Новости. WE HATE YOUR G8! Их восемь. Нас - шесть миллиардов

Саммит Большой восьмерки (G8) это ежегодная «неформальная» встреча лидеров самых промышленно развитых стран: Канады, Франции, Германии, Японии, Великобритании, Италии, России и США. Проводится она для того, чтобы обсудить темы, представляющие "взаимный интерес". Это больше, чем просто встреча на высшем уровне: дискуссии не ограничиваются только отношениями между странами Большой восьмерки. Власть, которой обладают эти страны и базирующиеся в них транснациональные корпорации, охватывает весь мир. Объединяя свои возможности, страны Большой восьмерки определяют экономическое и политическое развитие всего мира.

В странах Большой восьмерки живет менее 14% населения Земли, на которые приходится 86% всех мировых расходов на личное потребление; в то время как 20% самых бедных потребляют всего 1,3%.

Страны G8 дают 47% выбросов углекислого газа, который является главным фактором глобального изменения климата. При этом 98% людей, погибших или потерпевших значительный ущерб в результате изменения климата - из развивающихся стран.

Страны G8 контролируют 66% глобального капитала. Стоит напомнить, что экономическая власть является определяющей в деятельности международных институтов. Например, страны Большой восьмерки доминируют в исполнительном комитете Международного валютного фонда, где ими принимаются все важные решения, так как им принадлежит 50% голосов.

В 2000 году было подсчитано, что из 100 крупнейших мировых экономических структур 51 представляют собой корпорации, а только 49 - отдельные страны. Прибыль 95% крупнейших мировых корпораций концентрируется в странах Большой восьмерки.

Растущая поляризация мира - это результат неолиберальной диктатуры "свободного" рынка, которую лидеры Большой восьмерки навязывают планете. G8 находится на самом верху системы эксплуатации и является первоисточником человеческих страданий. Ее задача - поддерживать существующую систему.

Подготовка

В этом году саммит G8 проходил в Шотландии, с 6 по 8 июля. И, как всегда, сопротивление ему оказывали активисты со всего мира. Группы и союзы, объединившиеся в рамках сети «Dissent!», подготовили события на период до, во время и после встречи Большой восьмерки.

В то время как мировые лидеры только готовились в очередной раз позировать фотографам, новая сеть арт-активистов «Lab of II» отправилась в тур по Великобритании. Тур проходил с 19 мая по 6 июля. Lab of II - Лаборатория Мятежного Воображения (The Laboratory of Insurrectionary Imagination) объединила в себе Церковь Непорочного Потребления, чьи моления товарам – это ироничное выражение логики шоппинга как религиозного акта, и Подпольную Повстанческую Армию Бунтарей-Клоунов (Clandestine Insurgent Rebel Clown Army - CIRCA), соединяющую гражданское неповиновение с древним искусством клоунады. В девяти городах Великобритании пестрая труппа, вывалившись из передвижного инфопункта, давала бесплатные фантастические представления и проводила тренинги ненасильственного сопротивления.

12 июня, в полдень, проект “Cre8 summit” начал преображать заброшенную территорию на автостраде М74 в общественный сад, где распускаются цветы и происходят события. Это был ответ как строительству северной части автострады М74, так и саммиту Большой Восьмерки. На протяжение недели садовники, местные активисты, художники, ди-джеи, скейтеры и просто мечтатели вместе преображали эту землю. Все началось с семейного праздника «открытых дверей» – с приглашенными ораторами, пикником, концертом и велопробегом. 19 июня из Лондона в Эдинбург отправилась международная группа из 70 велосипедистов.

С 30 июня по 7 июля проходили Дни «Dissent!»: форум «Превращая идеи в действие» в Эдинбурге предоставил пространство для обсуждения проблем, лежащих в основе саммита G8-2005, а также идей, перспектив, мотивов, истории и будущего «всемирного движения движений». Состоялось бесчисленное количество встреч и дискуссий, посвященных “горячим” политическим проблемам, связанным с Большой восьмеркой, а также практических семинаров, например, как сделать собственную радиопрограмму, или правам в случае ареста. В течение этой недели прошел фестиваль фильмов и выставок, среди которых - “Art Not Oil” (“Искусство, а не нефть”) и фото-инсталляция сети “Make Borders History” (“Сделаем границы историей”).

