Организация анархических коммун в условиях капитализма

Предпосылки

Зачастую на многих Интернет-ресурсах, посвященных анархическим движениям, можно услышать о том, что якобы имеет место кризис анархического движения: сложно привлекать активистов, агитация не работает, люди не желают вставать под анархические знамёна, а то и вовсе сторонятся анархистов.

Как гласит афоризм Козьмы Пруткова: неча на зеркало пенять, коли рожа крива. Никакого кризиса нет. Плохим танцорам всегда что-то мешает.

Осторожно: анархия!

Когда я более детально начал знакомиться с анархическими идеологиями, то меня привлекли:

  1. Анархизм – это не то, что представляют обыватели. На самом деле анархия – это не хаос, а всего лишь отрицание необходимости человеческого авторитаризма, т.е. когда один человек может принимать все решения за всех остальных членов общества. Суть такого подхода вполне понятна, т.к. один человек не может быть компетентным во всех без исключения вопросах и способен ошибаться. А посему отрицание адекватности «истинности» принимаемых решений от единого лидера на верхней ступени иерархии, вполне разумно.
  2. Анархические идеалы соответствуют моим внутренним убеждениям.

Однако, как человека немного знакомого с азами психологии, меня насторожило:

Анархизм аморфен, т.е. это не единая идеология, а набор различных идеологий на любой вкус от анархического индивидуализма М. Штирнера, проповедующего центральную роль личности для которой и вокруг которой создано мироздание и до анархического коммунизма П. Кропоткина, т.е. авторитарных сект, где личность аннулируется в угоду стадному инстинкту и полностью лишается собственности, как на материальные, так и на духовные ценности в пользу секты, а точнее её лидера.

Откуда такая подозрительность?

Достаточно вспомнить древнюю истину: мир таков, каким ты его представляешь.

Мы живём во множестве миров. Точнее мы живём в своём личном субъективном мире, а остальные в своих субъективных мирах. У каждого индивидуума есть своё субъективное мировоззрение, которое и является его представлением об окружающем.

Мировоззрение – это набор объяснений мироздания в виде цепочек от А и до Я – идеология. А – это альфа, т.е. либо божество у верующих, либо материализм у атеистов. Я – это омега, т.е. личное эго.

Для того, чтобы не сойти с ума, мировоззрение каждого человека является стройным, т.е. вся цепочка объяснений от А до Я строго последовательна и каждое звено этой цепочки имеет объяснение от предыдущего звена и до следующего. Мировоззрение человека позволяет ему понять свою роль в мироздании и объяснить собственные действия - правоту. Если ответа на какое либо звено цепочки в мировоззрении нет, то человек будет искать на него наиболее подходящий ответ, так чтобы мировоззрение опять стало стройным и давало ответы на вопросы от альфы и до омеги.

По сути, каждый человек является верующим, поскольку истина (матрица), как объективная реальность для нас недоступна. Ведь мы воспринимаем окружающую действительность через органы чувств, а эти самые органы весьма ограничены по диапазонам. Но у каждого из нас есть её объяснение мироздания – собственное мировоззрение.

Предположим, что некто - пропагандист захочет изменить мировоззрение другого человека, т.е. навязать ему своё мировоззрение. Если мировоззрение человека устойчиво, т.е. имеет все ответы на вопросы от А до Я, то изменить его не получится. Мышление устроено так, что оно проигнорирует ответ на вопрос по той или иной точке зрения, не соответствующий уже имеющемуся в мировоззрении человека. Т.е. при попытке подсунуть другой ответ на тот же самый вопрос, верующий (а верующими по определению является каждый из нас) даст свой уже готовый ответ, соответствующий его мировоззрению и воспримет чужой ответ, как ложный – заблуждение.

Другое дело, когда человек попадает в трудную ситуацию и готовые ответы на вопросы вдруг объективно на практике оказываются ложными. Цепочка мировоззрений рвётся и возникает необходимость её восстановления. Например, человека уволили с работы, несмотря на то, что он достаточно добросовестно выполнял свои обязанности, а только потому, что предприятие обанкротилось по вине буржуя – владельца предприятия. Либо человек лишился своих накоплений в результате финансового кризиса. Либо человек оказался нелюбимым в результате неразделённой любви. Либо человек проиграл судебную тяжбу, не потому что он действовал противозаконно, а потому что судья был подкуплен. Либо человек лишился крыши над головой не потому что он решил стать бездомным, а потому что стал жертвой черных риэлтеров. И т.д. в таких ситуациях цепочка рассуждений в мировоззрении человека рвётся и возникает необходимость её восстановления.

Для того, чтобы вышесказанное стало ещё более понятным, когда у человека нет ответа на вопрос, а его жизнедеятельность находится в критической ситуации, т.е. он не может действовать разумно, то он начинает действовать инстинктивно. Т.е. разум отключается, т.к. он уже бесполезен и включаются животные инстинкты. В таком состоянии человек весьма уязвим и его поведение может быть неадекватным – состояние аффекта. Иногда инстинкты помогают человеку выбраться из неприятной ситуации, иногда ему на помощь приходят друзья и даже незнакомые люди. Но иногда аффективные состояния приводят к ещё более нежелательным последствиям.

Когда мировоззрение человека зацикливается и вместо мышления включаются инстинкты, то такое аффективное состояние является психологическим нарушением и человек начинает вести себя неадекватно – сходит с ума.

