Григорий Максимов: "Организация общества"

Как мы, анархо-синдикалисты, представляем организацию хозяйственной жизни? Отрицая собственность на все орудия производства, отрицая частную торговлю продуктами потребления, мы говорим, что новая жизнь может быть построена (и это подтверждается ныне самой жизнью) только путем организации производств (индустрий) по прямой и индустриальной линии, покоящейся на принципе федерального объединения основных, первичных ячеек (фабричных, земельных и пр. комитетов) в производственные безвластные центры: района, города, уезда, губернии, области, страны и, наконец, всего мира.

Поясним свою мысль. Для примера возьмем какое-либо производство (индустрию), — ну, положим, металлопромышленность. За исходную точку примем один из заводов металлопромышленности какого-нибудь района города Петрограда. Объединение начнем снизу, с завода. Нам известно, что каждый завод имеет свой комитет, который отвечает перед общим собранием рабочих данного завода. Общее собрание это — «заводское вече», а комитет — его исполнительный и регулирующий, безвластный (анархический) орган. Этот орган, по постановлению рабочих завода, должен, — положим, с сегодняшнего дня, — заменить хозяина (частного владельца или государство, — все равно) и начать отправлять свои функции, под прямым контролем всех рабочих завода. Завод живет своей, свободной, независимой ни от «правительства», ни от «государства» и «законов» жизнью. Это —- маленькая, безвластная «производственная республика», где людей объединяет и спаивает закон хозяйственной необходимости. Завод, стало-быть, абсолютно свободен в своей внутренней жизни. В таком же точно положении находятся и все другие заводы в данном производстве. Причем, их свобода, самостоятельность и независимость должны покоиться на таком внутреннем распорядке, который не давал бы им возможности являться угрозой для существования других таких же свободных и независимых заводов. В пределах, не выходящих за границы интересов данного завода, завод — самостоятелен. Но как только его интересы сталкиваются с интересами других таких же заводов, — возникает необходимость создать центр, который, не являясь властным центром, регулировал бы, упорядочивал бы и согласовал бы с общими интересами как самое производство, так и интересы данных заводов.

Для этого заводы заключают между собою естественный союз: районный, городской, уездный, губернский, областной, всей страны и, в конечном счете, всего мира.

Каждый из таких производственных центров участвует в регулировании, упорядочении и согласовании производственной деятельности с интересами всею общества не только во всероссийском, но и в мировом - масштабе. Мы говорим о металлической промышленности. В таком же порядке организуются и все другие производства, как-то: химическое, текстильное, сельскохозяйственное, пищевое, угольное дело, транспорт и т. д.

Но каждому известно, что все производства между собою тесно связаны тысячами нитей, что одно без другого существовать не может. Так, металлургия требует угля, камня и пр., угольная промышленность требует для себя железа, пороха, дерева и т. д. Все это мы прекрасно знаем и потому говорим: ВО-ПЕРВЫХ, фабрики, заводи и пр. не являются «собственностью» рабочих, запятых в данном производстве,— нет, ВСЕ ПРИНАДЛЕЖИТ ВСЕМ ТРУДЯЩИМСЯ, и каждый имеет одинаковое количество прав (в смысле работы и управления) на ту или иную фабрику, на тот или иной завод, на тот или иной рудник. Все могут свободно переходить из одною производства в другое, из одной фабрики на другую. ВО-ВТОРЫХ, фабрика, завод, рудник или деревня (поле) это лишь автономные части целого — всего общественного производства. Объединяя эти части между собой, мы создаем организованное производство. Предоставляя в своей области полную самостоятельность каждому предприятию, каждому объединению, каждой индустрии и, в тоже время, связывая все эти части между собой в одно стройное целое, мы таким образом, достигаем максимума и свободы и производительности.

Как отдельное предприятие является составной частью той или иной индустрии, так же и отдельная отрасль производства (индустрия) является, в свою очередь, отдельным составным элементом всего производства вообще, в совокупности.

Поэтому, чтобы наладить все производство, мы соединяем все индустрии между собою по тому же принципу, по которому мы объединяем отдельную отрасль производства.

Например, в Петрограде имеются производства: металлическое, химическое, текстильное и пр. Каждое из них объединяется, по указанной выше схеме, в центры — районные, городские и т. д. Эти центры мы, в таком же географическом порядке, объединяем между собою в общепроизводственные (поли-индустриальные) центры: района, города, уезда, губернии, области и, наконец, всего мира. Эти центры, не имея власти, регулируют производство и согласуют между собой различные интересы, — каждый будучи вполне самостоятелен в пределах, ему отведенных.

