Институализация общественного сознания: преодоление религиозного сектантства путем конвертации внутренних запросов личности и информационных технологий

В современном мире религии продолжают играть существенную роль. Несмотря на весь технический и научный прогресс, проявления религиозности и агрессивного фундаментализма не уменьшаются, и, возможно, нарастают. Представляется, что происходит это не только по вине популисткой политики в борьбе за власть, но и по внутренним, психологическим причинам, особенностями человеческой психики, когда не только мировые религии, но и личностное мироощущение зачастую создает потребность в необходимости существования некоего верховного судьи, способного понять и оценить поступки индивида. Возмоно даже, что религиозность базируется на этой потребности - оценки человека со стороны. Ведь даже будучи полным атеистом, в моменты несчастий или неудач наступает некоторое сожаление, что бога нет, и некому оценить твою жизнь, понять твою мотивацию и правоту, или же объяснить неправоту - выдать окончательный "вердикт".

В результате получается, что религиозные люди могут быть спокойны -  ведь они уверены, что их жизнь и поступки будут подробно рассмотрены и оценены после смерти, т. е. любое их дело не канет в вечность, а станет известно, оценено, и справедливость будет восстановлена, хотя бы и на том свете. Возможно, именно поэтому религии играют колоссальную роль на протяжении всей истории. 

Для атеистов же все гораздо хуже. Все переживания, весь накопленный жизненный опыт исчезают практически бесследно после смерти. Как максимум - известный человек оставит пару учеников,  несколько книг. Однако такая возможность возникает у очень немногих. Средний человек не имеет таких возможностей. Осознание  этого, понимание неизбежности смерти и забвения и толкает, по всей видимости, людей к религиям, обещающим и оценку, разбор их земной жизни, и даже жизнь после смерти. Неслучайно уровень религиозности людей, которые родились и выросли в СССР, парадоксальным образом высок, несмотря на всю идеологию атеизма, пропаганду науки и техники. 

И это объяснимо. Ведь в душе каждого индивида живут воспоминания о неприятностях, конфликтах, несправедливостях, полученных на протяжении жизни. Причем большая их часть происходит от других людей. Как известно, даже слово ранит и убивает, не говоря уже о других воздействиях людей друг на друга. И если религиозный человек спокоен - ведь все в итоге получат по заслугам, то для атеистов такая ситуация превращается в трагедию и безысходность от осознания того, что обидчик, нарушивший права личности, так и останется в безнаказанности, да еще с ощущением победителя. Более того, его безнаказанность будет подавать пример другим и в результате воспроизводить худшие черты общества из поколения в поколение. Представляется, что такая несправедливость и толкает людей к религиям - ведь религии обещают восстановление справедливости, хотя бы и после смерти. 

В итоге, преступники живут лучше и дольше  за счет обогащения и удовлетворения своего эго, имея лучшую медицину и моральное превосходство победителя. 

Средний же человек, соблюдая этические нормы, зачастую получает лишь негатив и разочарование.

И даже в случае, когда человек не испытывал на себе преступное поведение, остается огромный пласт внутреннего мира, мыслей и идей, которые исчезают безвозвратно после смерти в большинстве случаев.  В результате возникает запрос на справедливость, определяющей осмысленность существования, который в какой-то мере удовлетворяется религиями - человек находит хоть какое-то разрешение внутреннего конфликта. 

При этом каждый человек ценен своим уникальным опытом прожитой жизни. Ежедневно в мире умирают сотни тысяч человек, не оставляя после себя зафиксированного жизненного опыта в разных сферах, не делясь информацией - основной ценностью цивилизации. При том, что высокий уровень современной профессиональной специализации усугубляет уникальность опыта многих людей. Однако в большинстве случаев в современном мире этот опыт теряется для общества. 

Такая ситуация складывается в результате воздействия многих существующих факторов. Основным из которых являются централизованное государственное управление, когда государство берет на себя роль верховного судьи в ходе жизни индивида, и игнорируя, за редкими исключениями, итоги его жизни. На практике государственное правосудие превращается в профанацию, и государство само становится источником общественного вреда, подобно современным тюремным администрациям. Бюрократическая централизованная система извращает общественный запрос на осуществление правосудия и справедливости, действуя в интересах захвативших власть или самой себя. 

Борьба с безнаказанностью становится важнейшим условием справедливого общества, в котором хочется жить. Характерно высказывание Петра Кропоткина на эту тему: "Когда мы задаем себе вопрос, какими средствами поддерживается в обществе нравственный уровень, мы находим три таких средства: преследование и наказание противообщественных поступков, нравственное воспитание и широкое применение взаимной поддержки в жизни." 

