Природа рекорда

Любодраг Симонович (бывший чемпион мира по баскетболу, а ныне - последовательный антикапиталистический теоретик и один из самых рьяных критиков профессионального спорта). По материалам книги «Олимпизм и новый мировой порядок», Белград, 2000.

В спорте, а тем более в принципе достижения рекорда, «проявляются центральные моменты развития общества,» - позиция Вильгельма Хопфа стала отправных точек социологически обоснованной критики спорта. Рекорд - это то, что в спорте соответствует капиталу. Из этой аналогии ясно проистекает то, что идея о рекорде - продукт современного общества. 

Для иллюстрации различий между результатом и рекордом Хопф ссылается на примеры из Африки, которые приводит Айхберг: ранние европейские исследования показали, что в разных негритянских племенах существуют нормативы по легкой атлетике. Были известны прыжки в высоту в племени ватуси, составляющие 2,50 метра (с применением подкидного мостика). Но как раз участники европейских экспедиций и зафиксировали количественно этот результат. В родовом обществе выполнение упражнений играли роль инициации: например, юноша считался мужчиной только тогда, когда с места прыгал на расстояние, равное своему росту (1.9-2 метра). Айхберг указывает, что этот норматив, утвержденный много веков назад, был больше тогдашнего мирового рекорда (в 1908-м году он составлял 1,9 метра). Несмотря на их способности, не удалось уговорить ватуси заниматься спортом. Причину этого находит сам Айхберг: прыжок в высоту не был для них целью. Речь идет больше о ритуале. Конкуренция почти не возникала. Айхберг приводит следующий пример: один из южноафриканских бегунов, который тренировался вместе с двумя бушменами, констатировал, что всегда, когда один из них отставал, второй поджидал его. Результат не считался у них индивидуальным.

Капиталистическая погоня за рекордом отбрасывает эмансипаторские принципы физической культуры, т.е. стремления человека к личному совершенствованию исходя из собственных потребностей и возможностей. Спорт сводит физическую культуру к одному из механизмов капитала.

Вместо чистой воли к победе, как это было в античной Греции, в современном спорте доминирует требования достижения рекорда. Рекорд становится отчужденной от человека мерой успешности, своеобразной «высшей силой». Здесь больше не идет речь о борьбе между людьми за победу, а о борьбе спортсмена с секундомером и другими измерительными приборами. Победа над противниками не является ценной, если не установлен рекорд. История античных Олимпийских игр - история победителей, история современного спорта - это очередность цифр, к которым добавлены имена «рекодсменов». 

В этом контексте осуществляется «мифологизация результатов», о которой говорит Жан-Мари Бром: «расширение горизонтов», «исторические сдвиги», «первый человек, достигший…», «первая женщина, осуществившая…». Спортивные достижения получают размер исторических событий. В то же время осуществляется мифологизация чемпионов, которые получают «легендарные биографии» (подобно «героям» национальных мифологий) и становятся личностями, знаменующими эпоху как символы правящих капиталистических ценностей.

Самый лучший пример тому - идея и практика современного олимпизма. Установление античного олимпийского календаря в современной эпохе, «святой» четырехлетний ритм Олимпийских игр должен был стать подтверждением неистребимости и неизменности существующего мира, т.е. бесконечного обновления жизненной силы капитализма.

Спортсмены являются не представителями своих семей и городов, как это было в античной Греции, а орудиями политических и капиталистических группировок, которые стремятся с помощью спортсменов осуществить свои интересы. Спортсмены являются не частью общества, а штурмовиками правящих сил. Каждая победа, каждый рекорд имеют свою цену. Спортивные соревнования полностью деградировали в борьбу за деньги. Постоянное увеличение количества спортивных соревнований приводит к более острой конкуренции между их организаторами. Необходимость зрелищности приводит к дальнейшей интенсификации самоубийственных тренировок, применению все более разрушительных «стимулирующих средств». Профессиональный спорт превращается во все более опасную «русскую рулетку» для спортсменов и все больший заработок для капитала.