Кроме сети «Dissent!» была создана еще одна протестная коалиция - «Make Poverty History» (“Сделаем бедность достоянием истории”), объединяющая НПО, благотворительные организации и часть профсоюзов, но ее цели были несколько иными. Основные ее требования – списание долгов бедным странам, честные правила международной торговли и увеличение объемов помощи развивающимся регионам. Обо всем этом коалиция собиралась попросить Большую Восьмерку. Позиция “Dissent!” была такова: обращаться с просьбами к нелегитимному клубу из восьми человек, который воплощает в себе неолиберальную политику во всемирном масштабе, глупо и опасно, так как это означает признавать его право на существование. Лучшее, что можно требовать от Большой восьмерки - это ее упразднения.

2 июля. Эдинбург

На 2 июля в Эдинбурге был запланирован марш, организаторами которого выступила “Make Poverty History”. «Dissent!» и другие сети и группы решили принять участие в марше, однако, считать его не кульминацией, а только началом протестов.

За несколько дней до этого весь Эдинбург был заклеен плакатами и наклейками против саммита Большой восьмерки авторства “Dissent!”. Легальные объявления – транспаранты на крышах, объявления в витринах магазинов – как правило, были изготовлены “Make Poverty History”. Основные события происходили в здании Тавиот Студенческого Союза Эдинбургского Университета (всевозможные встречи, собрания и семинары), кафе “Форест” со вкусной вегетарианско-веганской едой (на втором этаже как раз заканчивал обустраиваться великолепно организованный временный офис британской “Индимедии”) и инфо-поинте в северо-восточной части города. К помещениям, где собирались активисты, то и дело подъезжала полиция и фотографировала всех входящих-выходящих. Вечером, когда из Лондона прибыл поезд, организованный Юго-Восточной Ассамблеей “Dissent!”, его пассажиров к месту кемпинга также провожали стражи порядка.

2 июля прошел сам марш, о котором рассказывать особенно нечего: выйдя из парка, сотни тысяч (по данным СМИ – 225 тысяч) людей прошли по кругу, обойдя центр города, и вернулись в парк. Была объявлена минута молчания, после которой – по знаку “Шум!” – все начали свистеть и кричать. Потом были митинг и концерт; большинство же участников марша тихо жарилось на солнышке или стояло в очередях за бургерами и в туалет. Вскоре все стало смахивать на музыкальный фестиваль.

Черный блок предпринял попытку провести собственный, альтернативный разрешенному, марш. Однако, пройдя совсем недалеко, колонна из трехсот человек наткнулась на тройной полицейский кордон. Не имея достаточно сил и средств, чтобы его прорвать, манифестанты свернули в соседний переулок в надежде найти другую дорогу. Но снова наткнулись на полицию. Так продолжалось до тех пор, пока демонстрация не оказалась заблокирована в одном из переулков. Там всех ее участников сфотографировали и переписали, продержав часа два на солнце, а двоих задержали.

4 июля. Блокада базы в Фаслейн и «Карнавал полного удовольствия» в Эдинбурге

В понедельник, 4 июля, прошло сразу два мероприятия: «Карнавал полного удовольствия» в Эдинбурге, и в Фаслейн антивоенные активисты и анархисты блокировали базу атомных подводных лодок. Изначально предполагалось, что массовые аресты и столкновения с полицией будут именно в Фаслейн, тогда как в Эдинбурге планировалось мирное карнавальное шествие. Но все произошло с точностью до наоборот.

Протестующие, в числе которых были анархисты, бунтари-клоуны из CIRCA и другие антимилитаристы, блокировали дорогу к морской базе для ядерных субмарин. Однако, антимилитаристы ежегодно на протяжение многих лет устраивают в Фаслейн лагеря протеста, и полиция, привыкшая за 23 года местной антивоенной кампании к подобным происшествиям, вела себя сдержанно и вполне миролюбиво. Были задержаны три человека, забравшихся на ограждение, но их вскоре отпустили.