Представляется, что при этом каждый проступок против личности, каждая попытка доминирования над другим человеком должны приравниваться к противообщественным. Самоуправляемое общество должно выработать гораздо более совершенный механизм установления справедливости как в течении жизни, так и после смерти индивида, иначе даже среднесрочные перспективы существования такого социума будут под вопросом.

Сегодня уже есть технические средства для решения этих вопросов самим обществом. И если загробную жизнь невозможно обеспечить, то разбор итога жизни каждого индивида и преследование противообщественных поступков уже может быть доступным. Развитые сообщества, общины безусловно заинтересованы в разборе жизни и деятельности своих членов с целью взаимной поддержки и получения обратной связи, необходимой для развития и совершенствования самих сообществ и их участников.  Таким образом, при установлении самоуправления общество должно реализовывать такую высшую инстанцию для каждого человека - вместо божественной сущности, - что-то вроде общественного консилиума, восстанавливающего справедливость по возможности как можно раньше при жизни человека, и обязательно после его смерти, осуществляя таким образом воспитательную функцию для живых.

Человек практически всегда является частью какой-либо группы, и как социальное существо поступает так, как принято и одобряемо в этой группе, даже преступной. Поэтому индивидууму необходимо, помимо своего сообщества, осознание принадлежности к максимально широкой группе - институированному общественному сознанию всего общества, способного корректировать отклонения локальных групп. Раньше это решалось в какой-то мере религиозной принадлежностью, пока не появились национальные государства, навязывающие свое локальное видение. Особено это актуально сейчас - в условиях современного атомизированного общества, когда часть людей вообще не имеет своего локального сообщества, сталкиваясь при этом с участниками локальных групп, зацикленых на себя, или со все подавляющим государством. 

Каждый человек является микрокосмом, заслуживающим справедливой оценки его жизни по ее завершению.  И эту функцию должно выполнять само общество, иначе она останется в руках религиозных деятелей, и религии будут и далее определять жизнь многих сообществ. В сочетании же с системой делегирования реализация такого института обеспечит альтернативу религиозному сектанству и государственному всеподавлению. 

В идеале  место такого общественного института в обществе должно сравниться по влиянию с самыми массовыми религиями в периоды расцвета. Институционализация общественного сознания может взять на себя все те функции, которые выполняют религии разных конфессий. 

И если все религии гарантируют установление справедливости после смерти, то институированное общественное сознание может взять на себя эту функцию, устанавливая справедливость и в течении жизни, и после смерти индивида, осуществляя таким образом как воспитание каждого члена общества, так и общественный самоконтроль, давая гарантию каждому члену общества на то, что его жизнь по окончании будет рассмотрена сообществом, выполняя таким образом внутренний запрос  личности. 

В процессе воспитания каждый поступок, ущемляющий других людей, должен быть предан огласке, разбору сообществом и, в результате - нивелирован всем обществом. 

Реализация такого механизма может включать в себя несколько аспектов. Если в религиях внутренний мир человека раскрывается после смерти перед лицом божественной сущности, то и в реальном мире должен быть подобный механизм. Представляется, что его реализация возможна самим человеком в форме онлайн - дневника с открытой и закрытой частью, доступной только после смерти. Многие известные люди вели дневники, ставшие мировым достоянием. Сегодня это реализуемо для каждого индивида - электронной записью типа облачных сервисов в свободном доступе. Такой банк личностных наблюдений - обратной связи от личности к социуму - может вывести общество на новые уровни социального развития. Уже сейчас социальные сети в некоторой степени реализуют эту функцию, хотя больше используются как средство коммуникации и извлечения прибыли.

Разумеется, каждый человек имеет право на приватность при жизни, однако после смерти индивида это уже не представляется таким очевидным. И учитывая добровольность записей, этот вопрос отпадает в принципе. Просто сам факт отсутствия личных записей о проживаемой жизни может характеризовать личность с негативной стороны - хотя бы как игнорирование общественной потребности. Раскрывая в личном онлайн дневнике свою сущность, давая обратную связь обществу - рефлексируя таким образом, индивид сможет овершенствовать свой внутренний мир, приватный при жизни, и в открытом доступе после смерти. Важную роль при этом должно играть то сообщество, частью которого был человек - ведь обратная связь требуется в первую очередь именно ближайшему сообществу, в котором он жил. 