Как поступает психолог, оказавшись в такой ситуации? В той школе выживания, где нас обучали, мы изучали различные навыки, такие как аскетизм, но не ради аскетизма, а ради того, чтобы временно переждать состояние голода или жажды, жары или холода, а не пытаться добыть пищу, воду, тепло или прохладу, действуя  инстинктивно, т.е. потенциально неадекватно. В школах выживания неофитам искусственно создают неблагоприятные ситуации с целью научить их действовать разумно, несмотря на обстоятельства. Основная цель психолога, оказавшегося в критической ситуации – разумно переместиться из опасного места в более безопасное, чтобы можно было в более спокойной обстановке, обдумать ситуацию и принять более адекватное решение. Перевести психическое состояние из стрессового, т.е. инстинктивно аффективного в разумное, можно и с помощью дыхательных манипуляций и с помощью медитаций (медитациями в психологии называют не отключение разума, а наоборот, его включение для размышлений на заданную тему в условиях мешающих размышлять, т.е. при наличии сильных шумовых и прочих отвлекающих обстоятельствах). Но включить разум - этого мало. Но для того, чтобы действовать разумно, необходимо, чтобы цепочка мировоззрения не была разорвана. А если она разорвана, то её необходимо восстановить. Для этого психолог переходит на временную цепочку, которая является весьма примитивистской: в мире есть божество, которое всё контролирует и это самое божество послало мне испытание, которое я должен успешно пройти. Примитивистское мировоззрение предназначено для того, чтобы разум, временно «объясняя» с его помощью «суть» происходящего, смог наиболее разумно построить другую цепочку мировоззрения. Т.е. в данном случае, психолог опять же уводит свой разум из опасного состояния во временное более безопасное, где можно в более спокойной обстановке обдумать ситуацию и принять адекватные решения.

Но значительная часть обывателей не является психологами и в школах выживания не обучались. А посему, в попытках выпутаться из неприятной ситуации, у них есть вероятность замены прежнего разрушенного мировоззрения на иное, в виде уже готовой идеологии. Поэтому нет ничего удивительного, что очень много людей запросто оказываются приверженцами анархической идеологии, если эта самая идеология оказалась доступной человеку с разрушенным мировоззрением. Но еще раз повторю, что анархизм – это не стройная идеология, а набор различных идеологий на любой вкус и цвет, от деструктивного сектантства и до оголтелого эгоизма. А посему несложно понять, откуда берутся «анархисты».

По этой причине я сразу же предупреждаю, что вся эта писанина в теоретической части – всего лишь моё личное субъективное мировоззрение, которое позволяет мне «ответить» на те или иные вопросы. Но не более того. Объективной истины я не знаю и не знаю тех, кто её знает. Современная наука может ответить лишь на незначительную часть мировоззренческих вопросов, но не в состоянии ответить на все.

Анархия - что это такое?

Анархия – это некий действующий свод правил общественных взаимоотношений, установленный, принятый и модифицируемый по необходимости, непосредственно только самими участниками взаимоотношений.

Анархия – это не хаос, а порядок.

Для более подробного раскрытия темы, лучше привести исторические примеры:

Во времена средневековья, когда купцы открывали новые торговые пути и рынки за счёт этого расширялись, международной торговле препятствовали государственные законы, согласно которым гражданин той или иной страны на её территории имел больше прав по сравнению с негражданами. Это приводило к тому, что судебные решения в государственной юрисдикции выносились в пользу тех участников коммерческих сделок, которые имели гражданство страны, подпадающее под юрисдикцию. Вполне естественно, что торговать в таких условиях было невозможно, т.к. любой гражданин страны имел возможность на территории своего государства совершить неправомерные действия в отношении иностранного купца и остаться при этом безнаказанным.

Для того, чтобы исключить такую возможность жульничества, купечество начало создавать свои синдикаты со своими правилами торговли, которые не соответствовали государственным. В результате чего, в случае спора между купцами, имеющими различное гражданство, решение выносилось купеческим синдикатом, а не в рамках государственных юридических системы.

Точно также, поскольку имело место разнообразие мер и весов в разных государствах, то купечество, чтобы избежать недоразумений и разногласий, впервые в Ганзе применило единую сертификацию оптовых товаров, которая действовала и за пределами Ганзы.

Аналогично, т.е. вне рамок государственных юрисдикций, формировались правила торговли на биржевых площадках, чтобы исключить потенциальное мошенничество со стороны не шибко добросовестных трейдеров, которое в рамках государственной юридической системы было практически ненаказуемо (обманул, заплатил налоги и спи спокойно, дорогой мошенник).

С появлением буржуазии, которая опиралась на идеологию Адама Смита, появилась потребность в наёмных работниках. Вполне понятно, что идеология А. Смита «оправдывала» любые неправомерные действия буржуазии в отношении к трудящимся, а государственное законодательство защищало только интересы капиталистов. Для того, чтобы избежать этих проблем, наёмные рабочие начали объединяться в профессиональные союзы, т.е. начали противопоставлять анархический синдикализм рабочего класса интересам буржуазии. Анархический синдикализм исключал, как лживую идеологию А. Смита, так и государственные юрисдикции. В результате чего, трудящиеся, объединённые в профессиональные союзы, зачастую конфликтовали не только с буржуями, но и с государственными законами. Однако, именно анархический синдикализм сыграл важную роль в становлении правового общества многих капиталистических государств. Т.е. несмотря на явное сопротивление со стороны капиталистов и этатизма, законодательство многих капиталистических стран менялось с учётом требований профессиональных союзов трудящихся.

Можно привести ещё массу примеров, когда анархия работает на практике. Но суть не меняется, т.к. в некоторых областях общественной деятельности государственное регулирование либо неосуществимо, либо заведомо противоречит интересам общества. Т.е. анархические движения возникают не по идеологическим принципам, а в силу реальной необходимости.

Почему нивелируются гражданские права в условиях современного капитализма?

Попробуем разобраться в этом вопросе подробнее. В настоящее время в капиталистических странах действуют различные системы, которые условно можно подразделить на три части:

  1. Крупные транснациональные корпорации. Для того, чтобы избавиться от влияния со стороны анархического синдикализма, крупные корпорации выводят свои производственные мощности в страны «третьего» мира, т.е. туда, где анархо-синдикализм на их интересы уже не влияет. Помимо этого, у транснационалов также есть возможность не платить налоги в стране, где они зарегистрированы, а платить там, где они минимальны. В результате капиталисты получают множество преимуществ: дешевая рабочая сила, минимизация налоговых расходов, исключение влияния анархического синдикализма и возможность пользоваться на халяву юридической системой для защиты своих интересов тех государств, в которых они только числятся.
  2. Легальный бизнес. Практически полностью зависит от государства и подвержен влиянию анархического синдикализма. Легальные капиталисты платят налоги.
  3. Анархический капитализм (сокр. Анкап). Или проще говоря на обывательском языке: теневая экономика. Анкапы действуют подпольно, вне всякой юридической системы государства. Наёмная рабочая сила для анкапов – нелегалы, т.е. гастарбайтеры. Налоги не платят, но имеют не меньшие по сравнению с налогами затраты на крышевание со стороны коррупции и оплату охранных структур для защиты своего бизнеса. Впрочем, эти расходы покрываются с лихвой низкой заработной платой нелегальным трудящимся.

