Куба близкая и далекая: интервью с анархистами Острова Свободы

На этом плакате написано: "Долой диктатуру Родина и жизнь" (перефразирован знаменитый лозунг Фиделя Кастро "Родина или смерть!"

Куба, мятежный остров находящийся в блокаде, летом 2021-го года  вновь попала на первые полосы новостных лент из-за вспыхнувших протестов (о них можно прочитать, например, ).

Вокруг Кубы существует множество легенд и домыслов, навеянных романтическим ореолом революции 1959 года. Но что же происходит там на самом деле? Наверняка не все знают, что на Кубе есть анархисты.  Для этого интервью, мы связались с представителем либертарного коллектива Taller Libertario Alfredo López (Либертарная Мастерская Альфредо Лопес), входящего в Карибскую и Центральноамериканскую Федерацию Анархистов, которая также объединяет коллективы из Доминиканской  Республики, Пуэрто Рико, Никарагуа, Сальвадора.

Интервью получилось объемным. Для понимания текущей ситуации на Кубе, нужно углубиться как в историю новейшего времени, так и историю революционного движения страны. Несмотря на то, что я очень много читала о Кубинской революции, и о предшествующих революционных событиях XIX века, мой собеседник поделился большим количеством новой информации. Современные проблемы Кубы во многом похожи на те, с которыми столкнулось поколение, заставшее крах Советского Союза. Полагаю, что и нашим читателям будет не менее интересно и важно увидеть Кубу без привычных штампов, которыми она обросла что слева, что справа, и узнать об опыте кубинских анархистов.

Интервью было взято для 40-го выпуска журнала “Автоном”, который был заморожен в связи с вторжением РФ в Украину.

1. Привет!. Спасибо что согласился ответить на наши вопросы для публикации в «Автономе».  В старой советской песне есть слова «Куба далеко, Куба – рядом». Но Куба все таки далеко, и то освещение событий на Кубе, которое мы видим в прессе, не даёт нам настоящего  понимания, что происходит на самом деле, в какой ситуации находятся кубинцы и чего хотят. Очень хорошо, что есть возможность увидеть Кубу глазами анархиста. Что важно понимать для того, чтобы войти в курс событий?

В современной истории Кубы самым главным событием является революция 1959 года, которая начиналась как социал-демократическая революция, аграрная по своей сути, так как существовала насущная необходимость в аграрной реформе и передаче земли крестьянам. При этом латифундии были запрещены статьей конституции 1940 года. Эта конституция по своему посылу была социал-демократической. В каком-то смысле можно сказать, что ее текст был вдохновлен и конституцией Веймарской республики (Германия), и Мексиканской конституцией 1917-го года, то есть двумя конституциями, которые были приняты в результате революций в этих странах, но революций, результаты которых были кооптированы государством, то есть теми, кто стремились решать социальные вопросы при посредничестве государства. Кубинская революция 1930-х, свергнувшая диктатора Херардо Мачадо, была также похожа на Германскую и Мексиканскую. В ней также участвовали самые разнообразные силы. Это были и народные силы, пролетарские, участвовали коммунисты марксистско-ленинского толка, были также анархисты, но нельзя сказать, что их участие было особенно значимо для кубинской революции 1933 г. В определенный момент власть на Кубе захватила группа военных, низших чинов (“Сержантский мятеж”), во главе с поклонником Бонапарта, сержантом-стенографом Фульхенсио Батистой. И он, став главным человеком в стране, начал со временем переговоры с разными политическими силами, включая компартию, а также с правительством Соединенных Штатов, под фактическим протекторатом которых Куба на тот момент находилась. В результате этой политической игры была создана Конституция 1940-го года, которая считалась весьма радикальной для того времени, но, естественно, вторила другим подобным конституциям. Она действовала двенадцать лет. И несмотря на то, что проходили президентские выборы, правительство оставалось коррумпированным, главные цели революции 1933 года не были достигнуты, в том числе записанные в конституцию 1940 года, такие, как отмена латифундий. В 1952 году, Батиста, уже генерал, который де-юре занимал пост президента 1940-1944 гг., захватил власть совершив государственный переворот. Нужно отметить, что в 1940-м году политическая коалиция, приведшая Батисту к власти включала и коммунистическую партию, на тот момент входившую в III интернационал и являвшуюся ортодоксально – сталинистской.

Но к 1952 году этот альянс уже распался, то есть нельзя сказать, что коммунисты-сталинисты поддержали переворот Батисты. Новый режим столкнулся с серьезным противодействием со стороны народа. Если смотреть с точки зрения классовой структуры, это сопротивление носило весьма разнообразный характер: естественно участвовали крестьяне, рабочие и другие социальные группы, но во главе стояла буржуазия.Членом одной из самых популярных партий в стране (так называемая «Ортодоксальная партия» социал-демократического и националистического характера) был Фидель Кастро, который в итоге возглавил сопротивление режиму Батисты. Восстание, которое он возглавил, сформировалось в форме партизанской борьбы и городской герильи на основе подпольных структур, и в итоге победило. 1 января 1959 года Батиста бежал из страны. А Фидель со временем возглавил революционное правительство Кубы. Необходимо отметить, что после побега Батисты, революционеры решили, что революционное правительство возьмет на себя роль и конституционно-учредительной, и законодательной власти, которую это правительство держало до принятия социалистической конституции 1976 года. Парламентские структуры были распущены. Эта конституция была похожа на советскую и схожие конституции других стран государственного социализма или государственного капитализма. Эти системы называют по-разному, но имеются ввиду тоталитарные режимы под властью партийной номенклатуры.

Когда революция победила, новая власть себя позиционировала, как “революционное правительство”. Для анархистов «революционное правительство» - совершенно еретический термин, но это правительство позиционировало себя именно так. В это время среди революционных сил имелось 17 разнообразных организаций. Из них три были главными, потому что были самыми массовыми. Это «Движение 26 июля» под руководством Фиделя Кастро, чья повстанческая армия в основном воевала с регулярными войсками национальной армии Батисты, также был «Революционный директорат 13 марта», это в основном студенческая организация буржуазно-демократической направленности, пусть и многоклассовая, но под руководство студентов из среднего класса, и была «Народно-социалистическая партия». Так в тот момент называлась компартия, которая вначале была в весьма маргинальном статусе, так как это было время господствующего Маккартизма, и к тому моменту уже произошли события 1956 года: XX съезд КПСС, Венгерская революция, подавленная советскими танками, и обо всем этом на Кубе было известно. У кубинцев не было особых иллюзий в отношении Советского Союза, но компартия вступила в тесные связи с новым режимом Фиделя Кастро и в результате со временем, среди революционных кадров стало появляться всё больше и больше членов Народно-социалистической партии Кубы, и им удалось, вместе с "коммунистами без партбилетов", типа аргентинца-интернационалиста Че Гевары и младшего брата Фиделя, бывшего комсомольца Рауля Кастро, убедить Революционное Правительство, а впоследствии и бОльшую часть народа Кубы, в том, что государственный социализм - это и есть тот самый путь, который нужен стране для окончательного освобождения от американского империализма и построения нового общества. Естественно, СССР продвигал себя в роли нового геополитического, экономического и военного партнёра для противостоящей США Кубы. Сыграла роль не только пропаганда сталинистов, но также и тенденция, которая проявилась еще в 1933 году - тогдашнее доверие многих кубинцев государству, в том смысле, что его можно очистить от коррумпированных элементов и сделать инструментом социальных изменений в пользу большинства народа.  И Фидель Кастро, используя всю свою харизму, явно подпитывал миф народного вождя, который уже сформировался в сознании большинства народа.

То есть, речь идёт именно о том, что этатистские идеи могут парализовать действие революционного процесса, тяготеющего к идеалам свободы. Люди верили, что человек во главе правительства, если это честный человек, может, будучи лидером, таким как Фидель Кастро, направить революционный процесс в нужное русло.

В Кубинской революции участвовали и анархисты, но их было мало. Одним из самых популярных лидеров революции, который на какой-то момент уже после её победы стал также главнокомандующим повстанческой армии (ожидалось, что он станет министром обороны), был Камило Сьенфуэгос. У него не было иллюзий относительно сталинизма, который уже начал интенсивно проникать в ряды революционеров. Камило был сыном анархо-синдикалистов, но сам анархо-синдикалистом не являлся, хотя легенда о том, что Сьенфуэгос был анархистом, довольно распространена в анархических кругах. Так или иначе, он впитал всю анархистскую критику тоталитарных режимов. Он явно не хотел, чтобы Куба пошла по пути СССР и других стран соцблока, где существовали власть номенклатуры, тотальное огосударствление жизни и политический волюнтаризм. Но Камило таинственным образом исчез 28 октября 1959 года. По официальной версии его самолёт, когда он возвращался из Камагуэя в Гавану, потерпел крушение в океане из-за сложных погодных условий. До сих пор его останки не найдены.