Другой аспект - аналог божественной вездесущности -  также решается современными технологиями - видеонаблюдением. Независимо от нас, видеонаблюдение уже стало частью повседневной жизни, и его использование будет только шириться. И если сейчас оно используются  в целях поддержания правопорядка и контроля населения, то  последствии оно может послужить объективности и принести несомненную пользу самоуправляемым сообществам в деле воспитания людей с младенчества. Видеонаблюдение - это лишь инструмент, и его использование определяется людьми. 

Религии внушают вездесущность бога, от которого не скрытся, с раннего детства, что по-видимому было необходимо для эффективности воспитательного процесса. Сейчас видеонаблюдение предоставляет сообществам такую же возможность реализации вездесущности общественного сознания. 

В религиях послесмертный суд является важнейшим актом, результатом, конечным итогом жизни. Таким же образом общество должно обеспечить послесмертную оценку прожитой жизни человека. Такая процедура окажет значительное психологическое влияние на живых, на само сообщество, в котором участвовал индивид. У сообществ появится возможность осознанного воздействия на мораль, нравственность, этику посредством публичной оценки жизни своих членов после их смерти.

"О мертвых либо хорошо, либо ничего" - порочный тезис, препятствующий обратной связи общества и его членов. Позор - мощнейший стимул человеческой деятельности. При том, что это чисто социальное явление, которое внушает страх индивиду перед общественным осуждением. Можно найти массу исторических примеров такого мощного, незримого влияния общества на поступки людей - таким образом, посредством морального осуждения происходит воспитание личности обществом. 

В трудные моменты жизни даже убежденный атеист в результате внутреннего диалога начинает взывать к какой-то высшей инстанции. Чем может быть эта инстанция? К кому может обращаться убежденный атеист? Ответ напрашивается сам собой - к обществу. К живущим, жившим или будущим поколениям людей. К предкам, к потомкам, к современникам - к той сущности, которая сформировала современную цивилизацию и нас как личностей, которую Вернадский формулировал как ноосферу. Осознание наличия такой сущности с детства и на протяжении всей жизни может служить этическим, нравственным ориентиром, помогающим становиться и оставаться человеком и в критических условиях, не скатываясь в мракобесие. 

Представляется, что институировать и сформировать в "осязаемом" виде такую сущность уже возможно за счет цифровых технологий и посредством взаимодействия и рефлексии многих индивидов. 

Осознание такой сущности, к которой можно обратится со своими мыслями и чаяниями, с самого детства, видимо, породило такие явления в религиях, как молитва и исповедь. По-видимому, они отражают естественные  потребности человеческой психики, вытекающие  из личностного восприятия мира, и они  могут и должны быть реализованы самоуправляемыми сообществами на разных уровнях. Само участие в формировании такой сущности подобно реализации социальной потребности, используемой в христианстве как "причастие" - то есть причастность. 

В массовой культуре потребления зачастую происходит обесценивание технических достижений и прогресса - например, в коммерческих сериалах. Неприемлемо допускать опошление  результатов человеческого труда и технологий в результате художественных манипуляций, с целью эпатажа и прибыли. 

Подробности, детали функционирования такой саморегулируемой системы общественного сознания еще предстоит разработать. Частью ее может быть автоматизация видеонаблюдения за счет современных нейронных сетей.  Например, с помощью камер видеонаблюдения за детьми - нейросети смогут распознать агрессию, деструктивное, опасное поведение и сообщить о нем родителям и ближайшему сообществу. Формы и условия функционирования таких сетей видеоконтроля в обществе потребуют тщательной разработки в условиях открытости, в ходе эмпирических наблюдений. 

Возникновение таких нейросетей, мониторящих взаимоотношения индивидов в обществе, неизбежно - а  то, с чем невозможно бороться, лучше всего использовать, поставить на службу обществу.

Таким образом, может быть сформирована система воспитания и общественного самоконтроля, обеспечивающая прогрессивное развитие общества делегированного самоуправления,  в котором не останется места  мракобесию и каждый индивид сможет посредством делегирования участвовать в улучшении жизни и, кроме того, через интернет формировать общественное сознание своим участием или в консилиумах - своеобразных "судах присяжных", дающих оценку деятельности индивидам по их запросу при жизни; или оценивая жизнь членов сообществ после смерти, или же просто делясь своим опытом, информацией о мире, социуме, давая обратную связь обществу, которое, собственно, и сформировало индивида как личность. 

Создание и хранение запросов, жизненных наблюдений возможно в голосовом виде, текстовом или видео- формате. 

