Абба Гордин (А.В. Гефен): освобождение техники

Фрагмент из книги-сборника произведений братьев Гординых "Анархия в мечте" под названием "Освобождение техники". Это публикация 1918-го года, в которой Абба Гордин под псевдонимом "А.В. Гефен" излагает собственный взгляд на понятие "техника", прослеживая лапидарным историческим очерком то, каким влияниям подвергалось это понятие и как оно использовалось в научном и религиозном дискурсе разных эпох.

 

Прежде всего постараемся выяснить и точно определить «технику» как термин, потерявший благодаря научным извращениям свою чистоту и действительное значение!

Технику следует понимать как практическое, материальное творчество во всех областях жизни, направленное к максимуму пользы и удобства.

На протяжении всей истории техника служила чем-то подчинённым, частью, вытекающей и зависимой от целого. Оставаясь объективной и по существу неизменно реальной и практической, она принимала той или иной характер эпохи верований; всегда будучи основной причиной сравнительной культуры и благоденствия общества, она, техника, всегда принималась как результат и необходимое следствие религиозных и метафизических представлений.

В этом легко убедиться, если мы поближе рассмотрим историю человечества с самого начала проявления его творчества. В этот отдалённый период, когда религия была ещё в примитивном состоянии и её объекты были ещё на земле, в видимой природе, техника была в представлении человека даром духов, она была божественной и считалась проявлением божества или духа; для того, чтоб добыть огонь, необходимо было умилостивить этот огонь, иначе человек не мог достичь желаемой цели.

Когда человеку нужно было срубить дерево, он мог сделать это лишь тогда, когда древесный дух разрешит ему это, и для того, чтобы склонить на свою сторону этого духа, ему приносили жертвы и заклинания. И если работа почему-либо не ладилась, то это объяснялось тем, что дух не милостив и прогневан…

Но такое отношение к технике было лишь тогда, когда религия была груба и материальна, когда она отождествлялась с видимым реальным миром. Когда же религия постепенно стала отвлекаться от реального мира, когда она стала абстрактной и бесплотной, перекочевала на небеса или на таинственный Олимп, техника уже несколько освободилась от влияния религии, но постепенно стала подпадать под влияние метафизики и средневековой схоластики. В эпоху Возрождения техника постепенно стала подпадать под кабалу так называемых точных наук и до сих пор из этого плена ещё не освободилась.

Величайшие открытия объяснялись и объясняются научными предпосылками и многочисленными ребяческими теориями, часто противоречащими друг другу.

Это научная кабала крайне неблагоприятно и даже губительно отразилась на развитии техники, слишком смелые шаги изобретателей и реформаторов в области техники, выходившие из рамок научной казуистики, встречали ярый отпор со стороны жрецов науки и её ярых поклонников. И в самом деле, если мы ближе рассмотрим историю развития техники, то мы увидим, что наука постоянно стремилась господствовать над техникой, творившей действительные реальные ценности, неизмеримо более положительные, чем вся бесплотная метафизическая игра…

Все крупные изобретения ставили в тупик столпов научной метафизики и её обоснователей; и последние постепенно отправлялись и, имея пред глазами изобретение, подыскивали, разумеется, находили объяснение во всевозможных софистических построениях. Нередко бывали случаи, когда учёные, поставленные перед фактом какого-нибудь технического открытия или изобретения, ослеплённые его эффективностью и необъяснимостью, объявляли его колдовством и магией…

Яркой иллюстрацией этого научного варварства может служить следующий пример. Когда молодой демонстрант впервые показывал в Сорбонне почтенным профессорам фонограф, какой-то престарелый академик, ударяя себя кулаком в грудь, клялся, что это обман и шарлатанство, что металл не может говорить, и к его мнению присоединилась вся парижская Академия наук (1). Но затем, разумеется, академики и профессора посредством целого ряда софистических мостиков «обосновали» завоевания техники.

Таких примеров можно найти десятки, если не сотни. Большинство крупных изобретателей творили и изобретали помимо научных законов и теорий, не справляясь с ними и часто не подозревая об их существовании. Изобретатели в огромном большинства случаев отнюдь не были людьми науки, а рабочими, творившими на основании своего бесхитростного практического опыта, будучи далеки от научных теорий и хитросплетений (2).