А теперь посмотрим, как могут анархические синдикалисты влиять на буржуев. Практически никак. Можно конечно же прижать к ногтю легальный бизнес. Но этот самый бизнес не в состоянии выдерживать конкуренцию ни по отношению к транснациональным корпорациям, ни по отношению к анкапам. Плюс ко всему легальный бизнес – основной источник налогообложения, т.е. пополнения государственного бюджета. Поэтому если анархические синдикалисты и предъявят какие либо требования к легальным буржуям, то скорее всего всего лишь посодействуют закрытию законопослушных предприятий, т.к. бизнес станет заведомо убыточным.

И как результат, легальные предприятия закрываются по причине нерентабельности в условиях слабой конкурентоспособности, а транснациональные компании и анкапы процветают. Законопослушные граждане, хотя и декларативно «имеют» какие-то права, но не имеют никакой возможности их отстаивать.

И что происходит в ответ? Националистически настроенные граждане начинают по собственной инициативе создавать невыносимые условия для гастарбайтеров, объединяясь в фашистские карательные бригады. Менее сознательные сограждане начинают давить на законодателей с целью уменьшить права гастарбайтеров. А законодатели, воспользовавшись «общественным» мнением принимают драконовские законы для тех гастарбайтеров, которые хоть как-то пытаются легализовать свою трудовую деятельность. Результат получается обратным, т.е. гастарбайтеры в результате всего вышеприведенного ещё глубже уходят в подполье, т.к. там они наиболее защищены, как от фашиствующих элементов, так и от драконовского государственного законодательства. А чем меньше у гастарбайтера прав, тем меньше у него претензий к анкапам. Ведь чем меньше претензий у трудящихся к работодателям, тем ниже их зарплата. А чем ниже зарплата у нелегала, тем выгоднее бизнес анкапов и тем меньше возможностей у легальных трудящихся и конкурировать с нелегалами и отстаивать свои права через анархический синдикализм.

Поскольку в таких условиях, легальный бизнес становится невыгодным, законопослушные граждане оказываются безработными и неплатёжеспособными, то единственным источником пополнения казны становятся государственные долговые обязательства. Но долги многих государств уже дошли до таких астрономических величин, что не только возврат этих самых долгов нереален, но и обслуживание процентов по долгам уже обременительно. И это долговое бремя этатизм возлагает на собственных граждан, путём урезания социальных программ, умаления гражданских прав и через увеличение налогообложения.

Отсюда и причина современных финансовых кризисов, которые, как эпидемия, накрывают медным тазом мировую экономическую систему.

Вполне понятно, что трудящимся необходимо объединиться под знаменем анархического синдикализма, чтобы:

  1. Подавлять фашиствующих элементов и гасить националистические настроения
  2. Бороться за равноправие на труд для иностранных граждан
  3. Добиваться исключения транснациональных корпораций из-под государственной юрисдикции.

В связи с вышесказанным, вполне понятна адекватная логика анархических синдикалистов, выступающих за равноправие трудящихся независимо от их гражданства.

Когда гастарбайтер станет равноправным наравне с гражданским населением, когда возможность трудоустройства для всех станет одинаковой, когда налогообложение независимо от гражданства работника сравняется, когда фашисты и законодатели прекратят загонять иностранных трудящихся в подполье, то нерезиденты вряд ли смогут конкурировать с резидентами. Ведь любой работодатель предпочтёт взять более грамотного отечественного работника по сравнению с безграмотным и плохо владеющим государственным языком гастарбайтером. Более того, гастарбайтеры, уравненные в правах с резидентами, также получат возможность влиять на власть с целью достижения больших прав для трудящихся. Хлеще того, организация теневой экономики станет менее выгодной по причине значительных расходов на коррумпированное крышевание и защиту своего бизнеса. Анкап в таких условиях предпочтёт легализоваться, что в свою очередь, приведет к увеличению  количества рабочих мест.

Это пока только программа минимум, поскольку программа максимум анархического синдикализма - переход предприятий под полное рабочее управление. И программа максимум в некоторых местах уже работает на практике.

Кто такой анархист?

Обыватели представляют анархиста, как некоего молодого человека с обязательным юношеским максимализмом, с головы до пят украшенного анархической символикой, цитирующего запоем Штирнера или Кропоткина и агитирующего к свержению государства. Собравшись вместе, такие юнцы демонстративно пытаются привлечь к себе внимание, участвовать в каких либо общественных мероприятиях, т.е. выделиться из толпы как по символике, так и не шибко адекватным поведением.

Но на самом деле, вышеуказанный юнец - это не анархист, а всего лишь экстремал-максималист с анархической символикой.

Так кто же такой анархист?

Анархистом можно стать не по лояльности к анархическим идеям, а по жизненной необходимости. Анархист – это, прежде всего, изгой (маргинал) в государстве, по которому этатизм прошёлся катком. Т.е. анархиста не надо убеждать в том, что этатизм не является необходимостью, т.к. государство уже убедительно доказало ему справедливость данного тезиса на практике. Этатизм создаёт предпосылки для анархизма, а не наоборот.

Бездомные, не имеющие документов удостоверяющих личность, прописку, нарушившие правила регистрации, незаконные мигранты, люди скрывающиеся от судебных приставов, коллекторов и кредиторов, инвалиды, бывшие воины интернационалисты, не нашедшие применения своим боевым навыкам в мирной жизни, люди лишенные по произволу коррупции имущества или средств к существованию, жертвы мошенников, обманутые инвесторы, безработные и т.д. – это и есть изгои государства. У всех у них есть уже готовая мотивация к анархическому образу жизни, но пока ещё нет никакого представления об анархическом движении.

Не подходят для анархических общин: алкоголики, наркоманы, бомжи по личной инициативе и проч. т.к. у них другая мотивация.

Экстремалы-максималисты также не подходят для анархического движения, т.к. у них мотивация направлена на поиск приключений на задницу, ради адреналина. Ими движут эмоции и половые гормоны, а не жизненная необходимость. У них в отличие от изгоев есть альтернатива в виде возможности присоединиться к этатизму. Из таких чаще всего получаются либо деструктивные элементы, либо провокаторы и сексоты.