В этом смысле интересен пример из известной компьютерной игры "СТАЛКЕР" , когда персонажи носят с собой прибор наподобие современных смартфонов, где записывают свои заметки по выживанию, доступные и необходимые другим игрокам. Хотя в игре потенциал и значимость этого механизма раскрыт не полностью. Подобным образом и в реальной жизни ведение такого дневника необходимо для реализации смысла жизни индивида и записи его жизненного пути.

В результате на основе жизненого опыта миллиардов индивидов, формирующих институированное общественное сознание, заменяющее религиозные сущности, может происходить воспитание и совершенствование как отдельного человека, так и общества в целом.   

Ни одна мировая религия и ни одно государство не охватили всю планету - в результате они лишь сеят раздор и конфликты между собой.

Представляется, что институализация общественного сознания посредством интернет-ресурсов на общемировом уровне критически важна для обеспечения приверженности индивидов к общественным отношениям на основе этических принципов анархического самоуправления в противовес религиозным и национальным идеям, разделяющим мировое сообщество. 

Комментарии

Я, конечно, извиняюсь, но то, что здесь предлагается - это какой-то кошмар - тотальный контроль общества за личностью, тотальное слежение с помощью камер в том числе за детьми. Плюс добровольные доносы на самого себя с помощью этих так называемых обязательных дневников, которые как я понял, в обязательном порядке становятся общественным достоянием, пусть даже только после смерти индивида. Словом, те черты тоталитаризма, от которых уже сейчас житья нет и от которых надеешься избавиться в каком-то более справедливом и разумном обществе....

Рейтинг: 3 (4 голоса )

Неприемлемо допускать опошление  результатов человеческого труда и технологий в результате художественных манипуляций, с целью эпатажа и прибыли. 

Свободные цензоры подъехали, против оскорбления религиозных чувств технократов выступают. Что еще неприемлемо?

Рейтинг: 1 (1 голос )

Жаль что вы не поняли.Такая критика предсказуема, поверхностна и легко разбиваема.  

И, кошмар - это то, что происходит сейчас. 

Рейтинг: 5 (1 голос )

Это же будет абсолютная ложь. Человек в публичный дневник на чужих серверах будет писать всякую конформную чушь, а в свой бумажный интимный дневник что думает на самом деле. Очень похоже на старые традиции христиан загонять принудительно на каждые воскресные проповеди народ и на исповедь раз в месяц, с отметкой в журнале посещений и репрессиями в отношении не посещавших и не исповедующихся. Облачные технологии, как и попы тогда принадлежат кому-то. Зачем мне исповедоваться перед владельцем ЦОДа? Облачные технологии это просто чужой компьютер и все, ничего более

Рейтинг: 3 (2 голоса )

Спасибо за критику, ни одно из утверждений в статье не является абсолютным. 

Рейтинг: 5 (1 голос )

А что в таком случае сказать хотели?
Я согласен, что предлагаемая картина очень напоминает цифровой концлагерь с современными технологиями массовой слежки, возведенными в куб.

Рейтинг: 2.5 (2 голоса )

В статье высказаны предложения по общественным преобразованиям ПОСЛЕ установления самоуправляемого общества, на основах делегирования.  

И критические замечания указывают на неполноту теории анархии, страх того, что некие предложения одного или нескольких лиц ввергнут все общество в концлагерь. Действительно невозможно предсказать все последствия социальных преобразований. Однако не все непредсказуемые последствия будут отрицательными.  Важен  механизм саморегуляции и обратной связи. Над этим и предлагается работать в предыдущих материалах. 

Развернутые же ответы займут объем, превышающий саму статью и время, превышающее ее написание. 

И возможно, есть в статье просто неудачные формулировки. 

 

 

 

Рейтинг: 5 (1 голос )

Основной же посыл статьи в том что религиозность основывается на базовых потребностях человеческой психики, которые необходимо учитывать и использовать при социальных преобразованиях. 

Рейтинг: 5 (1 голос )

Это анархия московского или парижского централизованного типа? Есть какие-то центральные серверы, которые это обеспечивают получается?

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Антти Раутиайнен

11 июня — Международный день солидарности с Мариусом Мэйсоном и всеми заключенными-анархистами, отбывающими длительный срок. Этот день имеет давнюю историю, впервые он был организован 20 лет назад, в 2004 году. В первый же год нам удалось нарисовать граффити на стене одного из самых охраняемых...

1 месяц назад
Востсибов

Большинство анархистских инициатив подразумевают выделение активистов из общества в группы солидарности, группы взаимопомощи, сообщества активистов  и т. д., в общем, в структуры, отдельные от основной  массы населения. Отделившись от общей массы, такие структуры обособляются в попытке...

1 месяц назад
2

Свободные новости