Кроме Камило, который не являясь сам анархистом, но был под влиянием идей анархистов, можно сказать о Борисе Луисе Санта-Колона. Он был одним из тех, кто 26 июля 1953 года под командованием Фиделя совершил  нападение на казармы Монкада в Сантьяго де Куба, втором по величине городе страны, а сами казармы были вторым по величине военным лагерем. Это нападение послужило началом революционного движения и революционной организации «26 июля». Борис Луис Санта-Колома, как и некоторые другие участники, был убит режимом Батисты после провала штурма казарм. Ну а потом в повстанческой армии сражались многие анархисты, на тот момент на Кубе существовали анархо-синдикалистские организации, были профсоюзы анархистов, была анархистская пресса. Также надо сказать, что первая кубинская профконфедерация Confederación Nacional Оbrera de Cuba (Национальная рабочая конфедерация Кубы), была организована Альфредо Лопесом, тем самым человеком, чьё имя носит наша организация. Профконфедерация была создана в 1920-е гг., но сам Альфредо был замучен в застенках диктатора Мачадо. Его тело нашли только после революции 1933 года во рву одной из гаванских крепостей, где содержали заключенных. Эта рабочая конфедерация просуществовал до середины 1930-х гг.. Когда уже после революции 1933 года Батиста находился у власти, Национальная рабочая конфедерация Кубы организовала всеобщую рабочую забастовку, но забастовка была разгромлена, для профсоюзов начался период кризиса, в результате которого были потеряны многие национальные лидеры. Конфедерация была в основном анархо-синдикалистской, подобно знаменитой CNT (НКТ) в Испании. Коммунистическая партия воспользовалась тяжелой ситуацией в кубинской конфедерации. Во второй половине 1930-х годов коммунисты целенаправленно работали над альянсом с Батистой, и в результате сталинисты получили карт бланш на образование нового профцентра. Это была так называемая Конфедерация трудящихся Кубы, после победы революции 1959-го года переименованная в Центральный совет трудящихся Кубы. Такое положение дел продолжается до сих пор. После победы 1959 г. профцентр быстро отказался от забастовочной борьбы и принял руководящую роль новой компартии. Можно сказать, что кубинское рабочее движение было захвачено сталинистами в результате разгрома анархо-синдикализма в 1930-х годах при содействии и сотрудничестве с первой диктатурой Фульхенсио Батисты.

После 1959 года, альянс тех команданте, что возглавили революционную войну против режима Батисты с кадрами компартии привёл к созданию той коммунистической партии Кубы, основные структуры которой были созданы 1961-м году.

За это время Куба вышла на этап жёсткой конфронтации с режимом Соединенных Штатов Америки. Антиимпериализм стал одним из руководящих принципов революции. Этот процесс начался после аграрной реформы, проведенной 17 мая 1959 года, в результате которой все крупные агрокорпорации были национализированы. Естественно, так как многие из них были в американской собственности, то Штатам это явно не понравилось. Родилась та самая напряженность, которая наблюдается до сих пор. Это привело к радикализации революционных трансформаций на Кубе и к тому, что кубинский народ стал видеть будущее революции в народном альянсе, представляющего собой разные классы, под руководством признанного всеми вождя Фиделя Кастро.

Те группы и отдельные революционеры, которые были не согласны с такой позицией, были объявлены контрреволюционерами, и различными способами нейтрализованы. Многие из них эмигрировали. И вот тут мы подходим к главному моменту: образованию новой компартии на основе трех организаций – старой компартии, которая имела откровенно сталинистский характер, «Революционного директората 13 марта» и «Движения 26 июля». Таким образом, была создана политическая система, которая существует на Кубе до сих пор. Она была юридически оформлена в Конституции 1976 года, в Конституции 1992 года и Конституции которая была принята в 2019 году. Что здесь самое главное? Главное здесь то, что на Кубе не возникло самоуправляющихся структур и организаций типа Советов или других, им подобных. Здесь можно вспомнить якобинские клубы в эпоху Французской революции 1789 г., или революционную партию основанную кубинским интеллектуалом Хосе Марти в конце XIX в. (а именно в 1892 году) для организации вооруженной борьбы против испанского владычества. Она была основана именно на взаимодействии революционных групп, которые были фактически самоуправляющимися, но таковых на момент прихода к власти Фиделя, на Кубе не было Наоборот, превалировала тенденция считать, что революционер должен слушать приказы высшего руководства. И в некотором смысле можно утверждать, что создание революционной организации на Кубе после революции 1959 года было больше похоже не на октябрьский или пост-октябрьский процесс в России, а на то, что случилось в Италии после Марша на Рим Бенито Муссолини. При том, что на Кубе действительно в 1930-е годы существовала фашистская организация. Она называлась ABC, там состояли даже некоторые видные представители белой интеллигенции, например Хорхе Маньяч, и «Движение 26 июля», которым руководил Фидель Кастро, в своем первом манифесте, опубликованном в 1953 году, объявило ABC одним из своих идеологических предшественников. Так что здесь очень интересная тема поднимается: какой был характер революции после её победы с точки зрения революционной организации. Сама организация снизу здесь не наблюдалась, здесь наблюдалась мобилизация, которая имела вначале в основном добровольный характер, но без выражения критики правительства, без выражения всяческих вариантов автономии. Тут можно рассказать даже об отце одного из членов нашего коллектива, который к тому времени был руководителем молодежной организации одной из масонских лож в провинции. Эти будущие масоны после 1959 года встали на позицию защиты революции и отец этого товарища, в те времена – молодой парень, с легкостью превратил эту масонскую организацию в местный комитет будущего кубинского комсомола. Подобное наблюдалось также среди организаций католической молодежи, других разнообразных организаций, которые встали на революционные позиции. Как это можно трактовать? Как подчеркивает кубинская исследовательница Мария дель Пилар Диас Кастальон, так называемое кубинское «гражданское общество» на тот момент самораспустилось под влиянием революционного энтузиазма, и различные организации посчитали нужным объединиться с руководящими структурами, которые к 1961 году уже приняли вполне открытый характер марксистско-ленинской партии.

Это довольно длинное введение нужно для того, чтобы понять, каково быть анархистом на Кубе сегодня. Только в результате критики процессов шестидесятилетней давности мы можем осознать, что именно случилось в стране, и каким образом такая прекрасная для многих революция, которая ещё много десятков лет после 1959 года, возбуждала энтузиазм самых разных людей на всех континентах, превратилась в то, что мы имеем на Кубе на данный момент.

Таким образом, Куба вступила в геополитический альянс с СССР и создала стандартную номенклатурную модель того, что до сих пор является объектом полемики в нашем коллективе: это либо государственный капитализм, либо какая-то другая форма общественной организации. Было создано социальное государство. Невозможно отрицать, что за время альянса с Советским Союзом на Кубе было много подвижек в разных областях: образование, медицина, спорт, создание государственных научных центров. СССР покупал у Кубы сахар и некоторые другие товары, и взамен обеспечивал её другими предметами первой необходимости, а кроме того - бесплатно, надо подчеркнуть - и новейшим оружием, а также субсидиями, которые позволяли кубинцам через карточную систему иметь дома всё необходимое для жизни в течении трёх десятилетий (1961-1991). Эта номенклатурная система является одним из наших главных объектов критики, потому что это все было преподнесено под лозунгом социализма, но этот социализм строился под приматом марксистско-ленинской идеологии в виде структуры стандартного номенклатурного типа с явным присутствием сталинистских кадров ещё той, старой коммунистической партии, которые были подкреплены молодежью, которая воспитывалась ими в том же духе. Нельзя сказать, что кубинский режим является сталинистским - Сталин здесь не является национальным идолом и про него на Кубе до сих пор существует полемика. Но в отношении Ленина и в отношении номенклатурной структуры среди руководящих элит и интеллигенции, которая им следовала, каких-либо важных дебатов не было.

Всё это вошло в состояние глубокого кризиса начиная с 1991 года, и с тех пор структура классов на Кубе изменилась. Произошло то, что мы называем прекаризацией - в том смысле, что при том уровне зарплат которые государство платило и платит работникам (государственный сектор стал ведущим в кубинской экономике на тот момент) и при тех ценах товаров и при тех возможностях доступа к товарам, для большей части кубинского населения стало необходимым заниматься побочными видами труда, которые становились главными источниками их средств к существованию. То есть, это - разнообразные экспроприации из государственных структур, с фабрик, заводов и других учреждений, с последующей продажей того, что удавалось изъять с государственных складов. Это и разнообразные формы нелегального частного бизнеса, хотя частный бизнес весьма ограниченно был легализован в начале 1990-х гг., и сейчас, буквально несколько дней тому назад уже получил вполне официальный статус, как явно капиталистическая форма хозяйствования. Но всё же большая его часть проходила и проходит в условиях маргинальности. После падения СССР на Кубе началась эпоха глубокого кризиса, который был немного сдержан поддержкой Венесуэлы во время правления Чавеса. Но уже когда венесуэльский политический процесс также вошел в этап глубокого кризиса под руководством Мадуро, то прекаризация на Кубе усилилась. Хотя на данный момент мы не имеем официальных данных о реальном прожиточном минимуме на Кубе, можно сказать, что несмотря на то, что после 1959 года условия жизни населения улучшились, сейчас большинство населения, и в особенности молодежь, воспринимает общее состояние страны как критическое.

