Сардинские шахтеры между гордостью и отчаянием

Они не верят политикам. Слишком много невыполненных обещаний, слишком много задержек и пустой болтовни. «Говорят, что все продлят на год, это будет химиотерапиидля неизлечимо больного», – горько говорит Джулиана, вежливая, дружелюбная и решительная шахтерка.

«Мы им не верим, нам нужны настоящие решения»

 

На площадке «Карбосульчис» еще никто не знают, принесет ли что-то новое встреча в Риме между их представителями и министром Пассерой.Но есть уверенность: «Можете держать пари, что этот протест не закончится без настоящего решения». Баррикады не пугают Джулиану, как никогда не пугала шахтерская работа: жесткая, «мужская», опасная. «Над землей или под ней все одно и то же, – уверяет она. – Важны компетентность, опыт и профессионализм».

Как и Джулиана, другие 462 работника «Нуракси Фигус» готовятся к долгой борьбе. Они продолжают по очереди сидеть под землей на глубине 373 метра, готовые провести шестую ночь с 700 кг. Взрывчатки и тысячью детонаторами. Планы сардинского региона, которому принадлежит шахта, наталкиваются на отсутствие денег у государства, по крайней мере, так утверждает правительство. Понято, что сделанные накануне в Риме предложения оцениваются с осторожностью. «Возможно, это шаг вперед, но оценивать следует внимательно и подробно», – уверяет Стефано Мелетти, профсоюзный делегат, который в отчаянии резал себе вены перед камерами.  «Будет проведена ассамблея, чтобы решить, что делать». Тем временем, вчера вечером были перекрыты другие входы на шахту – остался только один, охраняемый самими шахтерами. А долгая встреча с работниками «Алькоа» и других предприятий, которые находятся под угрозой, свидетельствует о муках Сардинии, которая погружается в беспрецедентный кризис, с 20% населения ниже уровня бедности и 42%-ной безработицей среди молодежи. В вызове шахтеров смешиваются гнев, отчаяние, мечты и тревоги. Шахтеры не могут понять мир, в котором люди готовы работать, но никому не нужна их смелость, готовность каждый день спускаться в недра земли, где очень жарко и не хватает воздуха. Это древнее, трагическое ремесло. «Уголь – это моя жизнь», – кричат горняки Астурии, которые выступают против политики сокращений испанского правительства. «Мы будем оставаться, забаррикадировавшись, пока Палата депутатов не соберется для решения вопроса», – грозят на «Карбосульчисе». И напоминают, что это четвертый захват шахты за последние 30 лет: в 1995 г. аналогичный продолжался 100 дней. 

 

Источник

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Кропоткин писал, что великие революционные подъёмы, порождающие великие революции, случаются в среднем раз в сто двадцать пять лет. Таких великих подъёмов и мировых революций он насчитал четыре: Гуситские войны, Реформация, Английская буржуазная и Великая Французская. И предсказал пятую, которой...

1 месяц назад
1
Владимир Платоненко

То, что драка за власть началась ещё при жизни Путина, на самом деле плохо. Пока российский народ ждёт смерти престарелого диктатора, у того может появиться сильный преемник, и тогда Россию ожидает ещё два десятка таких же лет, которые народ просто не переживёт. Он и так уже на последнем издыхании...

1 месяц назад
2

Свободные новости