Это вовсе не означает, что анархическое движение целиком и полностью состоит только из маргиналов. На самом деле существуют и такие коммуны, где вообще нет ни единого маргинала, а товарищи происходят из вполне обеспеченных слоёв общества. Но такое наблюдается заметно реже и активность в подобных коммунах скорее напоминает тусовки андерграудной богемы, нежели общинный образ жизни. Ведь как ни крути и не верти, а сытый голодного не разумеет. У кого есть альтернатива в любой момент вернуться в этатизм, тот скорее всего туда и вернется. У кого такой альтернативы нет, у того больше стимулов остаться в коммуне.

Становление анархистов

Изгои государства (маргиналы) хотя и уже и мотивированы для анархических коммун, но еще не являются анархистами. Поскольку все они воспитаны в условиях административно командной системы этатизма, то им представляется, будто бы для всякого дела нужен начальник или надзиратель, который скажет, что нужно делать, а после того, как дело будет выполнено, оплатит труд или накажет.

Проще говоря, государственный изгой – это еще не анархист, т.к. он не представляет себя вне административно-командной системы, даже оказавшись вне её. Поэтому изгои зачастую идут в тоталитарные секты, в преступные сообщества, в рабство к теневым предпринимателям или опускаются до нищенства, где также вся система административно-командная и организована строго иерархически, а то и пытаются свести счёты с жизнью. Изгой не в состоянии принимать решения самостоятельно, он ищет себе начальника, пытаясь временно существовать в качестве индивидуалиста.

Для анархиста необходимо научиться:

  1. Принимать решения самостоятельно, т.е. иметь свою голову на плечах, а не ждать, когда за него кто-то примет решение.
  2. Решать проблемы, которые в индивидуальном порядке неразрешимы с помощью коммуны.

Ни того, ни другого изгои, воспитанные в условиях этатизма не умеют. Их этому нужно учить.

Анархическая коммуна

Анархические коммуны отличаются от авторитарных прежде всего децентрализованной организацией.

В авторитарной коммуне обязательно присутствует лидер, который решает все организационные вопросы, всё продумывает и остальные уже действуют согласно принятым им решениям. Авторитарные коммуны объединяются друг с другом с помощью революционных комитетов, которые состоят из лидеров отдельных коммун, как исполнительной власти и основного лидера – вождя, который принимает решения и лидеры коммун их исполняют. Революционный комитет в этом случае необходим, чтобы решить какую либо проблему, которая отдельной коммуной неразрешима, когда возникает необходимость объединить усилия нескольких коммун, входящих в революционный комитет.

Наиболее часто, когда люди объединяются в коммуны, то они выбирают авторитарный способ управления, т.к. он кажется наиболее адекватным. Но это не так. Для авторитарных коммун обязательно необходим адекватный лидер. Такими качествами не все и не всегда обладают. А если нет лидера, то нет и коммуны, т.к. решать проблемы сообща авторитарии не умеют. В таких случаях они возлагают обязанности лидера на тех, кто никакими организаторскими способностями не обладает. В результате вместо решения проблем, начинается их создание. Централизация – это слабое место авторитарных коммун, т.к. отсутствие или потеря лидера приведут к дезорганизации. А потеря или дезорганизация революционного комитета не позволит коммунам действовать сообща. Полицаи это прекрасно понимают, а потому их усилия в действиях против авторитарных коммун всегда направлены либо на устранение лидеров, либо на попытки подчинить себе лидеров, с целью управления коммунами извне. И как результат, авторитарные коммуны могут оказаться под колпаком этатизма и стать орудием в руках государства или партийных движений, а также коррупции.

Второй наиболее распространённый способ принятия решений – это мажоритарное голосование. Т.е. решение принимается в пользу тех, кто оказался в большинстве, без учёта воздержавшихся. На первый взгляд такая система принятия решений вполне подходит для анархистов. На самом деле, анархическим является принятое решение только при достижении консенсуса. Ни большинство, ни меньшинство не могут принимать решения и действовать против воли какой либо части анархической коммуны. Отсутствие консенсуса приводит к тому, что часть коммуны оказывается изгоями внутри общины, т.к. в этом случае необходимо принуждение несогласных против их воли. Вместо того, чтобы объединиться в симбиозе, в демократической общине начинается клановое противодействие одних членов коммуны против других. Такое безобразие больше подходит для политических партий и демократических общин, но для анархистов совершенно неприемлемо.

В анархических коммунах авторитарность отсутствует, благодаря чему достигается автономность и симбиоз. Каждый товарищ в коммуне с одной стороны равноправен, но с другой стороны действует в соответствии со своими знаниями и опытом, т.е. по компетенции. Равноправие не означает равенства, т. к. все товарищи разные и у каждого имеется свой опыт, собственная компетенция и личные физические данные, благодаря чему в одном деле товарищ может быть адекватным, а в другом бесполезным. Совместные действия объединенных коммун для решения каких либо проблем осуществляются с помощью собраний делегатов.

Но если попытаться собрать маргиналов в анархическую коммуну, то сразу ничего не получится. Люди, воспитанные в авторитарном обществе не умеют общаться друг с другом, они не знают, как объяснить коммуне ту или иную проблему. Попытки решить какие либо вопросы приведут, либо к словесному раздраю в духе басни дедушки Крылова под названием «Лебедь, рак и щука», либо к флуду, т.е. в духе другой басни того же автора под названием «Квартет», когда каждый будет предлагать вместо решения проблемы какую либо псевдоорганизационную несуразицу, что приведет к тому, что как ребята не садитесь, а в анархисты не годитесь. В конечно итоге, либо коммуна решит назначить лидера, либо, не сумев достичь консенсуса, прекратит своё существование. Ведь административно командная система антагонистична. Т.е. для того чтобы её члену чего-то добиться в жизни, необходимо идти по головам, чтобы командовать необходимо кого-то унизить, чтобы заработать, необходимо у кого-то отобрать.

В анархических коммунах организация возможна только при наличии симбиоза, т.е. когда все товарищи объединены для совместного решения проблем, а не являются друг другом. Симбиоз без консенсуса невозможен.