Процесс развития и освобождения техники до сих пор находятся в зачаточном состоянии, а в некоторых областях, как, например, в социологии (наука об обществе) и психологии (наука о душевных явлениях), техника почти совершенно отсутствует; только в физике и биологии техника занимает сравнительно некоторое место и завоевала себе известное значение, но она всё же проходит под знаменем теоретических научных построений.

Опыт показал, что чем самостоятельней техника в данной области, тем продуктивнее и значительнее её творчество, тем реальнее и могущественнее её значение во всех решительно областях жизни.

Религия и наука, эти два величайших предрассудка, тяготеющих над миром, и которым человечество принесло столько неисчислимых и бессмысленных жертв, умрут лишь тогда, когда наступит эра новой, истинной культуры – господства техники везде и всюду, во всех областях жизни и творчества.

Несбыточные мечты и фантазии освобождённая техника воплотит в кровь и плоть реального творчества, феерические сказки превратятся в действительность.

Техника, базирующаяся на чувстве и непосредственном опыте, может служит единственным миропознавательным средством и должна вытеснить все абстракции религии и науки, являющиеся игрой фантазий и интеллекта. Но этот вопрос требует особой разработки и всестороннего исследования, поэтому рассматривать его здесь не приходится.

…………………………………………………………….

1. Речь идёт о случае, произошедшем 11 марта 1878 г. во Французской академии наук, когда учёный физик граф Т. Дю Монсель представлял недавно изобретённый Т. Эдисоном фонограф. Однако в кн. Дю Монселя «Телефон, микрофон и фонограф» (Париж, 1878), вероятно, послужившей первоисточником распространившегося в разных версиях анекдота, о демонстрации аппарата рассказывается несколько иначе: «… по всей зале раздался ропот изумления, тот же час сменившийся неумолкаемыми аплодисментами». Далее автор цитирует «один журнал»: «Никогда ещё […] не видали учёную академию, обыкновенно столь холодную, в состоянии такого неудержимого восторга. Однако некоторые из недоверчивых по характеру членов вместо того, чтобы исследовать физический факт, отнесли происхождение его к сходным явлениями иллюзии, и вскоре послышался по зале ропот негодования, что Академия сделалась жертвой мистификации ловкого чревовещателя… – Звуки, издаваемые инструментом, решительно такие же, как у чревовещателя, – говорил один из них. – Заметили вы движение губ и всего корпуса Пюска, когда он вертел аппарат?.. – воскликнул другой […] – Можно достигнуть того, – добавлял третий, - что инструмент будет издавать звуки, ему в том значительно помогает тот, кто им действует!» (см.: Дю Монсель. Телефон, микрофон, фонограф. СПб.: Тип-я (бывш.) А.М. Котомина, 1880. С. 281). В работе К.Э. Циолковского «Гений среди людей» этот инцидент описан следующим образом: «Недавно французский академик Буало звуки фонографа объяснил чревовещанием. Чтобы доказать это, он схватил за горло демонстратора» (см.: Циолковский К.Э. Гений среди людей // Циолковский К.Э. Космическая философия: Сборник. М.: Сфера, 2004. С. 281).

2. Прим.: ярким примером такого "учёного", далёкого от "научных теорий и хитросплетений" был Грегор Мендель, который, ни разу не изучав биологию (что он сделает лишь после своих открытий), сумел открыть и заложить основы генетики. В тексте этот пример не приведён, я привожу его от себя, чтобы читателю было более понятна мысль автора - Аббы Гордина.

Авторские колонки

Михаил Бакунин
Michael Shraibman

Часто спорят - какое государство напало первым, кто развязал войну? Также спорят - кто из государств слабее, а кто - сильнее и аргументы в духе "бьют слабого!" и "он же - жертва!" иногда используется сегодня в целях оправдания режима, который терпит поражение, вне зависимости от...

1 месяц назад
16
Michael Shraibman

Что стало экономической причиной стремительной самоорганизации венгерского рабочего класса и его перехода к самоуправлению в октябре - ноябре 1956 года? О самой глубокой социальной революции в истории 20 столетия - революции рабочих советов в Венгрии в 1956 году, много что написано, но есть...

1 месяц назад
2

Свободные новости