Эти центры налаживают дело снабжения предприятий необходимыми материалами; они же регулируют, при посредстве бирж труда (вообще при посредстве какого-либо органа учета труда) рабочие руки и т. д.

Только таким образом возможно и установить связь между отдельными частями, и обеспечить самостоятельность каждой составной единицы.

* * *

Хотя сельское хозяйство и имеет очень много ему только одному свойственных черт, тем не менее мы полагаем, что оно должно быть организовано так же, как и другие производства.

Крестьяне должны вести общественную обработку земли. Все продукты, которые ими добываются, должны принадлежать всем, так, как и крестьяне имеют такое же право на продукты других производств.

Организация сельской жизни должна покоиться на тех же федеративных основах: деревня, со своим комитетом (или советом), должна являться основной организационной единицей (коммунализм); следующими ячейками должны быть: волостной, уездный, губернский, областной, всероссийский федеративный крестьянский совет. И все эти федеративные центры должны находиться в тесной связи с другими производствами.

Так мы, анархо-синдикалисты, представляем себе производственную жизнь в момент перехода к анархической коммуне. За это мы боремся и за это нас сажают в тюрьмы все правительства.

* * *

Жизнь внепроизводственная, политическая, гражданская должна быть организована на тех же основаниях.

Мы стремимся к немедленному обобществлению жилищ, — к тому, чтобы каждый человек имел хорошее и здоровое жилище. Мы полагаем, что это может добыть только сам народ, ибо он в этом заинтересован.

Организованные вне фабрики, (т. е. организованные не как производители, а как простые граждане), в доме (в домовые комитеты) трудящиеся должны приступить к дальнейшему объединению: в уличные, квартальные, подрайонные, районные, городские и т. д. домовые комитеты.

При посредстве этих организаций, частная собственность на дома уничтожается, и дома переходят в общественное достояние в лице вышеозначенных организаций.

Домовой комитет будучи вполне самостоятельной организацией в пределах данного дома, является полным хозяином этого дома (условно, конечно, так как домовой комитет есть лишь исполнительный орган общего собрания): он следит за его состоянием, ре-монтирует, улучшает, ведет регистрацию населения и выполняет функции подсобного органа для организаций, ведающих делом распределения продуктов.

Уличные комитеты выполняют те же функции, что н домовые, но в более широком масштабе. Кроме того, на их обязанности лежит санитарное дело (поскольку речь идет об улице). Уличный комитет является, наконец, органом, до некоторой степени политическим: он — исполнительный орган „уличного веча". Квартальные, подрайонные, районные и городские комитеты ведают теми же вопросами, но выходящим за пределы компетенции каждого дома и улицы в отдельности. Таким образом, устраняется за ненужностью, такое буржуазно-бюрократически-социалистическое учреждение, как районные и центральные юродские думы (муниципалитеты).

Всероссийский центр может быть необходим для регулирования и планомерного развития пожарного, санитарного, строительного пр. дел в согласии с соответствующими союзами во всей стране в целом. Только при такой форме организации, трудящиеся могут быть обеспечены хорошим, здоровым и красивым жилищем, так как они сами будут строителями жизни.

***

Дело распределения продуктов и вообще жизненных благ должно также находиться в руках самого трудового народа.

Здесь, рабочие кооперативы призваны сыграть громадную роль. Они явятся теми органами, при помощи которых должно будет наладиться снабжение и распределение. Для этой цели, кооперативы объединяются между собою. Объединение должно покоиться на принципе федерализма, децентрализации, доведенной до конца. Каждая улица, квартал, район, город, деревня, волость, уезд и т. д. должны иметь свой кооператив.

Уличный комитет, получая от домового комитета данные о количестве людей и их потребностях в продуктах, делает сводку и получает необходимое из квартального; квартальные же, имея данные от уличных кооперативов, получают все необходимое в районном, районный — в общегородском. Такой же порядок в деревне: деревня пополняет свои запасы из волостного кооператива; волостные кооперативы — из уездных, городских и т. д. Таким образом, рабочие и крестьяне, взяв дело распределения и снабжения в свои руки, быстро с ним справятся, без всякой власти и законов, опираясь лишь на сознание, что общее дело есть и личное дело каждого.

На кооперативах же будет лежать и дело организации общественного питания, общественных столовых.

Дело же общественного призрения возьмут на себя профессиональные союзы, если таковые будут существовать.