Для того, чтобы коммуна стала анархической, необходимо обучать вступающих в неё товарищей общаться друг с другом на одном, понятном для всех товарищей языке. Для этого понадобится изменить мышление анархистов-неофитов с авторитарного на анархическое.

Анархическое мышление и анархический язык

Как говорит пословица, семь раз отмерь, прежде чем сделать обрезание. Т.е. любое действие необходимо предварительно обдумать и выработать адекватную стратегию. Сложнее всего это сделать в коллективе. Ещё сложнее в анархической коммуне. Ведь анархисты не имеют лидеров и рядовых, а следовательно, никто никому не подчиняется. Единственная возможность для принятия решений и их реализации в действиях – это добиться консенсуса. Консенсус возможен только между заинтересованными сторонами. Соответственно, прежде всего, необходимо заинтересовать товарищей, т.е. дать им мотивацию и только тогда у них появится интерес к решению проблемы. Любая попытка призвать коммуну к какой либо проблеме, к которой она не проявляет интереса, через лозунги или декларации приведет либо к игнорированию, либо к ссоре. А это недопустимо.

Прежде всего, анархист должен научиться принимать адекватные самостоятельные решения. Если проблема разрешима в индивидуальном порядке, значить обращаться за её решением к коммуне, нет никакой необходимости. Созывать товарищей по коммуне из-за всяких пустяков недопустимо.

Для того, чтобы правильно мыслить необходимо всякую проблему попытаться решить, переходя от общего к частному по схеме:

  • Нужно сделать то-то и то-то (формулировка необходимого)
  • В результате можно получить то-то и то (формулировка желаемого - мотивация)
  • Но мешают объективные препятствия (формулировка проблемы)
  • Как решить проблему?

Если решение не приходит сразу, то проблема опять же становится в качестве сформулированного необходимого и опять раскладывается в схему. Иногда решение удается найти сразу, иногда в несколько последовательных схем, но самостоятельно. Иногда потребуется помощь коммуны, т.к. в ней могут быть товарищи более компетентные в решении некоторых проблем.

Мышление схемами, т.е. от общего к частному, а также решение проблем через схемы, называется анархическим мышлением, а формулировка проблем в виде схем, анархическим языком. Такое мышление позволяет сосредотачивать внимание на решении проблем, а не создавать их. Оно не позволяет отвлекаться в сторону от решения. Обычный человек, воспитанный в авторитарном обществе, не умеет так мыслить, поскольку ему это не нужно, ведь за него решение примет начальник. В анархической коммуне, где имеет место децентрализация и лидер, принимающий решения за всех, отсутствует, добиться консенсуса можно с помощью анархического мышления и языка.

Конечно же, мыслить анархическими схемами на первоначальном этапе может показаться сложной задачей. Ведь люди в условиях административно командной системы, не умеют общаться друг с другом и не умеют выявлять объективные проблемы с целью их решить. Более того, они зачастую бояться общаться в коммуне на равных, т.к. не уверены, что их кто-то выслушает, а уж тем более не пошлют куда подальше. Этатизм приучает их мыслить эгоистическими потребностями, для удовлетворения которых нужно либо выслужиться перед начальством, либо подсидеть это самое начальство, либо переложить проблему на подчинённых, если таковые имеются. В анархической коммуне нет ни начальников, ни подчиненных. Нет никого, перед кем можно выслужиться, некого подсиживать, некому приказывать. Если мотивация общая, то и проблема общая. А нет мотивации, а значит, нет и интереса и смысла решать никому ненужные проблемы.

Дезорганизованность и заорганизованность – враги анархии

Зачастую анархические объединения обладают ещё более худшей заорганизованностью по сравнению с этатичной коррупцией. Зачастую они дезорганизованы.

Всякая дезорганизованность и заорганизованность приводит к тому, что коммуна перестаёт выполнять функции взаимопомощи и содействия , т.е. симбиоза для собравшихся в ней товарищей. А поскольку проблемы не решаются, то коммуна оказывается ненужной. Ведь заорганизованность и дезорганизованность не позволяют решать проблемы, а только создают новые.

Анархическое мышление предотвращает и дезорганизованность и заорганизованность.

Например, один товарищ решил собрать других товарищей по вопросу символики коммуны с предложением изобразить букву А не в окружности, а в огненном эллипсе. Получается, как в басне под названием «Квартет».

Где мотивация? Т.е. что это даст коммуне? Где проблемы?

Как вы ребята не садитесь, а в анархисты не годитесь.

Другой пример неконструктивного подхода и заорганизованности – это когда какой нибудь «товарищ», взяв на себя роль попа Гапона, призывает коммуну поучаствовать в каком нибудь митинге. Митинги – это неанархический метод решения проблем. Ведь в этом случае митингующие признают, что над ними есть начальник, который их проблемы должен решать через этатические методы. Анархисты без всякого делегирования проблем начальникам и чиновникам могут принимать решения. Начальников в анархии нет, либо это не анархия, а авторитаризм.

Теперь перейдем к конструктивному подходу решения проблем.

Другой пример, когда товарищ рассуждает анархически. Например, есть точило, с помощью которого можно быстро и эффективно стачивать клёпки чтобы разделять цветные металлы от чёрных. Эффективность труда от этого повысится (мотивация) по сравнению со срезанием клёпок с помощью молотка и зубила. Но чтобы запустить точило нужно электричество (проблема), а в сквоте оно отсутствует. Товарищ прошелся по округе и заметил рядом траверсу с электричеством. Он тут же начинает рассуждать по следующей схеме: нам нужно электричество (мотивация), но как его незаметно провести от траверсы до сквота (проблема), чтобы электрики не заметили. Решение этой проблемы товарищу неизвестно, т.к. он не является электриком по компетенции. И он созывает коммуну, чтобы обсудить вопрос. Поскольку вопрос сформулирован анархически, то коммуна приступает к его конструктивному обсуждению. Например, кто-то из товарищей недавно обнаружил чуть подальше от сквота другой источник электроэнергии, к которому будет проще подключиться. Или более компетентный в вопросах маскировки товарищ инициирует предложение о том, как можно подключиться незаметно. А может быть кто-то предложит перенести хозяйственную деятельность в другой сквот, где электричество уже подведено.