Стремление ко все большим результатам в спорте привела к постепенному уничтожению боевого индивидуализма - основополагающего либерального принципа. Открывается все большая бездна между идеей раннего капитализма о соревновании как принципе укрепления «сильного характера» и прагматичной потребностью повышать результаты. «Развитие спорта» непосредственно обусловлено развитием науки и все большим развитием в нем капиталистических принципов. Вместо создателя спортивных результатов человек становится орудием, с помощью которого достигаются рекорды; вместо «воли к победе», - основы, на которой развивался «свободный мир», в спорте установлена доминация технократии, для которой «побитие рекорда» становится «научным проектом». «Рекордсмены рождаются в пробирках» - это позиция, которая самым впечатляющем образом выражает состояние вещей в сегодняшнем спорте. Спортсмены стали лишь средствами для тестирования допинг-медикаментов и получения прибыли.

Ценится лишь тот результат, который подтверждает мощь капитализма («фантастический рекорд!»). Рекорд является не мерой развития человека и его мира, а мерой его унижения и уничтожения. Новые рекорды представляют собой все более сильные гребки рабов, прикованных к галере, которая, гонимая бичом капитала, все быстрее плывет к бездне.

Отношение человека к собственному телу обусловлено отношением капитализма к природе. Все большая технизация этого отношения ведет к полному и окончательному разрыву человека с природой. Спорт - область, в которой дегуманизация и денатурализация человека достигли своего высшего уровня. Роботизирование человека в спорте - выражение экоцидной логики, доминирующей сегодня.

Тело человека, как и его психика, эмоции сведены к предмету обработки. К нему не относятся как к человеческому телу, а сводят его к сумме биохимических, физиологических, механических «процессов и элементов», которые надо привести в оптимальное состояние, чтобы достигнуть запроектированный результат. Основная роль спортивных врачей - умертвить природные защитные механизмы человеческого организма и создавать современных Франкенштейнов. Рекорд - это цель, а человек - всего лишь средство. Пока ещё самое важное.

Застой в побитии рекордов в тех видах спорта, в которых доминируют сила, скорость, выносливость, - прежде всего последствие исчерпанных возможностей в применении «стимулирующих» средств. Новые скачки в побитии рекордов могут ожидаться с появлением новых препаратов над которыми, спрятавшись от глаз общественности, работают сегодняшние Менгеле - по указу и при обильной помощи корпораций. Из спортсмена требуется создать роботизированного идиота для многократного, а вскоре и для однократного употребления.

Уже в течение десятков лет рекорды достигаются употреблением «стимулирующих средств», без которых бы действующие рекорды были бы возвращены на уровень ранних шестидесятых.

Из дегуманизированного отношения к человеку в спорте проистекает дегуанизированное отношение человека к своему телу. Сам спортсмен относится к своему телу как к орудию, с помощью которого необходимо достигнуть заданный результат.  Разрыв мышцы на дорожке человек переживает не как физическую боль, а как поражение, как «предательство» организма, в который «столько вложено».

Достижение рекордов все меньше зависит от труда спортсменов и тренеров, а все больше - от труда ученых. Главное отличие «хорошего» тренера больше не спортивные познания, а хорошие связи в фармацевтической промышленности и способность добраться до новейших стимуляторов и применить их к своим подопечным прежде, чем его коллеги. Его «работа» должна координироваться верхами мировой спортивной бюрократии (подкуп, политические интриги), которая держит в своих руках допинг-контроль.

Все больший труд вкладывается во все меньшее увеличение результата. Рекорды больше не измеряются минутами, а секундами, и все чаще десятыми и сотыми долями секунды. Для развития человеческих способностей такие рекорды бессмысленны. Все менее привлекательны они и для шоу-бизнеса.

В спорте уничтожена истинная духовность человека - эрос, чувственность, спонтанность, воображение, изобретательность. Высочайшим эстетическим вызовом становится достижение «совершенство тела», олицетворенного в точной и высокопроизводительной машине. Вместо робота с человеческими особенностями создается человек с особенностями робота. Нигде как в спорте отчуждение человека от своей сущности не получило таких театрализованных и помпезных масштабов. Человек исключается из животного мира, пройдя эволюцию от Тарзана до Терминатора.