Здесь нужно сказать также об экономической блокаде со стороны США, которая действительно существует. Но в данном случае надо иметь ввиду, что революционеры должны были с самого начала предполагать, что главная империалистическая держава мирового капитализма не позволит мирно существовать противостоящему ей режиму, находящемуся в 90 морских милях от своих берегов, и примет соответствующие меры. Но, как многим на Кубе понятно, блокада, хотя она действительно причиняет вред состоянию экономики страны, также является мощным пропагандистским подспорьем для кубинского руководства. И мы предпочитаем говорить о блокаде внешней и внутренней. А внутренняя блокада, это именно блокада креативных сил народа, блокада любой самоорганизации - на Кубе невозможно создать никакую ассоциацию без разрешения государства, а разрешение обычно не даётся. Кооперативы до недавнего времени, а оно наступило как раз несколько дней назад (в конце августа), разрешались только с позволения специального органа, созданного при политбюро коммунистической партии. Один из товарищей нашего коллектива участвовал в процессе создания кооператива в одном из районов провинции Маябеке, которая является бывшей провинцией Гаваны, (это как Подмосковье и Москва в России). И когда уже всё было готово для начала работы, кооперативу разрешение из данного органа ЦК так и не поступило, в результате чего все это дело распалось. Это также относится и к другим автономным организациям: женским, ЛГБТ, экологическим и тому подобным.

Надо также сказать, что в ситуации на данный момент (как и в течение правления Рауля Кастро, то есть после 2006 года, когда Фидель ушел на пенсию), все таки произошли изменения в сторону больших свобод, в основном связанных с введением на Кубе интернета. То есть: например, в 1990-х годах если бы я хотел почитать «1984» Джорджа Оруэлла, мне надо было с трудом найти эту книгу и у какого-нибудь из товарищей, потому что достать её было невозможно, хотя она иногда продавалась в букинистических магазинах, но ко всем книгам про Кубу, исследованиям, эссе, мемуарам и так далее, издававшимся на Западе было очень трудно получить доступ. Сейчас всё это имеется в интернете, сиди и читай. И это привело также к тому, что более молодые группы в обществе все-таки начали уже организовываться. Но опять-таки, на Кубе в результате коллективизации, массификации общественного сознания сверху, не существует такой традиции самоорганизации как культуры автономного действия, хотя один из наших товарищей, который исследует историю кубинского анархизма говорит, что элементы этой культуры вполне присутствовали и были очень энергично востребованы трудящимися классами кубинского народа до 1959 года. Но процесс Кубинской революции принял другой характер, он основывался не на самоорганизации, а на тотальной мобилизации. Таким образом, эта система общественных отношений просуществовала до момента глубокого кризиса 1990-х гг. Режим устоял в те времена, и в принципе, он существует до сих пор, но на данный момент мы имеем то, что я называю «рефлексивным тоталитаризмом», перефразируя «рефлексивный модерн» Бруно Латура. Рефлексивный тоталитаризм - это когда тоталитарное государство вполне воспринимает, что люди в принципе против него, и уже не насаждает некую эксклюзивную идеологию, в которую надо верить, а только требует от граждан определенного стереотипа поведения, Это то, что мы имеем на Кубе со стороны государства до сих пор.

2. Ваш коллектив называется Taller Libertario – Либертарная мастерская. Что вы вкладываете в это название?

Слово «Тайер» - мастерская - на Кубе используется давно. Оно вошло в широкое употребление в Латинской Америке в 1960-х гг., как название некоего пространства самоорганизации, то есть то, чего на Кубе как раз не существовало в начале революции. Но здесь такого типа мастерские имеют официальный характер в контексте культурной организации, например,  существуют Тайерэс Литерариос – литературные кружки, где люди учатся писать прозу и поэзию, и так далее.

И где-то уже в 1990-х гг, под влиянием течения так называемого Educación Popular (Педагогики Угнетенных) Паулу Фрейры (бразильского педагога, философа и мыслителя), при поддержке правительства Кубы, и по рекомендации Фрей Бетто (бразильского монаха-доминиканца, приверженца Теологии Освобождения, опубликовавшего очень успешное интервью с Фиделем Кастро в 1985 году), было принято решение организовывать при местных властях так называемые Talleres Comunitarios, то есть Коммунальные Мастерские, где люди могли собираться и решать какие-то местные вопросы путем самоорганизации, но под контролем властей. То есть власти как бы передавали людям часть заботы о себе самих: с одной стороны, вроде больше стало значение инициатив снизу, но с другой - явно желание государства, как при неолиберализме, снять с себя социальные обязательства перед обществом. И всё это - исключительно на местном, локальном уровне, без всякой критики системы в целом, как оно было у Фрейре. В основном эта модель действовало в порядке таких семинаров или курсов, кружков, чтобы люди могли научиться какому-то ремеслу или другой деятельности. И это является реальностью Кубы. Ещё с 90-х годов есть несколько официальных организаций, которые продвигают эти мастерские, но всё это действует на микроуровне. На макроуровне явно необходима критика режима для того, чтобы эта форма организации продвигалось, потому, что надо осознавать, что такое номенклатура, что такое тоталитаризм, а этого режим конечно уже не допускает. И на таком основании мы создали наш коллектив и мастерскую «тайер». В принципе, можно на русский переводить как «кружок», хотя в слове «мастерская» будет явным потенциал именно креативности и самоорганизации, спонтанности и такого рода генерации именно общественных процессов. 

Наша группа берет начало с 1990-х гг. В те времена возникло несколько коллективов такого рода. Большинство из них распалось, но некоторые существует и по сей день. Например, была группа студентов Педагогического института Гаваны, которые изучали общественные дисциплины и учились на факультетах истории и социологии, и решили тогда создать критический кружок марксистской направленности. Потом они вступили в контакт с троцкистами и всё это было уже после того, как все окончили ВУЗы - и это микро-движение не распалось, а продолжало действовать дальше. Под влиянием международных троцкистов была создана подпольная ячейка , и один из членов нашей сегодняшней мастерской вошел туда в начале двухтысячных. К тому же тогда некоторые из членов этого троцкистского кружка уже начали приобретать весьма характерный опыт, потому, что Фидель Кастро открыл международную школу медицины для латиноамериканских студентов в Гаване. Этого парня направили туда работать, а там среди студентов многие были левой ориентации, в том числе приехали чилийские анархисты, и некоторые из товарищей, которые позже создали нашу мастерскую смогли быстро научиться тому, что такое анархизм. Хотя один из наших товарищей ещё в Москве в 1990 году познакомился с тамошними анархистами, и с тех пор занимался серьёзным изучением анархистской литературы. Таким образом, коллектив перешел на анархистские рельсы весьма быстро, и со временем к нашей группе присоединились союзники в лице экологических организаций, народно-педагогических групп, культурных проектов. Хотя организации, это конечно громко сказано, среди них были такие же небольшие группы как наша, от трёх до десяти человек. Там были феминистки, критические марксисты, независимые блогеры, хакерские группы, молодые литераторы, рэперы, отаку, любители фантастики, и все вместе создали общую крышу под названием «Критическая обсерватория», которая к сожалению, просуществовала недолго, но стала известной на Кубе в результате использования информационных технологий как раз тогда, когда начали постепенно открывать интернет. У нас был блог, был бюллетень, который рассылали по электронной почте. Нас стали приглашать на разные общественные мероприятия читать там лекции в полуавтономных кубинских организациях, и также были конечно контакты с местной интеллигенцией.

И уже со временем, примерно к 2012 году, стало ясно, что нужно иметь свою анархическую организацию. Она выкристаллизовались в "Обсерватории" и стала называться «Либертарная Мастерская Альфредо Лопес» в честь лидера кубинских рабочих, которого, кстати, основатель кубинской компартии Хулио Антонио Мелья, студенческий лидер, считал своим учителем. Об Альфредо Лопесе мы как раз подробнее говорили в ответе на первый вопрос.

3. На странице коллектива написано, что он является частью Федерации Анархистов Центральной Америки и Карибов, и что в нынешней форме он существует с 2012 года. Этот год связан с какой-то политической оттепелью на Кубе, или просто случайный год, когда сложился ваш коллектив?