Опять же, каждый товарищ, прежде, чем дать ответ в виде потенциального решения поднятой проблемы должен действовать конструктивно, т.е. предварительно обдумать свой ответ в виде вариантов за и против. Например, товарищ хочет предложить перенести деятельность в другой сквот с уже подключенным электричеством (За). Но тот сквот расположен далеко от приёмных пунктов (Против). Опять же в новом предложении возникает новая схема, где с одной стороны решается одна проблема (подключение к электричеству), но возникает другая проблема в виде удалённости от приёмных пунктов. Поэтому товарищу необходимо попытаться самостоятельно обдумать свой ответ на предмет того, как можно попытаться решить новую возникшую проблему, прежде чем давать ответ коммуне или инициировать новую проблему.

При неанархическом образе мышления конструктивности обсуждения достичь невозможно. Ведь в этом случае, какой нибудь «товарищ» запросто может вякнуть с умной рожей на лице что он «ЗА» или «ПРОТИВ», пытаясь высказать своё личное мнение. Т.е. он тем самым решил и постановил за всех присутствующих, что им нужно делать. Попытки навязать коммуне личное мнение без конструктива – это явное проявление эгоизма, когда «товарищ» ставит своё мнение выше решений коллектива, что недопустимо в коммуне, т.к. коммуна предназначена для решения общих проблем, а не выслушивания личных мнений малахольных «товарищей». Никого из анархистов не интересует чьи-то личные мнения. Личное лучше оставить себе. Либо товарищ самостоятельно и конструктивно обдумает все «ЗА» или «ПРОТИВ», прежде чем дать уже готовое решение проблемы либо конструктивно сформулировать решения вновь возникших проблем, либо ему лучше воздержаться от самопальных мнений и отсебятины, если он разбирается в вопросе, стоящем на повестке дня, как свинья в апельсинах. Высказывания личных мнений с умной рожей на лице - это другая басня под названием «Лебедь, рак да щука», т.к. в этом случае имеет место уход в сторону противоположную достижению консенсуса, от симбиоза анархии к антагонизму этатизма.

Возникшие проблемы – это не повод для анархистов отказываться от их решения. Это повод для конструктивного поиска решений, подкреплённый коллективной мотивацией. Потому что отказ от поиска решений – это еще одна разновидность дезорганизации, когда проблема кажется неразрешимой только потому, что товарищ или несколько товарищей не могут найти её решение. Когда что-то кажется, то нужно креститься, а это неанархический метод. Решение проблемы может быть найдено более компетентными товарищами, а может быть готовое решение уже где-то изложено, например, на просторах Интернета или в какой нибудь энциклопедии. Поэтому ставить крест на всякой проблеме из-за её мнимой неразрешимости, бояться и избегать решения проблем, пасовать перед ними – это неконструктивно и неанархично.

Инфраструктура

Всякая анархическая коммуна – это прежде всего решение проблем товарищей объединившихся в общину. Основная первоначальная проблема анархистов – это необходимость поддерживать жизненные потребности организма: в питании, потреблении жидкости, соблюдении гигиены, укрытия от атмосферных и природных явлений, как то: атмосферные осадки, холод или жара, соблюдение гигиены, необходимость в одежде и т.д. Дополнительные проблемы – это устройство культурного досуга.

Для того, чтобы решить проблемы жизнеобеспечения в коммуне, необходима хозяйственная деятельность. Для осуществления хозяйственной деятельности необходимы средства производства, транспорта, связи, платежные средства и т.д. А хозяйственную деятельность посреди пустыря осуществлять не только невозможно, но и опасно: полицаи не дрыхнут и всякие маргиналы для них – это повод вмешаться. Вполне понятно, что понадобятся сквоты в которых можно заниматься хозяйственной деятельностью, жить и отдыхать, проводить культурные мероприятия, собираться и принимать решения.

Где можно найти сквоты, лучше всего знают бездомные товарищи. У них также можно узнать способы заработка для осуществления первоначальной хозяйственной деятельности. Зачастую таким видами деятельности анархических коммун становятся добыча и переработка вторсырья с последующей сдачей его в приёмные пункты. Но прежде, чем сдать, например, цветной металл, его необходимо отделить от пластика или чёрных металлов. Для этого понадобятся мастерские с рабочими местами и инструменты.

При капиталистическом строе, хозяйственная деятельность рискованна, т.к. капиталисту необходимо предугадать спрос и предложение на продукцию, которую он предполагает выпускать. Более того, даже если буржуй и угадает спрос, то его предпринимательскую деятельность могут опустить ниже плинтуса конкуренты. В результате чего, предприниматель зачастую инвестирует свои капиталы в недвижимость, производство, складские помещения и проч., но просчитавшись, оказывается со всем этим не нужным ему добром, оставляя его в бесхозном состоянии в надежде кому нибудь продать или сдать в аренду. Более того, сформировавшаяся вокруг обанкротившихся объектов буржуазной деятельности инфраструктура, в виде спальных районов, также перестаёт постепенно функционировать и приходит в запустение, за счёт того, что население старается переселиться в более подходящие для жизнедеятельности районы в поисках работы. В результате, иногда отдельные дома, предприятия, либо целые районы, а то и населённые пункты и земельные участки оказываются заброшенными.

Все эти бесхозные объекты вполне могут подходить для анархических коммун и создания анархической инфраструктуры для ведения хозяйственной деятельности. Для одних больше подойдут сквоты удалённые от мегаполисов, поскольку туда даже полицаи вряд ли сочтут необходимым добираться. Для кого-то больше подойдут сквоты в мегаполисах. Но суть в том, что буржуазия своей бездарностью создает условия для формирования анархических коммун. И надо не быть ленивыми, чтобы прибрать под нужды коммуны то, что для других оказалось бесполезным. Естественно, что все экспроприированное придется самостоятельно приводить в порядок и подводить коммуникации, восстанавливать коммунальное хозяйство, ремонтировать и т.д.. Но сообща такие проблемы решать гораздо проще, чем в одиночку.

В чём выгода?