В это время в Эдинбурге проходил “Карнавал полного удовольствия” (“Carnival for Full Enjoyment”). Сие действо должно было начаться в половине первого дня. Карнавальным шествием демонстранты намеревались посетить офисы компаний и организаций, ответственных за рост неуверенности людей в будущем, снижающиеся зарплаты, негарантированное трудоустройство, растущие долги и экономическое принуждение. Карнавал, впрочем, вышел своеобразный. Еще за два дня до этого, во время марша “Make Poverty History”, полиция не скрывала, что ожидает в понедельник в Эдинбурге настоящий погром и к нему готова. Она и правда была готова: не успел карнавал начаться, его участники были остановлены полицией и разделены на мелкие группы, которые полицейские попытались изолировать друг от друга. Конфронтация быстро переросла в столкновения, продолжавшиеся до вечера. Часть демонстрантов составлял “Черный блок”, да и организаторы карнавала были готовы к такому развитию событий. Полиция, пытаясь совладать с рассеивающимися и снова собирающимися группами протестующих в разных частях города, полностью перекрыла «финансовый район». Несладко пришлось и “обычным” (не-протестовавшим) местным жителям: часть из них (в том числе дети и беременная женщина) были заблокированы полицией на одной из улиц и не пропускались несколько часов, несмотря на все мольбы. Но многие горожане принимали самое активное участие в протестах. Один из местных жителей, наблюдавший за тем, как протестующие выворачивают камни из стены, ограждающей парк, сказал: «Мне 51 год, и я ни разу не видел в Эдинбурге ничего подобного». Через минуту он уже сам выворачивал камни.

Демонстранты подпрыгивали и свистели, забирались на автобусные остановки, вытаскивали скамейки из парка и перекрывали ими улицу. Один человек разделся и, преследуемый репортерами, голый ходил по улице. Служащие, вывешиваясь из окон офисов, наблюдали, как один из клоунов размахивал морковкой перед полицейскими лошадьми, а другой перышком щекотал им ноздри. (Непонятно, зачем было мучить животных :) – ред.)

В этот день в Эдинбурге было арестовано около 130 участников акций протеста. Несколько человек получили легкие ранения во время стычек с полицией, трое были госпитализированы. По данным СМИ, в акциях 4 июля приняло участие более тысячи человек.

5 июля. Дангейвел

На следующий день, 5 июля, основной акцией должен был стать протест возле “центра временного содержания” (“detention centre”) Дангейвел, а попросту, тюрьмы, в которой содержатся беженцы. Государство отказывается признать их таковыми и, чаще всего, готовит к насильственной депортации.

В ожидании беспорядков, администрация тюрьмы за неделю до акции вывезла всех заключенных в другое место. Хотя прибывавшие активисты не представляли никакой угрозы и приезжали к пустому зданию, их там ожидало около тысячи полицейских. Демонстрантов останавливали, обыскивали, фотографировали, потом “уплотняли” на небольшое пространство, отведенное для митинга и концерта. Среди выступавших были как активисты, так и бывшие заключенные Дангейвел, музыка была хороша, а действия полиции скорее комичны, чем опасны.

6 июля. Блокада Глениглз

Кульминацией событий, происходивших в Шотландии вокруг G8-2005, стало 6 июля – официальный день начала саммита. «Dissent!» призвал активистов блокировать все подступы к месту проведения саммита – Глениглз. Идея блокады была ратифицирована международным собранием анархистов, состоявшемся 3 июля в древних залах Эдинбургского Университета.

Глениглз - роскошный гольф-курорт и гостиничный комплекс - был превращен в нелепую укрепленную крепость, что сильно ограничило возможности обслуживания «клиентов». Большинство делегатов и штата поддержки для G8 остались в Глазго и Эдинбурге, двух главных городах Шотландии. Именно это стало главным фактором при выборе места лагерной стоянки «Hori-zone», организованной «Dissent!» в качестве пункта стратегической координации обширной сети активистов. «Hori-zone»-лагерь был разбит в маленьком городке Стерлинге, фактически равноудаленном от Глазго, Эдинбурга и Глениглз. Исторически, Стерлинг, находящийся на перекрестке дорог, всегда был важным стратегическим пунктом в борьбе за контроль над Шотландией. Такую же роль он сыграл и на этот раз.

Участники протестов собрались в лагере, чтобы непосредственно перед началом блокады решить, каким образом ее организовать. Многие приезжали в лагерь прямо из Фаслейн и Эдинбурга. Было решено действовать автономными группами, которые сами выбирали тактику действия и маршрут движения к автострадам, «кормившим» Глениглз. Поскольку лагерь мог быть в любой момент окружен полицией, группы покинули его за 12 часов до начала блокады, чтобы ночью, под проливным дождем, скрываться в лесах. И когда утром полиция действительно блокировала лагерь, там уже почти никого не было.

