открою как можно скорее, и к изъятию у меня всех носителей информации и средств связи (в том числе тех, которые не могли использоваться для размещения информации в соцсетях — а именно кнопочного телефона), такова. "Вы знакомы с обвиняемым, у вас есть технические средства. Значит он мог совершить преступление, используя ваши технические средства". Под этим предлогом можно провести обыск у каждого знакомого обвиняемого».


Валерия Алтарева. Фото: личная страница в Facebook

У Алтаревой, сотрудничающей с местным сайтом , телеканалом «Дождь» и другими изданиями, изъяли всю технику — телефоны, ноутбуки, жесткие диски, диктофон и флешки.

Днем 8 апреля на сайте управления Следственного комитета по Иркутской области  о возбуждении уголовного дела об оскорблении чувств верующих (часть 1 статьи 148 УК), фигурантом которого стал 19-летний местный житель. По версии следствия, в 2015–2016 годах он разместил в социальной сети «материалы, оскорбляющие религиозные чувства верующих». Сам он, по данным СК, дал признательные показания во время допроса.

В беседе с «Медиазоной» Дмитрий Литвин сказал, что не может раскрывать детали уголовного дела и допроса. Он находится под подпиской о невыезде в статусе обвиняемого. У него есть только адвокат по назначению. По информации «Медиазоны», внимание следователей привлекли около 30 записей и комментариев активиста «ВКонтакте» — в частности, фото с факом, направленным в сторону храма.

«Стоит отметить, что проведение указанных оперативно-розыскных и следственных мероприятий связано только с данным уголовным делом и не имеет отношение к проведению различных акции и митингов на территории Иркутской области», — сочли необходимым отметить в СК.

Все доставленные на допросы активисты принимали участие в митинге против коррупции «Он вам не Димон» 26 марта и в мероприятиях инициативы . Часть из активистов состояла в группе «», которая 9 апреля планировала обсудить дальнейшие действия после протестных акций; после дела в отношении Литвина и допросов его товарищей собрание пришлось отменить.

«Мы с Игорем Мартыненко были в статусе свидетелей по делу Дмитрия Литвина; мы об этом, конечно, не знали, мы спали в этот момент. Планировалось провести мероприятие, общественное собрание на волне митингов, которые устраивал Алексей Навальный. Все в рамках закона, мы арендовали помещение, вчера оно должно было пройти. Четверых ребят, которых задержали, они были организаторами "Совета несогласных"», — рассказывает Микитюк.

Активисты уверены, что уголовное дело, обыски и допросы нужны для того, чтобы запугать активистов и помешать протестам. Они провели на допросах не менее 12 часов. К вечеру субботы иркутские силовики отпустили по домам всех задержанных, кроме одного — Игоря Мартыненко. По словам Софьи Микитюк, последний раз она видела его в следственном отделе через открытую дверь кабинета: в четыре часа дня субботы его уводили к выходу из здания. Более чем двое суток Мартыненко не могут отыскать родные и адвокат.

Днем 10 апреля в Следственном комитете «Медиазоне» сказали, что у них нет о нем данных, поскольку активист задержан по административному делу о сопротивлении сотрудникам полиции.

«Мама Игоря сейчас позвонила в спецприемник, там сказали, что сегодня в восемь утра его забрали в отделение полиции №9, — говорит Софья Микитюк. — До этого мы везде звонили, отделения прозванивали, ИВС — его нигде не было. В отделении полиции №9 сказали, что Игоря повезли в Октябрьский районный суд, там сидят адвокат с юристом и дожидаются его, чтобы не подкинули государственного адвоката. Я надеюсь, что на самом деле это так, потому что было слишком много лжи от сотрудников МВД и Следственного комитета: один следователь говорил, что Игорь у другого следователя, другой говорил, что он у третьего, и так далее. Один нам говорил, что он проходит как свидетель, другой — что он идет по административной статье о сопротивлении полиции, третий — что он тоже по 148-й статье идет. Следователи нарушили все, что можно было нарушить».

В Октябрьском районном суде Иркутске «Медиазоне» сообщили, что Игоря Мартыненко обвиняют в неповиновении законному распоряжению сотрудника полиции (статья 19.3 КоАП), его доставили в суд, дело рассматривает судья Елена Белова. На момент публикации заметки решение неизвестно.

Комментарии

Чем дальше, тем больше складывается ощущение, что закон об оскорблении чувств верующих сам по себе оскорбление

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Если с неба круглые сутки на вас падают капли кислотного дождя, и вы дышите радиоактивной пылью, то уже неважно, что вы думаете о любви и об искусстве. Вся ваша жизнь становится искусством выживания, а любовью пропитана каждая секунда невыносимого существования на родной планете. Вы еще здесь? Вы...

3 дня назад

Существует страх - страх поколения, пережившего 90-е, страх потерять то немногое, что осталось. Тогда, в 90-е, люди лишились работы. Они жили в относительно стабильном СССР, не замечая, что он движется к пропасти.

3 дня назад

Свободные новости