Вполне очевидно, что децентрализованные коммуны обладают всеми выгодами теневой экономики, по сравнению с легальным предпринимательством:

  • Отсутствие бюрократических процедур
  • Отсутствие налогообложения
  • Отсутствие затрат на коррупцию: взятки, подаяния "проверяющим органам"
  • Отсутствие расходов на аренду помещений, т.к. сквот достается бесплатно

Не менее очевидно, что децентрализованные коммуны также более выгодны по сравнению с теневым предпринимательством:

  • Отсутствие расходов на крышу
  • Отсутствие расходов на надсмотрщиков
  • Все доходы распределяются между товарищами, а не идут в карманы буржуев-теневиков

По вышеуказанным причинам, децентрализованные коммуны более конкурентоспособны и по сравнению и с легальным предпринимательством и по сравнению с теневым.

Права собственности

Права собственности на средства производства в децентрализованных коммунах принадлежат тем, кто непосредственно работает на этих самых средствах производства. Т.е. сварочный аппарат должен принадлежать сварщику, токарный станок - токарю, слесарный верстак вместе со слесарным инструментом - слесарю и т.д.

Причина такого права собственности объясняется мотивацией. Ведь если средство производства принадлежит тому, на нём непосредственно работает, то:

  • Отсутствует эксплуатация. Ведь в случае, когда средство производства принадлежит одному человеку, а работает на нём другой, то имеет место эксплуатация человека человеком. Если средство производства в коллективной собственности, то имеет место эксплуатация человека коллективом.
  • Владелец средств производства заинтересован в эффективном использовании принадлежащих ему средств. В этом случае кража исключается, т.к. рабочий не будет воровать у самого себя и предпримет все меры, чтобы у него кто-то не украл средства производства. Также исключается нецелевое использование средств производства, когда общественная собственность использовалась работником не для коллектива, которому оно принадлежит, а для левых работ, что приводило к повышенному износу средств и амортизационные расходы ложились на коллектив, а не на работника.

Защита

К сожалению, безоблачное небо над анархистами бывает не всегда. Их коммуны время от времени подвергаются нападениям, как со стороны полицаев, так и со стороны ксенофобов и прочих радикалов. Иногда инициаторами нападений на анархистов могут быть и обыватели, которые, завистливо наблюдая, как изгои государства могут жить и обеспечивать себя гораздо более эффективно по сравнению с налогоплательщиками.

Поэтому, как гласит поговорка, если хочешь мира, то готовься к войне. Это вовсе не означает, что анархистам придется воевать с оружием в руках, отбивая нападки сторонников этатизма от сквотов. Но приёмы элементарной защиты, как то маскировка, боевые искусства, применение дымовых завес, содержание собак, предусмотрительность в плане запасных выходов из сквотов, наличие схронов и т.д. и т.п. анархистам необходимы.

Ведь, что касается применения оружия, то необходимо понимать, что герилья не слишком адекватна в современных условиях. Как говорил Ньютон, сила действия равна силе противодействия. Если анархист вооружен, то против него также будет применено оружие. Многочисленные средства сигнализации, видеонаблюдения, прослушивания, возможности для внедрения жучков, позволяющих отслеживать передвижения вооруженных групп и прочие технические средства, такие как вертолёты и беспилотники не позволят проводить вооружённые операции неожиданно и безнаказанно. А ведь неожиданность - это основной козырь герильи. Если раньше можно было напасть на банк или инкассаторов, с целью экспроприации финансов, то нынешняя виртуализация платёжных средств, сводит на нет возможность решения финансовых проблем для современных вооруженных революционеров. Да и поставка, транспортировка и хранение стрелкового оружия и взрывчатых веществ не столь легкое и безопасное занятие. Стрельба – это не просто нажатие на курок, а ещё и умение целиться, вести наблюдение за действиями противника, оперативно находить укрытия, экономить патроны, менять позиции под пулями и прочие премудрости ратной жизни. Где вооруженная борьба, там обязательно будут жертвы и не всегда среди противников анархии, а также и среди анархистов и среди мирного населения. Потерянные в боях товарищи будут ослаблять анархические коммуны, а раненые станут тяжелейшей обузой. Хуже того, неумелые действия с оружием или взрывчаткой обязательно станут причиной самострелов и непроизвольных взрывов.

Вооружённые восстания, малая война и герилья с каждым днём теряют свою актуальность. Сторонники демократии уже давно взяли себе на вооружение бархатные революции, посредством которых, даже малой кровью можно добиться больших результатов. Этатизм не жалеет средств на свою защиту. Государство пойдёт на любые жертвы, превращая в пушечное мясо и своих сторонников и мирных граждан, ради того чтобы избавиться от вооруженных бунтарей. Так что, брать в руки оружие, дабы избавиться от этатизма – это не самый лучший путь. К тому же такой путь может стать последним для многих анархистов.

Айкидо – либертарное боевое искусство

Желательно, чтобы каждый здоровый анархист освоил жёлтый пояс айкидо, в которые входят 8 приёмов самозащиты.

Зачем нужно айкидо и почему именно это боевое искусство лучше всего подходит для анархистов?

Айкидо – это не борьба, а образ жизни. В данном боевом искусстве нет приёмов для нападения. Поэтому анархисты зная, что попытка решить вопрос силой не даст ничего, кроме того, что агрессор окажется в неудачном положении, из которого не то чтобы нападать, но и даже защищаться проблемно. Т.е. освоение айкидо анархистами – это лишний повод предотвратить всякие потенциальные попытки силовой агрессии внутри коммуны. Вполне понятно, что не только внутри, но и со стороны этатистов.

Преимуществом айкидо является его общедоступность. Дело в том, что в этом боевом искусстве отсутствует необходимость в физической силе, т.к. айкидоист либо вообще не прилагает никаких физических усилий, либо использует физическую силу нападающих.

Внешне человек, владеющий приёмами айкидо, выглядит беззащитно. Он не будет хватать попавшиеся под руку предметы, т.к. они только помешают. Он не станет паниковать. Он не накачан мышцами и зачастую не имеет приличной весовой категории, необходимой для других разновидностей борьбы. Это дезинформирует потенциальных агрессоров, которые предполагают, что могут безнаказанно применять силу. Но после того, как полицай или нацист, вооруженный дубиной или арматурой, пытается напасть на анархиста и оказывается лежащим на земле, то это производит отрезвляющее впечатление на его союзников.