В 2012 году был процесс возникновения некоторой открытости, тогда было много надежды, потому, что когда правление Фиделя сменилось правлением Рауля Кастро стало возможным делать то, что раньше было нельзя. Например, такие вещи, как ездить заграницу, иметь мобильный телефон. До этого иметь мобильный телефон было запрещено, им могли легально пользоваться только иностранцы. И было несколько лет надежды, связанной для многих кубинцев с рыночными реформами. К сожалению, в менталитете кубинцев до сих пор присутствует эта бинарная составляющая, которая была и до 1959 года, крайности между социализмом и капитализмом. Социализм воспринимается именно как марксистско-ленинский номенклатурный социализм. Тут троцкисты конечно скажут, что Ленин не был номенклатурщиком и так далее, но мы как анархисты с этим не согласны, и это часть нашей идеологической полемики на Кубе с марксистскими товарищами. Но выбор третьего пути не состоялся, то есть то, что раньше было хорошим стало считаться плохим, а что было плохим стало считаться хорошим. А потом, в 2012 году для людей всё стало уже явно наоборот, к тому времени уже имелась сформировавшаяся кубинская оппозиция буржуазно-демократического типа. Мы вполне понимаем, что может произойти на Кубе в случае изменения в сторону частного капиталистического хозяйства, то есть либо буржуазной демократии, либо буржуазной же диктатуры стандартного латиноамериканского типа, и в общем стало ясно, что надо иметь собственную организацию, и тогда уже мы выступили как открытые анархисты. А до этого у нас был общий левый коллектив, называвшийся «Кафедра имени Айде Сантамирия» (Айде Сантамария была тоже известным деятелем, она была невестой Бориса Санта-Колома, участвовала в революционной войне, а потом руководила Домом Америк в Гаване, с ним связано открытое пространство в самые трудные годы для кубинской интеллигенции, это семидесятые годы, когда сталинисты закрутили гайки на Кубе). Это был коллектив такого экуменического характера: там были люди разных убеждений, не только анархисты. Но в 2012 году мы решили, что уже надо иметь отдельный анархический коллектив. Таким образом был создан наш «Тайер Альфредо Лопес». Потом возникла Центральноамериканская и Карибская Федерация анархистов. Эта идея принадлежала товарищам из Доминиканской Республики, они нам написали. Их коллектив называется «Quisqueya Libertaria». Мы договорились созвать съезд. Съезд проходил в Сантьяго де лос Кабальерос в Доминиканской Республике.  Там участвовали в качестве делегатов один из членов нашего коллектива и присутствовал Франк Фернандес, историк кубинского анархизма, кубинский ветеран-анархист периода до 1959 года, который в результате репрессий, развязанных против анархистов тоталитарным режимом, уехал в Майами. Было очень здОрово познакомиться с ним на съезде. Также присутствовали делегаты близлежащих стран Латинской Америки: из Сальвадора, и с некоторых карибских островов, из Пуэрто Рико, а также из организации Black Rose - Rosa Negra (“Чёрная Роза”) из Майами, которые являются платформистами и имеют членство в IWW (Индустриальные рабочие мира). Так как мы к тому времени сотрудничали также с другими конфедерациями анархистов, у нас были хорошие отношения с некоторыми из анархических интернационалов, то в этом контексте в результате переговоров с товарищами с других островов и из Центральной Америки было принято решение образовать так называемую Federación de Tendencias, то есть Федерацию Тенденций, которая будет признавать возможность входящих в неё коллективов участвовать в работе других международных анархических организаций, но сама не будет является членом какого-либо международного интернационала. И наш коллектив на данный момент не является членом ни одной из существующих конфедераций. Мы в курсе той полемики которая существует в настоящий момент, но считаем, что так как у нас на Кубе нет настоящего анархо-синдикализма, (например, на данный момент нет анархических профсоюзов) ставить вопрос о вступлении в какую-либо из профсоюзных либертарных или специфически анархических организаций для нашего коллектива пока рано. Мы себя позиционируем, как и другие наши товарищи из стран Карибов и Центральной Америки, как «Федерация Анархистов Карибов и Центральной Америки».

4. Нам известно что на Кубе через какое-то время после прихода к власти Фиделя Кастро начались репрессии против анархистов. Как не пропала кубинская анархистская идея? Ушла в подполье? Или новое поколение кубинских анархистов не имело возможности получить опыт предыдущего поколения?

Да, репрессии действительно были. И многие из анархистов уехали за границу. За границей они организовали Movimiento Libertario Cubano (“Кубинское Либертарное Движение”), и по моему мнению, наиболее известным деятелем является Франк Фернандес, историк кубинского анархизма. Movimiento также издавала очень интересный культурный журнал Guángara Libertaria. Но всё это на самой Кубе в те времена достать было невозможно. Хотя ситуация с «тамиздатом» и с той литературой, которая осталась на Кубе со времен до 1961, когда ещё существовала относительная свобода печати, была несколько либеральнее, чем в СССР. Как рассказывал наш товарищ, побывавший в 1990 году в Москве, там знакомые анархисты были в шоке от того, что на Кубе можно читать в библиотеке анархистских авторов, можно было читать Троцкого, можно было читать Герберта Маркузе, всё было в открытом доступе, эти книги также попадались в букинистических магазинах, то есть в те времена существовала возможность самообразования. Но связь поколений была потеряна. Те кубинские анархисты, которые в изгнании писали, трудились, создавали историю анархизма на Кубе, не имели абсолютно никакого влияния на территории самой Кубы. И нам также не было известно о работах международных анархических организаций, из-за доминирования марксистско-ленинской идеологии, которая преподносила свою версию тоталитаризма, как единственно возможную социалистическую формацию. Не все из старых анархистов были расстреляны и изгнаны в первые годы после победы кубинской революции, некоторые продолжали жить и работать на разном удалении от официальных структур, как это было в те времена распространено и среди интеллигенции, и среди работников физического труда. Хотя все равно членство в тех или иных официальных организациях являлось обязательным, существовало много людей, которые не вступали в партию, комсомол, и так далее. В этом не было чего-то странного, хотя показывает, что тогда свобод было гораздо меньше чем сейчас. Один из членов нашего коллектива изучает историю некоторых из этих людей. Например, был талантливый театральный режиссер и драматург Марсело Салинас, анархист, и некоторые его произведения были опубликованы уже после 1959 года, но, естественно, ему не доводилось публично выступать как представителю именно анархических идей. Когда  в конце 80-х годов началось влияние Перестройки в СССР, на Кубе уже имелись сформировавшиеся неформальные движения, связанные с культурой рока, брейкеры, хиппи, растаманы, диссидентствующая интеллигенция, брожения среди университетской молодежи, и тогда же начали создаваться некоторые кружки. Нам не вполне известна их история, но можем сказать, что один из хиппи тех времён, а ныне  - известный кубинский писатель, который в основном пишет научную фантастику, Рауль Агиар – является анархистом. Он признанный на Кубе писатель, он публично себя позиционирует как анархист, мы его приглашали на некоторые из наших акций, с ним был интересный диалог.

Он не является членом нашей группы, но тем не менее, когда один из наших ребят учился в университете и его с ним познакомили, то это был первый человек в его жизни, который сказал ему: «Я – анархист». Это было в 1989 году, после просмотра "The Wall" Pink Floyd, который на видеокассете Агиар принес на Гаванский биофак, где училась его подруга. Таких людей было много, но не настолько, чтобы создавать какую-то организацию, это были разрозненные люди, но можно сказать, что идеи анархизма воскресли. Они в те времена возникли заново в результате прочтения различной литературы, в которую входили не только классические книги, но и научная фантастика, например, Урсулы Ле Гуин. Под влиянием этих идей начал формироваться и наш коллектив, хотя у нас была немного другая тенденция, именно коллективистская, но для тех, кто пришли в 2000 году к идеям анархизма, весьма значимым было влияние реальных людей, таких как как Рауль Агиар.

Когда наш коллектив уже сформировался,  мы вступили в контакт с Movimiento Libertario Cubano в изгнании. В том числе, представитель этого движения был у нас на одном из мероприятий, которые мы организовали на Кубе в 2009 году, и потом он также присутствовал на съезде Карибской и Центральноамериканской Федерации анархистов. То есть можно сказать, что мы восстановили связь поколений: того которое было до 1959 года и нынешнего поколения кубинских анархистов.

5. В какой момент на Кубе стало возможным открыто позиционировать себя как анархиста и насколько устойчива такая возможность?

Позиционирование нас как анархистов осуществляется явочным порядком. Придешь на какой-нибудь марксистский семинар, там читают лекцию про Грамши. Потом лектор просит задавать вопросы. Поднимаешь руку, встаешь, говоришь, вот я – анархист, и так позиционируешь себя анархистом. Насколько такая возможность устойчива? Это уже зависит от возможных репрессий на Кубе. Так как режим объявляет себя социалистическим, то мы также этим пользуемся, в том смысле, что на Кубе уже признано, что существует несколько вариантов марксизма, христианский социализм, и так далее. Но марксизм записан в кубинской конституции, а мы говорим: «Вы знаете, а оказывается Хосе Марти – национальный герой Кубы, работал с анархистами. А вы знаете, оказывается именно анархисты подсказали ему как сформировать революционную организацию. А вы знаете, вот основатель кубинского профдвижения был анархистом». И так далее, и так далее. То есть, в конце концов, в открытом диспуте невозможно не признать, что анархисты на Кубе уже давно, всерьез и надолго. Но по факту, насколько долго анархизм может существовать на Кубе в таком виде, в каком он существует сейчас, предсказать никто не возьмется. Здесь возможны репрессии и против нас, и против других товарищей.

6. Как  ваш коллектив может охарактеризовать антиправительственные выступления июля 2021 года? Что нам важно знать и понимать? Чего хотели люди, вышедшие на улицы и что с ними стало.

