"Как я ходил по судам" (продолжение истории задержаний в Минске)

Продолжение истории задержания анархистов в Минске от очевидца и участника событий, описанных им в facebook:

В общем, после субботних событий  на сегодня, 26 марта, на 10 утра были намечены суды. 11 ребят в Центральном суде на Кирова, Алёну Дубовик в Дворце правосудия на Семашко (Игоря Трухановича не привезли, так как его после избиения положили в больницу и дело приостановлено). Пришёл я к суду в 9:30, там уже ожидали друзья, правозащитники, журналисты из Рации и Белсата. Ожидали долго, больше часа, никто никакой информации не даёт. Появился опер в штатском, который был в Центральном РУВД, ходил по суду, всё с кем-то по телефону говорил.

Ближе к 11:00 подъехал жёлтый автобус МАЗ (тот самый, в который заталкивали при задержании). В автобусе были 11 ребят и где-то столько же сотрудников, все по гражданке. Сотрудники в форме начали оттеснять нас, чтобы сформировать коридор, причём оттеснили на значительное расстояние, чтобы мы не могли ничего сказать. Мне удалось крикнуть Александру Ярошевичу, чтобы вызывал меня свидетелем. Ещё пару человек крикнули своим знакомым. Потом их увели внутрь, спустя некоторое время запустили и нас.

Внутри опять было ожидание, все сотрудники переговаривались между собой. Некоторые здоровались за руку с работниками суда, то есть, не первый день знакомы. Наконец, вышла секретарь и вынесла список, кто к какому судье пойдёт. Тут нас ожидал сюрприз. Все были максимально разбросаны по разным этажам и кабинетам. Александра Ярошевича определили в кабинет 412, судья Свистунова Валентина Николаевна. Я пошёл туда вместе с журналистом из Рации, съёмочной группой из Белсата, и правозащитником из Весны. Рядом с нами был свидетель со стороны обвинения Мартынчик В.В. В какой-то момент за ним пришли и позвали его свидетелем к другому задержанному.

Рядом, в большом зале, проходил суд над Власенко Никитой. Он вызвал свидетелей. Открывается дверь, выходит секретарь и спрашивает, здесь ли свидетели Ярошевич и Харланчук и Гриневич. Их, конечно, не могло быть здесь, так как Ярошевича ещё не привели, а двоих других в этот момент судили в других местах. Ну, раз нет - дверь закрывается. Через минут 5 выводят Никиту. Он успел сказать мне «штраф 5 базовых». Статья 17.1 (нецензурно выражался).

Ещё на этом же этаже судили Александра Педаша. К нему пришли родители. У него суд прошёл буквально за 5 минут. Родители выбежали в слезах, говорили, что хотели что-то сказать, но судья даже не стал слушать, быстро прочитал приговор и убежал в служебную дверь. Приговор – 2-е суток. С учётом отсиженного сидеть осталось до вечера.

В конце коридора заметил, как выводят Павла Гриневича. Подбежал, спросил. Всё то же – 2-е суток, 17.1
Тут возвратился свидетель от милиции, вскоре привели Александра и повели его в кабинет к судье. Зашли туда же и журналисты. Меня и сотрудника оставили снаружи как свидетелей. Пока внутри опрашивали Александра, я разговаривал с женщиной лет 35-и, которая ждала своей очереди к судье по вопросу развода. Интересовалась она у меня, что тут происходит, почему столько народу, почему очереди. Я ей рассказал вкратце, для неё было удивительно. Говорит, не слышала ничего такого, слышала только по телевизору про Москву, как там каких-то девчонок в храме задержали, про их суды, мол, слышала.

Тут вызывают сотрудника, был он внутри минут 5. Затем и моя очередь. Стандартные вопросы: ФИО, работа и т.д. Потом начались вопросы про Ярошевича. Я старался максимально полно изложить, как всё было, как нас грубо задерживали, как никто не представлялся в течение 3-х часов, как не сообщали причину задержания, как я показывал журналистское удостоверение и т.д. Судья меня постоянно одёргивала, чтобы я говорил только про Ярошевича. В общем, весь вечер я был с ним, в автозаке тоже, в гараже был с ним, потом в РОВД в коридоре. Нигде не слышал, чтобы он ругался, и вообще за время моей с ним работы я за ним такого не замечал. Тут судья спрашивает, оставались ли вы хоть какое-то время один, я говорю да, в тот момент, когда меня к себе Евсеев вызвал. Александр в этот момент стоял на коридоре, руками к стене. Было это минуты 2-3. Потом его тоже к себе позвал Евсеев. В общем, меня отпустили. Через пару минут выводят его – штраф 3 базовых. Как сказали потом журналисты, в протоколе было записано, что задержали на улице Орловской, сотрудник говорил, что якобы ругался Александр в РУВД.

Всех осужденных спустили вниз, в большой зал. Включая тех, кому дали штраф и которых по закону должны были отпустить в зале суда. Внизу уже были знакомые, которые присутствовали на других процессах. Получилось, что я оказался единственным, кого удалось вызвать как свидетеля. Остальных судили только с показаний сотрудников.