***

Как хозяйственная, так и культурная, общественная жизнь народа должна находиться в руках самого народа, а не его «начальников».

Дело образования, — как технического, специального, так и общего, — дело воспитания должен организовать сам народ. Теперь это для него вполне возможно: при помощи рабочих и крестьянских культурно-просветительных организаций, он может и должен создать, в союзе с работниками культуры и просвещения, дело действительного образования и воспитания, освободив то и другое от гнусного, растлевающего влияния церкви, государства, буржуазии, ее прислужников, партийных дел мастеров и буржуазной семьи.

Образование и воспитание должно быть построено только и исключительно на принципе полнейшей децентрализации, федерализма и безвластия, ибо только при такой постановке этого, столь важного, столь деликатного дела, можно быть уверенным, что оно стоит на правильном пути и даст обильные плоды. Это дело, больше чем все остальные, вместе взятые, требует полной свободы, самостоятельности, независимости и свободной инициативы.

В этом отношении, клубы, как первичная организационная форма пролетарско-крестьянского культурно- просветительного движения, призваны сыграть выдающуюся роль.

На них революция возлагает великую обязанность раскрепощения дела образования и воспитания. Клубы, организационно связанные между собою в центры районные, волостные, уездные, городские, губернские и пр., могут заменить существующие буржуазные и „социалистические” учреждения, ведающие делом образования и воспитания.

Только тогда, когда такая организация станет совершившимся фактом, она сможет взять на себя великое дело образования и воспитания, которым до ныне пользуются лишь достаточные классы, управители. Только тогда мы сможем сказать, что революция совершила великое дело: социализировала воспитание и образование. Ведь, до сих пор, ни одна из революций, — называлась ли она «великой», или же просто «революцией», — не обращала должного внимания на это, столь важное, дело. Тысячу раз был прав Л. Н. Толстой, когда занес в свой дневник следующие золотые слова: „Всякая власть чует, что она существует только благодаря невежеству народа и потому инстинктивно и верно боится просвещения и ненавидит его».

«Есть, однако, условия, при которых власть волей-неволей делает уступки просвещению; тогда она делает вид, что покровительствует ему, берет его в свои руки и извращает».

Так было, так есть, но так не должно быть.

Если, до текущего момента, дело образования и воспитания было для народа, то теперь оно должно быть народным, т. е. сам народ должен им ведать. И только тогда мы сможем сказать, что это дело не будет извращено, что из него не сделают орудия народного порабощения, ибо не может народ создавать по доброй своей воле орудия для собственного порабощения.

Вся жизнь должна строиться народом вольно.

Но право на это строительство народ может добыть только новой лучше организованной и более сознательной революцией, разрушением (сознательным и планомерным) старого и творчеством нового.

Мы зовем всех трудящихся разрушать и творить одновременно: разрушать старые буржуазные и новые социалистические учреждения; творить новые, пролетарски-трудовые, проникнутые духом свободы.

Для этого, необходимо, по меньшей мере, парализовать государственную машину, стоящую преградой на пути нового строительства: парализовать и убить власть с ее армией, полицией-милицией, судами-трибуналами, тюрьмами-застенками.

А для этою необходима сильная страсть к свободе в соединении с волен, силой и организованностью.

Григорий Максимов

(Еженедельный Петроградский „Голос Труда“ 1917 г.)

Возможно, а это весьма вероятно, что организации домовых комитетов впоследствии, может быть очень скоро после победы коммунально-синдикальной революции, заменят собою и советы, которые, как политические организации переходного времени, будут отмирать при свободном строе с быстротой равной быстроте процесса уничтожения классов. — Г. М.

При анархо-синдикалистском строе обмен, как результат буржуазной формы организации хозяйства, не может иметь места — его заменяет распределение.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Михаил Бакунин
Michael Shraibman

Часто спорят - какое государство напало первым, кто развязал войну? Также спорят - кто из государств слабее, а кто - сильнее и аргументы в духе "бьют слабого!" и "он же - жертва!" иногда используется сегодня в целях оправдания режима, который терпит поражение, вне зависимости от...

1 месяц назад
16
Michael Shraibman

Что стало экономической причиной стремительной самоорганизации венгерского рабочего класса и его перехода к самоуправлению в октябре - ноябре 1956 года? О самой глубокой социальной революции в истории 20 столетия - революции рабочих советов в Венгрии в 1956 году, много что написано, но есть...

1 месяц назад
2

Свободные новости