Группы, покидавшие лагерь, были сравнительно небольшими. Но 200 человек решили организовать собственный марш – «Марш самоубийц» («the suicide march»), чтобы блокировать отдаленное М9 - главное шоссе, ведущее прямо к воротам Глениглз. Шансов добраться до места назначения было мало (отсюда и название), но даже если бы марш был остановлен полицией, это стало бы прикрытием для других групп, дающим им возможность начать осаду на различных соединениях автострад. Среди участников марша были люди из разных стран Европы, Турции и США. Им предстояло прорваться через пять полицейских кордонов. Некоторые были одеты в щиты, сделанные из крышек от мусорных ведер и закрепленные с помощью пены, другие несли иронический транспарант, провозглашавший «мир и любовь».

Группа успешно перемещалась в течение 15 минут, но была замечена полицией, которая преградила дорогу активистам. Полицейских было слишком много, и участникам марша пришлось искать другой путь к М9. Быстро соорудив баррикаду позади себя, анархисты двинулись в обход. Во время несколько хаотических поисков нового пути, они наткнулись на отделение Банка Шотландии, «Пиццу-хат» и «Прокат автомобилей». Гнев на корпорации и их собственность не мог больше сдерживаться, и за несколько минут все стекла были выбиты, а стены расписаны антикапиталистическими лозунгами. Покинув корпоративный оазис, марш продолжил свое движение к М9, нагрузив тележки, позаимствованные в магазине, большими камнями с дороги – традиционными боеприпасами классовой войны. Впереди снова показался полицейский кордон, на этот раз слабо укрепленный. Группа перешла в наступление, активно используя камни и палки. Полиция, не готовая к такому повороту событий, бежала.

Так участники марша добрались до М9 - сквозь кордоны полиции и дождь. Когда до трассы оставалось не более 30 метров, они увидели, как на повороте появились полицейские фургоны, и из них стали выгружаться сотни хорошо вооруженных полицейских-спецназовцев. В тоже время, полиция перекрыла единственный путь отхода. Группе пришлось с боем отступать, чтобы снова искать новый путь к М9.

В результате действий этой и других автономных групп активистов, главная магистраль М9 была перекрыта в трех местах. Кроме того, все автострады к северу от Глениглз были блокированы протестующими. К 12-30 восемь самых могущественных людей в мире все еще не могли начать свою встречу.

Во многом, этот успех был результатом работы лагеря в Стерлинге, ставшего эпицентром блестящей тактической координации. Месяцы разведывательной деятельности не прошли даром. Немного хаотичный, но все же очень функциональный план блокады обеспечил и маневренность, и оперативность действий. Как только становилось известно, что на каком-то участке трассы блокада может быть прорвана, к этому месту устремлялись группы из других мест. Автономность отдельных групп дала тактическое преимущество перед централизованными силами противника, вынужденного действовать по приказу «сверху».

Убедившись, что блокада основных автострад надежна, часть анархистов направилась в Охторардо – ближайший населенный пункт к месту проведения саммита. Там “G8-Alternatives” (объединение левых партий и профсоюзов) проводили марш протеста, который должен был подойти на расстояние 500 метров к месту проведения саммита. Начало марша откладывалось: полиция уже достаточно напряглась и решила в последнюю секунду отозвать разрешение на шествие и позволить лишь митинг. Однако, люди собрались не для того, чтобы стоять и слушать речи, и, видимо, понимая это, власти все-таки марш разрешили. На него была даже допущена часть автобусов, которые ехали из Глазго и Эдинбурга. “Часть” - потому, что другую часть таки завернули. Когда недовольные пассажиры уселись на дорогу, на них бросили местный ОМОН.

Сперва демонстрация казалась невыносимо скучной, несмотря на кричалки-свистелки, прекрасные коллективы вроде самба-бенд или “Infernal Noise Brigade” из Сиэттла. Со всех сторон окруженные полицейскими демонстранты медленно, с остановками двигались по маленькой сельской улице. Как и следовало ожидать, самое интересное произошло у ворот комплекса, предназначенного для саммита. Тогда как организаторы уговаривали людей поворачивать обратно, многие просто прикипали к этому месту, и группа вдоль ограждения угрожающе росла. Вскоре, под скандирование и свист, металлическое ограждение раскачали и завалили на двух участках по периметру. Протестующие оказались лицом к лицу с ОМОНом и конной полицией. Анархисты и шотландские социалисты стали бросать выломанные секции забора в ОМОН. Нескольким группам удалось прорваться внутрь, на территорию комплекса, где стычки продолжились. Арестовав несколько человек, ОМОН вытеснил протестующих на соседнюю улицу.