Насчет антиправительственных выступлений 11-12 июля 2021 года, мы ответим в формате четырех пунктов.

Сначала надо объяснить ситуацию насчет протестных настроений на Кубе в целом. Важно сказать то, что случилось в эти дни, до того момента было абсолютно не характерным для Кубы. Здесь очень редко случается такое. Хотя ситуация, как экономическая, так и социальная, уже давно (можно сказать, со второй половины 2019 года) имеет характер глубокого кризиса. Но все равно это стало сюрпризом для многих – видеть, как люди массово выходят на улицу, как в формате мирной демонстрации, так и в формате достаточно агрессивной демонстрации, потому, что все видели, как переворачивали полицейские машины, как были конфликты с властями, и с группами поддержки властей. Руководство Кубы ещё с начала 1960-х гг. выдвинуло лозунг, что «улицы принадлежат революционерам». А под революционерами подразумевались люди, лично преданные вождям режима. Таким образом, общественные пространства в городах считаются зоной интересов и привилегий тех, кто поддерживает правящий класс.

Официальная пропаганда автоматически идентифицирует этих так называемых «революционеров», с волей большинства народа. На практике это значит, что на Кубе часто в случае появления демонстраций протеста, в противодействие вступает не полиция, а группы поддержки режима, которые создаются на предприятиях, в учреждениях и по месту жительства, и управляются непосредственно руководителями коммунистической партии на местах. И только в случае опасных столкновений вмешивается полиция. Но такого социального протеста Куба не знала с 1994 года, когда произошли массовые выступления на набережной Гаваны - Малеконе. В тот момент сам Фидель Кастро вмешался, появившись на Малеконе, часть протестующих переметнулись на его сторону, и впоследствии правительство провело некоторые реформы, которые позволили стране не то чтобы выйти из кризиса 1990-х годов, но улучшить состояние населения, по крайней мере гарантировав базовые продукты, и ситуация пошла к лучшему. Но именно потому, что люди вышли на улицы. Если говорить о других действиях оппозиционно настроенных граждан, то в основном это было связано с попытками массового отъезда из страны, когда люди захватывали посольства. Самыми ярким событием такого рода произошло в 1980 году. Но даже несмотря на это, то, что произошло 11-12 июля 2021 года типичным не являлось.

Интересная ситуация складывается с тем, как вообще на Кубе обстоят дела с самоорганизацией и организацией гражданского общества. Обычно за границей представляют себе Кубу как страну победившего коллективизма: “У них там всё общее, ну или не всё общее, но они там друг другу помогают, и есть официальные организации, в которых люди участвуют добровольно, и эти организации всё держат под контролем, и через них проводится та солидарность, которая так хорошо характеризует кубинский характер”. Ну, кубинцы действительно по характеру люди солидарные и эмпатичные, это правда. Хотя они имеют и другие черты характера, которые не совпадают с этим имиджем кубинцев как нации, сложившимся в головах как у самих кубинцев, так и у иностранцев, которым нравится Куба. Но надо сказать следующее: все эти существующие на Кубе общественные организации (их несколько, в них действительно состоит бОльшая часть населения страны), полностью контролируются сверху. Там очень мало пространства для самовыражения людей. Это структуры, которые хорошо приспособлены для того, чтобы ими командовали, и так это всё функционирует. К чему это привело? Это привело к массовому скептицизму населения Кубы относительно коллективизма и организации вообще. То есть такой коллективизм, который во всех случаях руководится именно сверху, при тоталитарном, однопартийном характере общественных структур, приводит к тому, что общество становится радикально индивидуалистическим, то есть атомизируется. Люди превращаются в атомы, и гражданское общество превращается в такой человечий газ. Как это проявляется на уровне непосредственного общения с людьми, можно видеть на следующем примере: ты подойдешь к соседу, или к товарищу по работе и предложишь сделать что-нибудь для защиты их прав или просто улучшения условий жизни, например посоветуешь соседу создать организацию по месту жительства, типа «Давайте, соберемся кто может и отремонтируем тротуар» или подойдешь к товарищу по работе и скажешь: «Давайте, организуем независимый профсоюз», то что они тебе скажут? Они скорее всего не проявят никакого интереса и/или прямо об этом скажут, или найдут, что ещё ответить, чтобы больше невозможно было продолжать общаться с ними на эту тему. Естественно, они будут бояться органов госбезопасности и других идеологических структур, но здесь будет ещё такой момент, что они могут подумать, что ты оппортунист и что ты просто хочешь их завлечь в некое не очень благоразумное дело, которое скорее всего в твоих личных интересах. Тебе наверняка за это кто-то что-то платит, непонятно кто, или ты хочешь стать известным за их счёт, а потом уехать в Штаты представившись "независимым активистом", или у тебя просто не в порядке с мозгами.

То есть, у людей такой большой скептицизм по отношению к автономной деятельности, и они всегда найдут повод чтобы не организовываться, не создавать областей, пространств автономии. Наоборот, всё легитимнее считается мелкая предпринимательская деятельность для зарабатывания денег. Это одна из причин, почему нам, анархистам, так трудно работать непосредственно с людьми, у нас очень небольшой коллектив. То есть этот скептицизм, эта атомизация, она по факту делает почти невозможной любую организацию на данный момент. Естественно, ситуация может измениться, мы в это верим, но этот скепсис во многом объясняет именно характер антиправительственных выступлений в июле 2021 года. Тут речь не шла о том, что были созданы какие-то организации, тем более относительно массовые, которые вывели людей на улицы. Нет, участие было сугубо индивидуальным. Те, кто вышли, вероятно увидели в соцсетях, какие-то призывы, лозунги, или ещё какую-то информацию, но они не состояли ни в каких организациях, по крайней мере, большинство из них. Они вышли независимо от того, какие у них мнения относительно правительства, ситуации на Кубе и будущего Кубы. Очень важно разобраться в этом вопросе, чтобы понять, что произошло.

Второй аспект - экономическая ситуация. На Кубе на данный момент существует смешанная экономика, есть и частный мелкий бизнес, и большие смешанные фирмы с иностранным капиталом, и чисто иностранные фирмы, действующие на Кубе. Это всё сопряжено с мощной бюрократией со стороны государства, то есть всё это не очень легко учредить без поддержки неких «крестных отцов» в высшем руководстве Кубы. И до появления закона о кооперативах, который был принят несколько дней назад, на Кубе было гораздо легче учредить частный бизнес с наёмным трудом, чем учредить кооператив.То есть видно, что государство явно выражает свой страх перед возможной самоорганизацией трудящихся в экономической сфере. По сравнению с положением в 1990-е гг. во время кризиса, связанного с распадом СССР, и потом, во время кризиса, связанного с кризисом в Венесуэле которая первые 15 лет 21-го века поддерживала кубинское правительство субсидиями на нефть и другими способами, ситуация намного ухудшилась, особенно с избранием Трампа на пост президента Соединенных Штатов. Потакая своим спонсорам в Майями, поддержавшим его во время избирательной кампании (имеются ввиду кубинские эмигранты - капиталисты) он стал проводить антикубинскую политику, и ситуация сильно ухудшилась. С другой стороны, после эпохи Обамы, особенно, когда Рауль Кастро ушёл со сцены, правительство Кубы не проявило особых талантов в руководстве страной. И в конце 2019-го года на рынках страны, где люди обычно покупают себе базовые продукты, уже начал ощущаться недостаток в некоторых товаров. И в этот момент, с одной стороны, Штаты усилили контроль над экспортом нефти из других стран на Кубу, с другой стороны, правительство было вынуждено ускорить экономическую реформу, направленную на создание условий, которые будут пригодны для сотрудничества частного капитала и государственного сектора (а именно номенклатуры). Причём, надо сказать, что многие предприятия торговли, банковские, туристические, предприятия телекоммуникаций, на Кубе принадлежат военным. Не то, что они находятся в частной собственности у военных, но они корпоративно принадлежат организациям военного комплекса Кубы. И в то же время, характерно, что существуют фирмы, зарегистрированные за границей, но действующие на Кубе, в которых в качестве акционеров зарегистрированы уже вполне конкретные представители номенклатуры и военных. О них здесь очень мало говорят. Причём руководитель всего этого военно-экономического комплекса на прошедшем в начале этого года съезде коммунистической партии Кубы был выдвинут в члены политбюро ЦК КПК. Народ прекрасно понимает, что условия, в которых живут руководители страны совершенно отличаются от условий жизни самих людей, по крайней мере – большинства.

В 2019-м году также провели референдум по новой конституции, которая немного реформировала политический строй, но там не было никаких явных изменений, за исключением того, что признали частную собственность. И в этот референдум, если сравнивать его с предыдущими избирательными процессами, было больше всего людей, которые либо игнорировали голосование, либо пошли, но испортили бюллетень, либо оставили бюллетень пустым, либо проголосовали против. То есть по сумме все эти голоса, либо отсутствие голосов составили уже около 20% кубинцев, обладающих избирательным правом и выходит, что каждый пятый взрослый кубинец фактически является противником режима. Эта цифра в 20% - достаточно значительная.  