В то же время человек все меньше воодушевлен все большими цифрами, которые ему предлагает «прогресс», так как они значат все большее уничтожение фундамента человеческого существования. Все большее количество «несчастных случаев» постепенно ставит под вопрос необходимость «профессионального спорта».

По мере усиления шоу-бизнеса и борьбы за прибыль, главным вызовом для спортсмена все меньше становится тяжесть усилий и качества соперника, а все больше - до какой степени он готов идти на риск, в какой мере ставить на кон свое здоровье и саму жизнь для достижения победы и нового рекорда.

Уничтожение людей в спорте по своей природе соответствует уничтожению людей в колониальных войнах, цель которых - борьба капиталистических корпораций за власть над миром. Возьмем, например, сознание спортсмена. Из 180 опрошенных участников Олимпиады в Лос-Анджелесе (средний возраст - 20 лет) свыше 100 высказались за золотую медаль при условии, что это бы привело бы их к смерти в течение пяти лет!

Чем больше спорт становится деструктивным, тем больше он становится «привилегией» тех, кто находится на дне общества и не имеет ничего, кроме оков нищеты и несчастья. Ключевой момент в выборе «талантливых» - их общественное положение. Наряду с резервами нищеты США, Африка - континент с самым большим числом голодных и умирающих, становится главным «рассадником» будущих чемпионов. Для того, чтобы могло сохраниться существующее положение, под удар ставятся все более молодые люди. Задействуются даже дети, не вступившие в пубертарный период. Допинг-тесты начали применяться на двенадцатилетних.

Можно обратиться и к критике Ригауэра. В отличие от рабочих, спортсмен не дает в наем только свою рабочую силу в определенное время, а, буквально, продает свое тело и личность. Он рекламирует фирму, наемником которой является, не только достигаемыми результатами, но и своим внешним видом, поведением, высказываниями. Безоговорочная лояльность хозяевам и существующему порядку - основное условие существование в спортивном шоу-бизнесе.

Все большее значение придается и так называемому «психологическому допингу» - созданию фанатизированного самодеструктивного сознания, способного перебороть страх смерти ради достижения рекорда. Оно мешает спортсмену одуматься, увидеть что-либо, кроме поставленной перед ним цели. Минуты «малодушия», вопросы о настоящем смысле этого процесса могут в мгновение ока разбить «сконцентрированность» и поставить под вопрос весь проект. Осознание огромных финансовых вложений, ответственность перед «массами», которых средства массовой информации в течение недель держат в лихорадке, укоряющие взгляды менеджеров и тренеров, журналисты, которые только и ждут, как бы над кем-нибудь поиздеваться, - все это ложится на плечи спортсмена. Драматичное завершение «борьбы за свою страну», падение на дорожке, отъезд в машине скорой помощи - это все только внешнее. Когда к этому добавляется экзистенциональная зависимость спортсмена от результата, страх завтрашнего дня, потери общественного положения,  - становится яснее, что содержит в себе судорога на лице спортсмена, куда смотрит остекленевший взгляд бегуна на длинные дистанции, который сознательно рискует жизнью за победу.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Эта тема часто всплывает при обсуждениях. Поэтому захотелось собрать вместе разные вещи, свести их и поговорить об этой стране в современных условиях. Китай - капиталистическая страна с резким преобладанием частного сектора - результат реформ последних 40 лет, и с очень масштабным...

4 дня назад
Эдуард Лимонов
Michael Shraibman

Лимонова как писателя я не любил, хотя нет сомнений в том, что некоторые его ранние вещи написаны талантливо. В них - убогая эмигрантская жизнь и мечты о личном возвышении. Все это описано ярко и так сочно, что выглядит довольно правдиво (по крайней мере в отношении части людей) и в этом смысле оно...

1 неделя назад
4

Свободные новости