Конфронтация, хотя и в другом варианте, начала развиваться на соседних полях: там множество людей подходили к ограде и усаживались возле нее, прямо у ног стоящих омоновцев. Практически без предупреждения на поле были выведены усиленные отряды спецназа и конная полиция, и несопротивляющихся демонстрантов начали - пинками и тычками - сгонять к дороге. Если добавить два вертолета, один их которых, военный, закладывал виражи прямо над головами протестующих, то вся сцена напоминала сочетание подавления шахтерской забастовки 1984 года и битвы какой-нибудь колониальной войны.

7 июля. Стерлинг

На утро весть о терактах в Лондоне достигла лагеря в Стерлинге. На 7 июля была запланирована демонстрация поддержки заключенных, арестованных в Эдинбурге 4 июля и во время блокады саммита 6 июля. Шествие решили провести без музыкального сопровождения, храня молчание. Однако выйти людям из лагеря не удалось. Прямо у выхода стояла цепь ОМОНа, которая никого не выпускала.

К вечеру у ворот лагеря собралось множество людей со свечами, чтобы почтить память тех, кто погиб в Лондоне, и тех, кто каждый день гибнет от войн, бедности и террора со стороны власти во всем мире.

8 и 9 июля

Акции протеста, посвященные изменению климата и солидарности с арестованными, были менее многочисленны, чем предыдущие, но прошли хорошо и уверенно. “Климатическое действие против Большой восьмерки” объявило 8 июля “Всемирным днем действий”. Акции солидарности с протестами против G8 прошли в разных городах мира, в том числе в Минске, Питере и Москве. В самой же Шотландии центром событий на этот раз стало Глазго. Там на мосту прошла стрит-пати, названная “Буги на мосту”. Власти планируют построить ответвление автострады М74, идущее через город. Активисты разбили на пути трассы, на заброшенной земле, “Общественный сад”.

Неделя подошла к концу. Однако, 9 июля в Эдинбурге продолжились протесты против арестов; в Глазго небольшая, но красочная (человек 25) «критическая масса» велосипедистов каталась вокруг центра города.

Итоги

В ходе протестов по всей Шотландии полиция задержала и арестовала примерно 354 человека, 130 из которых - во время «Карнавала полного удовольствия» 4 июля, а 225 - 6 июля.

По основным вопросам саммит не принял ничего из того, чего добивались более умеренные организации. Кроме пакета помощи развивающимся странам в $50 миллиардов и утверждения отмены долгов (при определенных условиях), все остальное закончилось обычными, ничего не значащими заклинаниями: ни отмены дискриминационных торговых практик, ни решений в отношении изменений климата, - не говоря уже об Ираке, по которому было принято совершенно отвратительное (даже по обычным “политическим” стандартам) лицемерное заявление. Зато “высокие стороны” обязались, в очередной раз, бороться за права интеллектуальной собственности (в соответствии с ВТОшными ТРИПс и прочими продуктами развитой неолиберальной мысли) и бороться с пиратством в этой области. Впрочем, это не так важно: целью протестов было не принятие Большой восьмеркой определенных решений, а демонтаж Восьмерки как таковой. Протесты в Шотландии имели важный международный характер, и сформировавшиеся связи могут стать серьезной головной болью для глобального капитала в течение последующих лет.

Напомним, что следующий саммит G8-2006 будет проходить в России, в Санкт-Петербурге. «Автономное Действие» и другие анархисты уже начали подготовку к контрвыступлению.

По материалам ru.indymedia.org и www.ainfos.ca/ru

Авторские колонки

Владимир Платоненко

Коронавирус кроме разных неприятностей преподнес правящим кругам всего мира и большой подарок – они используют пандемию для того, для чего обычно используют войну: для закручивания гаек и для сплочения верхов и низов перед лицом общего врага. Иными словами, для подавления социальной борьбы....

1 неделя назад
Michael Shraibman

Эта тема часто всплывает при обсуждениях. Поэтому захотелось собрать вместе разные вещи, свести их и поговорить об этой стране в современных условиях. Китай - капиталистическая страна с резким преобладанием частного сектора - результат реформ последних 40 лет, и с очень масштабным...

1 неделя назад
1

Свободные новости