Изменения в правовой и политической системах привели к тому, что президентом Кубы был избран Мигель Диас Канель Бермудес. На него некоторые люди в начале правления возлагали надежды, но ситуация стала ухудшаться, реформа застопорилась, и таким образом к началу пандемии Covid -19 на Кубе уже имелись значительные проявления экономического кризиса. Начавшаяся пандемия конечно же всё только усугубила. Отсутствие туризма, который для Кубы является главным источником доходов, плюс остальные проблемы, вызванные пандемией, привели к тому, что ситуация с продуктами питания резко ухудшилась. Медикаменты тоже стали дефицитом. Была девальвирована национальная валюта. Усилилась инфляция. Многие учреждения прекратили работу. Привычные товары пошли на экспорт и резко подорожали как на официальном, так и на теневом рынках. Многие мелкие участники неформальной экономики остались без средств, так как туризма почти нет, а число международных рейсов (на которых путешествуют челноки) уменьшилось. Родственникам и близким людям за границей стало труднее поддерживать кубинцев. И произошел социальный взрыв. В июле, когда начали активно отключать электроэнергию, не было многих продуктов питания, а также были огромные проблемы с медикаментами, люди вышли на улицы с протестом.

Третий аспект - это характер политической оппозиции.  Какие у людей были лозунги и почему появились фотографии с американскими флагами? К сожалению, надо сказать, что бОльшая часть существующей уже с 1980-х гг. кубинской оппозиции настроена буржуазно, настроена на различные варианты либеральной демократии и бОльшая её часть открыто поддерживается из Соединенных Штатов и государств Европы. Когда на Кубе появился интернет, и люди стали слушать, смотреть и читать масс-медиа в цифровом формате, а многие из них поддерживаются государством США, то есть агентством USAID и другими американскими структурами, а также кубинскими организациями за рубежом прокапиталистического характера, то тогда явно начали возникать такие идеологические контексты, которые направляют все эти нынешние оппозиционные настроение на Кубе в прокапиталистическое русло. Конечно мы не хотим сказать, что все протестующие хотели капитализма, но этот элемент присутствует, то есть фреймворк для людей этого протеста, это то, что коммунизм, как они его называют, следует уничтожить, и надо установить так называемое «свободное общество»,  где все занимаются частным бизнесом и существуют в условиях свободы выбора, свободы печати, многопартийности и так далее. Это при том, что в отношении многопартийности на данный момент, если посмотреть на людей, которые на Кубе являются лидерами общественного мнения, как вещающих из-за границы, так и живущих здесь, то такие организованные партии как бы и есть, но у них очень малое влияние. Самое большее, наличие у них харизматичных личностей. Наш коллектив  имеет о них вполне конкретное мнение. Мы рассматриваем их как претендентов на роль вождя. То есть складывается та же ситуация, которая в свое время произошла с Фиделем Кастро, и который теперь может повториться с другим лидером, и не понятно, что будет в стране. Потому, что настроения среди многих представителей вот такой общественности способствуют цензуре всего, что связано с левыми идеалами, всего связанного с социализмом, и в том числе с анархизмом.

Нас называют утопистами, говорят, что никакие социалистические проекты вообще не имеют будущего, что Куба должна стать «нормальной» страной как бОльшая часть стран в мире, на что мы отвечаем, что норма в мире на данный момент такова, что планету вообще ведут к самоуничтожению человечества, к полнейшему экологическому кризису и так далее.

Но в то же время на Кубе в последние годы начали формироваться другие структуры, которые преодолели  этот скептицизм по отношению к автономной организации, но они хотя бОльшей частью состоят из людей также настроенных весьма скептически по отношению к действующему режиму, кубинской номенклатуре, направлены на достижение целей более частного характера. Организованного феминистического движения сейчас на Кубе нет, хотя есть известные феминистки разного политического толка, но было движение за закон против гендерного насилия. От парламента требовали принять этот закон, но его отложили в долгий ящик, и он так и не был принят на настоящий момент, вопреки законодательному плану. Парламент Кубы будет рассматривать его только через несколько лет. Также есть ЛГБТИ организации, имеющие разные общеполитические позиции, среди них есть в том числе и организации левого толка, которые признают социализм как вполне возможный или необходимый горизонт для ЛГБТИ движения.  Существуют экологические движения, и так называемые анималистские, то есть за права животных, хотя здесь на Кубе, не говорят о «правах животных», а говорят о «благоденствии животных». Причём, в отличие от, например, феминисток, поддержавших закон против гендерного насилия и требовавших организации шелтеров для женщин, которые являются жертвами данного насилия, у официальных организаций, то есть в данном случае у правительства Кубы, и им таких возможностей предоставлено не было, анималисты более сильны своим потенциалом самоуправления, то есть они сами устраивают убежища для бездомных животных, предоставляют им свои пространства. То есть наша позиция основана на том, что не следует ждать милостей от государства, а следует действовать на основе самоуправления, коммунальной, солидарной и автономной основе, то есть опираясь на самоорганизацию.

После июльского социального взрыва нельзя сказать, что его импульс был полностью подавлен, но в общем люди возвратились к своим обычным делам, и каких-либо серьезных последствий не было, кроме того, что люди  в принципе поняли, что есть возможность выйти на улицу и чего-то от правительства добиться. Хотя то, чего они добились, это совсем немного – небольшой объем гуманитарной помощи и разрешение на неограниченный ввоз питания и медикаментов из-за границы. Этого, конечно, мало, и это не решает кардинальных кубинских вопросов, но оппозиция явно активизировалась, и с сожалением надо сказать, что в ней гегемония принадлежит правым секторам оппозиции, которая по отношению к их диссидентам, то есть тем, кто является диссидентами по отношению к этой буржуазной правой тенденции, применяет ту же самую риторику, те же самые методы, к которым кубинцы привыкли, потому, что они к ним систематически применялись компартией. Хотя сейчас уже не в такой мере, как допустим в 1970-е гг., но все знают о чем идет речь. То есть, происходят обвинения человека в том, что он говорит не то, что надо, потому что он вместо того, чтобы ставить вопрос о свержении правительства и установлении демократии, начинает поднимать тему ЛГБТ прав, или начинает рассуждать об экологии, или о феминизме, или о других вопросах, которые могут быть объявлены вопросами частного характера. В некоторых группах и цифровых медиа данная тенденция стала уже общим местом. То есть можно сказать, что если вот эти самые прокапиталистические лидеры и их организации прорвутся к власти, нас не ожидает никакая толерантность или свобода, или даже гласность. Это люди, которые привыкли обвинять других в том, что они либо агенты Кубинского управления безопасности, либо они являются вообще идиотами и утопистами.

Четвертый пункт связан с тем, что стало с людьми участвовавшими в протесте? Ну, многие из них сейчас сидят в тюрьмах. Было проведено несколько процессов, но бОльшая часть тех, кто вышел в те дни на улицы вернулись домой и на работу, но явно к ним сейчас отношение другое. К сожалению, сравнительно небольшой группе участников предъявлены обвинения в преступлениях против государственной безопасности по статье "мятеж", которые в некоторых случаях тянут аж на 20 лет. Состояние общественности весьма изменилось. Но у некоторых из нас есть личное мнение, что накопленный в те два дня революционный капитал был быстро растрачен, и сейчас вряд ли возможно такое повторение событий. Хотя мы можем ошибаться, особенно если ситуация резко ухудшится. Но с другой стороны, получен стимул для дальнейшей организации работы, хотя опять таки, пандемия и связанная с ней изоляция, не способствуют самоорганизации в тех масштабах, какие она могла иметь для влияния на ближайшее будущее Кубы в целом. Но в ноябре ограничения по пандемии должны быть сняты.

Что же касается экономической ситуации, то, как уже было сказано ранее, большинство кубинских трудящихся прекаризованы, то есть они не могут достаточно зарабатывать на своей обычной работе для того, чтобы прокормить семью, и им приходится заниматься разным частным неформальным бизнесом. Но в 2019 году была принята крайне непопулярная мера со стороны правительства – открыли валютные магазины, которые как было заявлено вначале, будут для предметов, как говорят на Кубе «высокой гаммы», то есть предметы не то, что роскоши, но на Кубе доступные только людям с очень тугим кошельком, то есть либо получающим деньги из-за границы, либо имеющим удачный дополнительный заработок, либо руководителям номенклатуры. Но со временем в эти магазины перешли продукты питания и многие вещи из тех, без которых кубинцы не представляют нормальную жизнь, а теперь их можно купить только за доллары. Также была принята серия мелких мер для контроля за финансовыми потоками, в которых циркулируют доллары и валютные карточки, и которые способствуют усилению военно-номенклатурного сектора, который стоит во главе экономики Кубы. Люди отдают себе отчет, что это значит, как для страны, так и для них лично, для их семей. Это было одной из причин выступлений в этом июле. И, на данный момент, из этой ситуации не видно выхода. Мы считаем, что в ближайшее время новые выступления маловероятны, но условия для них по прежнему есть. Оппозиция собирается устроить большие демонстрации 15 ноября. Правительство уже запретило их и объявило антиконституционными.