Около 13:00 всех погрузили в тот же жёлтый автобус и увезли. В это же время во Дворце правосудия на Семашко шёл процесс над Алёной Дубовик. Нам отзвонились правозащитники и сказали, что объявлен перерыв до 16:30, так как им нужно найти ещё нескольких сотрудников в качестве свидетелей. Мы решили ехать туда.
По дороге позвонил Александр Ярошевич. Его и всех оштрафованных выпустили в городе, в районе Розочки. Он попросил завезти сигарет ребятам, которым сидеть до вечера. Накупили мы сигарет на три камеры, приехали в ИВС на Окрестина, высыпали все сигареты из пачек в пакетики – так положено. Дежурный офицер сигареты принимать отказался, мотивировав это тем, что они и так скоро выйдут. По всем претензиям – звоните по указанным телефонам. Все эти сигареты мы потом засовывали обратно в пачки, чтобы дать ребятам после освобождения.

К 16:00 добрались до суда на Семашко. На 4-м этаже была Алёна с двумя конвоирами, человек 8 приятелей и правозащитник. Немного поговорили, приободрили её. Потом пришёл адвокат. К 16:30 пришла судья и всех запустили в зал. Вот тут началось самое интересное.

Один из спецназовцев, Довжный Б.В. был потерпевшим, якобы Алёна его обругала. Его уже допросили до этого. Теперь пришла очередь свидетелей потерпевшего. Их было трое – Леончик С.А., Зайцев В.Л., Маркушев В.В. Одного опросили раньше. Я видел, как опрашивали двоих. У одного год рождения 1988, у другого - 1990. Адрес у всех– ул. Героев 120-й дивизии, дом один и тот же. Показания как под копирку – когда выводили задержанных, якобы какой-то «неустановленный мужчина» крикнул Алёне: «Держись, не волнуйся, скоро вас отпустят». На что Алёна, якобы начала «нецензурно выражаться в его адрес, после неоднократных (3-4 раза) просьб прекратить нецензурную брань гражданка Дубовик начала нецензурно выражаться в адрес сотрудников». Тогда её завели в автобус. Всё это якобы происходило в момент задержания, когда всех вели в цепочке от ДК к автобусу (метров 20) в оцеплении. Адвокат периодически задавал вопросы свидетелям, находил кучу нестыковок, судья тоже задавала вопросы, поправляла сотрудников.

Затем позвали девушку, свидетеля со стороны Алёны. Её вели в автобус вместе с Алёной. Она заявила, что не слышала, как Алёна выражалась, и вообще, все шли быстро и молча, так как постоянно были приказы молчать. Затем, по словам свидетельницы, в автобусе их посадили на одно сиденье. Тут у Алёны зазвонил телефон, она попыталась ответить, тогда мужчина в штатском начал кричать на неё и бить её кулаком в голову. Когда свидетельница попыталась заступиться, он начал бить и её. Телефон забрали и передали водителю.

После того, как выслушали свидетелей, судья удалилась для принятия решения, все вышли в коридор. Надежды на оправдательный приговор, конечно, не было. Все надеялись на то, что дадут 2-е суток и выпустят вечером. Мы выходили покурить на улицу. Сотрудники уходили в комнату в конце коридора вместе с сотрудницами суда.
Прошло минут 40, судья вернулась, всех запустили в зал.

Приговор зачитывали долго, с самого начала было понятно, что никакого оправдания не будет. «Нет оснований не доверять показаниям сотрудников». «Суд показаниям гражданки Дубовик не доверяет, считая, что они даны с целью оправдать себя». Но когда в конце судья сказала «3-е суток», все просто были ошарашены. У всех человек 15-и присутствующих вырвался вздох.

Потом всех вывели в коридор, Алёна разговаривала с адвокатом. Свидетели обсуждали удачно проведённый процесс. На вопрос, не стыдно ли вам, один из них ответил: «Абсолютно не стыдно. Это ей должно быть стыдно за то, что она не признала себя виновной.»

Попытались передать ей сигарет, она хоть и не курит, но в ИВС они пригодились бы. Конвоиры запретили - всё должно быть в соответствии с описью. Потом её повели на улицу, когда мы вышли, она уже сидела в УАЗ-«буханке», пару минут ждали последнего конвоира. Когда он пришёл, УАЗик тронулся и повёз Алёну досиживать ещё одни сутки. Всё, что мы могли сделать – только помахать руками. Ребята после этого поехали на ИВС встречать тех, кому дали по 2-е суток. Их должны были выпускать с 19:00 до 22:50, в зависимости от времени задержания. Я же поехал домой писать эту заметку.

Комментарии

 Боюсь, Алене надо поскорее сваливать из Минска, хотябы на некоторое время. А то будет как с нашими нижегородскими товарищами. Их тоже постоянно прессовали и было ясно что надо бы залечь на дно, где-нибудь за чертой города, а потом вы все знаете что случилось.

Голосов пока нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Монсегюр
Michael Shraibman

Мне кажется, что существует проблема, когда вы думаете, что диктатуру легко можно свергнуть, тем более с помощью воздушных шариков. Это, очевидно, не так, но ведь дело не только в диктаторах. Жить с системе, где сменяются более-менее регулярно олигархи у власти, тоже нехорошо, народовластия там нет...

2 недели назад
5
Николай Дедок

Читая новости об избиениях и пытках на Окрестина, смотря видео избиений, все  мы находились в состоянии шока. Каждый из нас, не говоря уже о тех, кто лично прошел через задержания, задавал удивлялся и не понимал: как такое возможно? С начала революции я слышал от людей один и тот же вопрос...

2 недели назад

Свободные новости