7. Как кубинские анархисты видят свою роль в настоящем и будущем Кубы?   В чем отличие от ситуации в других странах региона?

В спорах о будущем Кубы мы отвергаем концепцию «нормальной страны», о которой мы уже рассказывали выше. Потому, что в настоящий момент все страны планеты находятся в состоянии абсолютной ненормальности, и, в конце концов, что такое «норма» для анархиста? Этот вопрос будет относиться не только к анархистам, но и ко многим протестным движениям, например, экологическим. С другой стороны, у нас была такая фраза много лет назад, что другие оппозиционеры работают на Кубу завтрашнюю, а мы работаем на послезавтрашнюю. Но, на данный момент, наша роль ограничена сферой наших действий. У нас есть социальный центр с библиотекой, который является плодом солидарности товарищей других регионов, до пандемии там несколько раз в месяц проводились разные акции, встречи, устраивались дебаты, сейчас это стало невозможным, но скоро возобновим деятельность. У нас имеются собственные электронные медиа, и мы пытаемся работать на самоорганизацию, это наш главный принцип – взаимодействовать с другими товарищами, которые, даже не будучи анархистами в политическом смысле, применяют на практике методы самоорганизации, которые, например, грезят такими типами производства и экономики, которые не являются капиталистическими.

Имеются ввиду также люди, занимающиеся экологическими проектами, но без капиталистической составляющей, то есть без наемного труда, без авторитарных форм руководства, альтернативные педагогические проекты и другие, вплоть до области религиозной деятельности, потому, что в сфере религии верующие на Кубе тоже уже несколько лет как самоорганизуются, и есть весьма интересные проекты коммунального типа, касающиеся религии. Мы с ними тоже взаимодействуем. Организуем семинары, курсы, в том числе в государственных учреждениях, когда это возможно. Пытаемся сделать так, чтобы всем стало ясно что анархизм на Кубе, по крайней мере существует, что тоталитарная форма государственного социализма далеко не единственная, что если следовать последовательно марксизму, то из этого ничего не выйдет, как это в своё время  утверждала Роза Люксембург по отношению к большевикам (а на Кубе структура руководства имеет явный большевистский характер), что при радикализации социальных движений уже всё сходится к анархизму. Главная наша миссия в данный момент -  рассказать людям, что такое капитализм. Это – не тот рай, о котором говорят правые силы, даже в ситуации смешанной экономики. Что допустим, Перестройка в том же СССР привела вначале к “лихим” 1990-м гг., когда возник дикий капитализм с явной мафиозной составляющей, а потом к установлению авторитарного режима в России и в других государствах бывшего СССР. То есть речь идёт о том, что изменения общественных структур, государственной политики и правовых рамок в сторону формальной демократии и большей свободы слова и печати (против которых как таковых мы против ничего не имеем), если смотреть на всё это через призму капиталистических отношений, приведёт отнюдь не к торжеству свободы, разума, равенства, братства и справедливости. А вполне возможно, приведет к дикому капитализму под контролем диктатуры латиноамериканского типа, то есть не той номенклатурной структуры, которая существует сейчас, а номенклатурой, преображенной уже в военную классическую диктатуру с танками на улице и броневиками. Для Кубы такое вполне возможно, потому, что при увеличении социальных взрывов может возникнуть классическая дилемма между криминализацией общества, как в других латиноамериканских странах, например, в Эль Сальвадоре или Бразилии, и так называемой «сильной рукой», которая предложит народу порядок. В результате мы столкнемся с тем, что народ может даже попросить этот порядок, как в России в своё время в 1990-е гг. многие хотели Пиночета. Это сценарий, который для Кубы вполне возможен в ближайшие годы.

8. На территории  бывших советских стран у одних людей осталось идеальное представление о советской модели, когда у них было гарантированное медицинское обслуживание, образование и работа.  Другие люди испытывают разочарование во всем спектре левых идей не делая разницы между авторитарным и неавторитарным социализмом, между марксистами и анархистами. Третьи разочаровались в любой политике. Насколько эта ситуация похожа на кубинскую?

Собственно, мы уже рассказали о скептицизме на Кубе по отношению к любой организации , и этот скептицизм можно распространить по отношению к любой политике. Тут большая часть народа тебе скажет, что политики всегда воруют, но главное, чтобы политик мне не мешал. Это связано с преобладанием на Кубе сектора с прекариатом. Есть альтернативные марксисты, но большинство из них скорее не оппозиционеры, хотя надо сказать, что после 11 июля небольшая группа именно марксистских кружков приняла явно оппозиционную по отношению к правительству позицию. Но это в основном несколько марксистских WEB проектов, которые руководят своими новостными ресурсами и сайтами с марксистской теорией. Причём некоторые из этих марксистов даже были задержаны 11 июля за участие в протестах. Потом их освободили. Было международное письмо, его подписал Ноам Хомский с компанией.

Но перед марксистами всегда будет стоять дилемма о смешанной экономике: что делать, когда по их теории производительные силы ещё не дошли до уровня, который обуславливает возможность построения социализма. Значит – смешанная экономика, значит китайский путь. А как совмещать китайский путь с демократией, это тот вопрос, на который им тогда придется отвечать. Это мы говорим при том, что многие, например, романтизируют Че Гевару, но в 1960-е гг., когда Че Гевара входил в правительство Кубы, было предпринято несколько попыток используя теорию Маркса форсировать ход истории и построить коммунизм вместе с социализмом (был в те годы такой лозунг), но все это привело к полной дезорганизации экономики, и в результате Кубе пришлось прицепиться к поезду СЭВа (Стран Экономической Взаимопомощи). Это было в 1972 году, после провала сафры (сезона сбора и переработки сахарного тростника), когда намеревались собрать 10 миллионов тонн сахара и мобилизовали для этого всю экономику, и почти всех взрослых людей. Но всё обернулось сокрушительным провалом, с далеко идущими последствиями. С другой стороны,  достаточно людей «доброй воли» которые считают, что социализм сам по себе авторитарный и в результате предпочитают капитализм, думая, что там больше свободы. И наша задача объяснять на обе стороны, что существует другой путь к социализму, что существует либертарный социализм, где есть и свобода и социализм. Но естественно, при состоянии мирового анархического движения в целом, на данный момент это трудно, но мы верим.

Относительно гарантированного медобслуживания и образования, а также других соцуслуг, надо сказать, что на Кубе есть хорошие медики, хорошие медицинские учреждения, но за последний год данная сфера тоже деградировала. Мы считаем, что среднее образование на Кубе давно деградировало, а если говорить о высшем образовании, то оно хорошее, но опять таки – относительно, смотря в какой сфере. Если смотреть по классовой и, в том числе, по расовой составляющей, которая на Кубе до сих пор имеет значение, по сравнению с 1990-ми гг., там учатся люди из семей, которые могут оплатить обучение для своих отпрысков. То есть само высшее образование – бесплатно, но явно бедным семьям недоступно, в том числе большей частью семьям небелого населения, хотя у небелых рас на Кубе тоже есть своя элита и буржуазия. На Карибах это не проблема, но существует градиент, который связан с историей рабовладения, и даже революция не смогла этот градиент уничтожить, на данный момент людей из таких маргинализированных слоев населения в университетах гораздо меньше. В таких семьях  всё просто: когда ребенок вырос, давай работай, потому, что семью надо кормить, и двух зарплат (а иногда одной) недостаточно, надо идти на улицу и зарабатывать еще каким-то способом. Если кто-то может идти в университет, то у их семей есть дополнительный доход. Либо им шлют деньги из-за границы, либо сами работают в номенклатуре или в смешанных фирмах, либо у них хороший частный бизнес, либо что-то ещё. Без дополнительных доходов для семьи обеспечить ребенку обучение в университете практически невозможно. Следовательно, структурно ситуация такая, что воспроизводится неравенство, которое было характерно для Кубы еще до 1959 года. Это значит, что то, чего добился постреволюционный процесс в сфере социального государства, на данный момент находится в состоянии глубокой деградации.

 И естественно, есть  люди, которые ностальгируют по 1970-м и 1980-м гг., но тут в общем-то люди хорошо понимают, что в те годы хорошо жили потому, что «кубинский вагончик» был прицеплен к поезду социалистического лагеря, которого больше нет, и сейчас уже никто Кубе столько ресурсов не даст. Сейчас везде в мире  бизнес и капиталистическая система.

9. В официальной русскоязычной прессе было много традиционных обвинений, что июльские события на Кубе сдирижированы ЦРУ и Госдепом США. Что можно ответить тем, кто в это поверил?

На Кубе конечно тоже присутствует дискурс «Цветных революций». Если поставить себя на место своего противника, и подумать как бы ты поступил на его месте, то понятно, что США, если и не имеют виды на Кубу такой интенсивности, как об этом говорят кубинские СМИ, но явно имеется вполне определенная  политика со стороны Соединенных Штатов направленная на свержение кубинского режима. И естественно, правая оппозиция, пусть формально организованная, прицепляется к этому поезду. Но, по мнению нашего коллектива, нельзя сказать, что события июля были именно сдирижированны. Мы вообще не считаем, что социальный взрыв можно организовать. Тут можно привести сравнение с термодинамикой, которая определяет направление процессов, другое дело - кинетика, которая устанавливает их скорость и момент, там могут быть катализаторы этого процесса. Но есть люди, которые свято веруют во всеприсутствие Сороса и стратегии Джина Шарпа, и это их право в это верить. Но ведь есть гораздо более структурные феномены. Это например, то, что в духовной сфере давно продвигается со стороны  деятелей кубинской массовой культуры, артистов, шоуменов и им подобным концепт материального успеха, концепт того как выглядит человеческое счастье капиталистического типа. Так что вдалбливание в мозг идет и с другой стороны. Государство само сейчас продвигает идею процветания, в том числе и за счёт частного бизнеса, сейчас лейтмотив кубинской культуры весьма недалек от лозунга "обогащайтесь!". Речь идет не о том, что кто-то сидит и шпионит, и занимается раскачиванием лодки, и прочей конспирологии. Речь о том, что  у многих людей эпистема  капиталистическая, и такая ситуация возникла не без помощи кубинского правительства, которое уже фактически отказалось строить социализм, а Штаты безусловно имеют такого типа интерес по отношению к Кубе, и в этом силовом поле, которое образуется между режимом с одной стороны, и правительством США плюс кубинской буржуазной эмиграцией в Майами с другой стороны,  все магнитные стрелки принимают конкретное направление. Нам важно показать людям, что надо выпрыгнуть из этого магнитного поля, что это поле кардинально ограничивает свободу человеческой личности, свободу общества в целом, потому, что оно заставляет либо слепо защищать тоталитарный режим, либо подвергаться капиталистической нормализации.

10. Как мы можем поддержать кубинских анархистов из России? И что вы сами считаете важным рассказать о себе?

У нас есть возможность принять литературу для библиотеки, если есть какие-то переводные материалы на испанский. Мы можем публиковать их в наших медиа и сами можем делиться своими материалами с анархистами постсоветских стран. И постепенно создавать такую сеть. Может даже будет интересно устроить такой центр посттоталитарного анархизма, в котором можно будет проводить беседы, дискутировать о том, что делать анархистам в постсоветском пространстве, если принять, что Куба - тоже часть этого пространства.

В рассказе о нашем коллективе, думаем важно будет сказать об акциях TLAL. Наш коллектив сформировался из представителей разного культурного бэкграунда, где были люди разных идеологических и практических направлений (Критическая Обсерватория Кубы, которая в некотором абстрактном смысле существует до сих пор), и, как мы уже говорили, мы сохранили традицию поддерживать и взаимодействовать с такими коллективами, которые действуют в анархической парадигме, но не обязательно придерживаются анархической идеологии. Например, мы ходим вместе с экологическими коллективами сажать деревья, проводим рефорестацию города Гаваны, было несколько акций по очистке городской набережной Малекон от мусора, всё это на добровольных началах. Наша работа с такими инициативными группами - исключительно практической направленности. Например, есть одна команда, которой уже примерно четверть века. Они работают с детьми.

Они проводят детские игры по месту жительства, в этих играх отсутствует элемент состязательности, то есть они учат детей, что развлечение или обучение чему-то новому, необязательно связано с соперничеством и состязательностью, можно строить взаимоотношения на других принципах. Это небольшой, но очень интересный коллектив. Они участвовали при открытии нашего социального центра, о котором мы уже рассказывали и который существует благодаря помощи товарищей из-за границы и находится в «народном» районе Гаваны, который называется Лаутон. Сам центр называется Abra (Открой). Там же у нас размещена либертарная библиотека. К сожалению, ввиду пандемии мы там давно не проводим публичных открытых акций, но смогли установить хорошие взаимоотношения с соседями, с жителями этого района, и мы надеемся дальше действовать еще активнее, когда эта ситуация исправится. Но главным, конечно, остаётся продвижение анархизма как идеи, и мы опираемся в первую очередь на сам факт анархических практик, и обязательно говорим о них, рассказывая об идеях. С этой целью мы уже не раз проводили встречи - публичные мероприятия, которые называются Primavera Libertaria (Либертарная Весна). Это анархическая встреча раз в год, и последний раз её провели в 2019 году, в 2020 уже не смогли из-за пандемии. Обычно приглашаются товарищи из других стран. Общаемся с ними на самые разные темы, рассказываем о Кубе, бывают интересные доклады и дебаты. В том числе, на одном из таких мероприятий были люди, которые первыми подняли вопрос об анархизме в 1980-е гг., с ними было обсуждение истории кубинского анархизма. И впервые за прошедшие десятилетия, над домом, где проходила Primavera Libertaria, были подняты черный и черно-красный флаги. Они открыто развевались в одном из центральных районов Гаваны. Также мы приглашали мейкеров, то есть людей, которые своими силами развивают самые разные технологии и стремятся к тому, чтобы эти технологии были как можно более экологичными. Они делают всё это исключительно подручными средствами, ремонтируют старые вещи, то есть стремятся к такому образу жизни, который не следует принципам моды и принципам экстрактивизма, ведущего к уничтожению природы, а наоборот используют минимум материалов с минимумом отходов. Это тоже очень хорошее сотрудничество и надеемся, что оно будет продолжаться.  

В продвижении идей важно учитывать, что есть фактор, который будет работать против нас. Речь идёт о том, что на Кубе до 1959 года в городских центрах уже сложилось общество потребления. Оно, конечно, не было таким всеохватывающим как в Штатах, и распространялось в основном на городскую буржуазию и средние слои населения. До сельской местности оно тогда ещё не дошло. И вот на фоне этого общества потребления и произошла революция. То есть, уже тогда существовали такие удобства, как кондиционеры, холодильники, электрические плиты, телевидение и тому подобное. И если сравнивать с СССР, то всё это на Кубе появилось значительно раньше, и даже можно сказать, было более распространено чем в СССР в ту эпоху. Естественно, здесь сказывалась близость и влияние США, на Кубе можно было выписывать американские продукты, для этого не было никаких таможенных барьеров, это было частью зависимости Кубы от США. Революция всё это сильно изменила, но у людей то время осталось в исторической памяти, и многие сейчас видят будущее Кубы именно таким. Как будто можно прицепиться  вагоном к «нормальной» буржуазности, и это буржуазное устойчиво ассоциируется с теми воспоминаниями. То есть, всё чаще можно встретить мнение, что для того, чтобы на Кубе стало лучше, надо вернуться к Кубе, какой она была до 1959 года. То есть они предлагают свести на нет не только положительные достижения революции, но и игнорировать сами причины этой революции, например, бедность в сельской местности и среди городских слоев преимущественно небелого населения. А все перифирийные зоны Гаваны были в те годы бедными. И, к сожалению, несмотря на то, что с тех пор многое изменилось, но многое и сохранились.

Какие-то явные структуры апартеида были уничтожены сразу после революции, например, до этого небелому населению запрещалось посещать определенные клубы, но всё равно если сделать сравнение между тюрьмами и университетами по фенотипу, то сразу будет заметно расовое неравенство, которое революция не смогла уничтожить полностью. В результате мы также работаем и в этих сферах. Несколько товарищей из нашего коллектива исследуют историю кубинских народных коллективов, кубинских народных общин ещё с колониальных времен. Рассматриваются такие действия как взаимопомощь, создание независимых организаций, независимых инициатив, опора на собственные силы, а не на помощь государства либо каких-то буржуазных фондов. То есть то, что было присуще этой среде еще с давнишних времен, и то, что оттуда возникли не только такие сильные кадры и организации как коммунистическая партия, но также и вполне либертарные организации, которые проводили в жизнь принципы солидарности и взаимопомощи. Это тоже является частью нашей работы, потому что мы считаем, что таким образом проводится популяризация анархической идеи, которая людям становится яснее, потому, что речь идет не о каком-то бреде сумасшедших, тем более не о кубинцах или иммигрантах, прибывших из Европы или ещё откуда-то, а что всё это тоже является частью истории Кубы, ведь, как писал Кропоткин, необязательно выставлять черное знамя и объявлять какие мы анархисты, потому что взаимопомощь сама по себе присуща человеку и человеческому обществу, и таким образом, мы тоже работаем в этом направлении.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Антти Раутиайнен

Ветеран анархического и антифашистского движения Украины Максим Буткевич уже больше чем полтора года находится в плену. Анархисты о нем могли бы писать больше, и мой текст о нем тоже сильно опоздал. Но и помочь ему можно немногим. Послушать на Spotify После полномасштабного вторжения России в...

1 месяц назад
Востсибов

Перед очередными выборами в очередной раз встает вопрос: допустимо ли поучаствовать в этом действе анархисту? Ответ "нет" вроде бы очевиден, однако, как представляется, такой четкий  и однозначный ответ приемлем при наличии необходимого условия. Это условие - наличие достаточно длительной...

1 месяц назад
2

Свободные новости