Более того, образ мышления бойца айкидо схож с образом мышления либертарного анархиста. Отвечать агрессией на агрессию неэффективно. Цель айкидоиста - не битва, а уход от агрессии. Т.е. айкидоист никогда не вступает в схватку с потенциальным агрессором. А если агрессор не унимается, то вскоре убеждается в том, что его усилия тщетны. Агрессия в философии Айкидо - это причина дисгармонии. Айкидоисту необходимо сохранять спокойствие независимо от внешних обстоятельств и поддерживать гармоничное состояние духа. Любое агрессивное проявление со стороны айкидоиста признается, как поражение. Побед в айкидо не бывает, т.е. они не засчитываются, т.к. айкидо - это не борьба ради победы над кем бы то ни было, а состояние гармонии духа.

Для того, чтобы понять, почему айкидоист действует эффективнее своих потенциальных противников, достаточно лишь процитировать К. Тохея:

«Дайте вашему противнику идти туда, куда он хочет идти; дайте ему повернуться туда, куда он хочет повернуться, и склониться в ту сторону, куда он хочет склониться, поскольку вы ведете его, и затем дайте ему упасть туда, куда он хочет упасть. И ни в коем случае не напрягайтесь.».

Виртуальные децентрализованные коммуны

Помимо того, что децентрализованные коммуны могут создаваться для организации быта и производственных отношений в реальной жизни, их организация дееспособна и в условиях виртуальной реальности.

С появлением сети Интернет, виртуальные коммуникации объединяют людей, находящихся на огромном расстоянии друг от друга.

Творческие коллективы креативных личностей, объединившихся в анархические виртуальные децентрализованные коммуны, на основе консенсуса способны создавать и произведения искусства, такие как: музыкальные произведения, кинофильмы, мультфильмы, сайты, компьютерные игры, а также и программное обеспечение и прочий цифровой контент, где могут потребоваться объединенные усилия различных компетентных специалистов: художников, драматургов, программистов, аниматоров, музыкантов и т.д.

Отличным примером виртуальных коммун является создание операционной системы Linux различными программистами, каждый из которых разрабатывал или дорабатывал отдельные компоненты системы, но все вместе они создали единое программное обеспечение: ядро, файловую систему, графический интерфейс и т.д.

Для создания цифровых произведений нет необходимости иметь помещение в виде сквота, т.к. для этой цели вполне подойдет топик на каком нибудь интернет-форуме или группа по интересам в социальной сети.

Анархический принцип децентрализации позволяет избавиться от совершенно бесполезного капиталистического авторитаризма, согласно которому во главе творческих объединений якобы «необходим»  буржуй-продюсер, эксплуатирующий труд других людей, распределяющий доходы и присваивающий себе львиную долю прибыли за проявленные «организаторские» способности.

Заключение

Наверное для кого-то всё вышесказанное будет неожиданностью, т.к. представления об анархистах, вычитанные в книжках теоретиков типа Штирнера или Кропоткина и проч. явно не соответствуют данному материалу. Анархист ведь оказывается вовсе не романтический доброволец и борец за высокие идеалы, а изгой-маргинал. Более того, эгоизм воспетый Штирнером как идеал, не присущ анархисту, т.к. принудить коммуну решать личные проблемы за счет товарищей не получиться. Анархист не похож на институтку Кропоткина из соответствующего заведения для благородных девиц. Ведь он не нуждается ни в моральном оправдании, т.к. изгою не в чем оправдываться, ни в этических наставлениях на путь «истинный», т.к. придя в коммуну, он уже не изменит анархическим идеям, поскольку за пределами коммуны он – изгой, а в анархии – равноправный товарищ. У анархистов свой образ жизни и образ мышления. У них своя мотивация. Вместо романтической борьбы за освобождение кого не попадя от этатизма, анархисты предпочитают организацию коммун. Вместо вооруженной борьбы с эксплуататорами посредством экспроприации, анархисты занимаются хозяйственной деятельностью.

Всё это никак не вписывается в привычный образ, сформировавшийся у обывателя в отношении анархического движения.

А как же тогда этатизм? Кто будет бороться с государством?

А какое анархистам дело до проблем государства? И чем меньше государство будет заботиться о своих гражданах, чем больше оно будет отстраняться от решения проблем населения, чем коррумпированнее будет его властная структура, тем значительнее и привлекательнее будет роль анархических коммун. Этатизм вымрет, как мамонт. Ведь государство - это анахронизм. Административно командная система управления – это всего лишь вредная привычка, от которой некоторые люди ни как не могут, а то и не хотят избавляться. Поэтому, беспокоиться о победе анархической революции на фоне распространения децентрализованных анархических коммун, не стоит.

Ведь когда развалился СССР, где были фанаты Штирнера, Кропоткина, Конкина III и прочих псеводоанархических демагогов и ботанов-теоретиков? Почему не свершилась анархическая революция, а вместо одного тоталитарного государство появилось множество не менее тоталитарных государств? Почему тогдашние анархисты жевали сопли вместо активности, а теперь пускают сопли пузырём, плачутся в жилетку и благим матом причитают о якобы низкой активности анархического движения?

Да потому что зачастую теории создаются в отрыве от практики. Псевдоанархизм всего лишь пытается скопировать наиболее успешные методы пропагандисткой и организационной деятельности у марксистов, нацистов и других авторитатрых и догматических учений, приукрасив новоявленную «анархию» лишь бутафорией в виде анархической символики. Но от этого псеводоанархические теории не перестают быть менее авторитарными и догматичными. Теоретики ведь даже не задумываются о мотивации, когда уверенность может заменить веру. Они не знают о проблемах, с которыми столкнутся их последователи, не обдумывают и не просчитывают последствия. Все эти псевдоучения и концепции всего лишь набор лозунгов, девизов и призывов, с уклоном в морализм и демагогию, более подходящие для политических партий, нежели для анархического образа жизни.

Зато теперь, когда децентрализованные анархические коммуны становятся реальностью, когда вчерашние изгои общества сегодня становятся хозяевами собственной жизни, когда прежние догматические учения вытесняются анархическим мышлением, со всех сторон слышны визги и вопли в виде обвинений в «непоследовательности», в отступничестве от дело «истинных анархических» идеалов и принципов, различное критиканство, а то и попытки избавиться от «крамолы», «вольнодумства» и «вероотступничества» посредством цензуры и удаления «еретической литературы» с подконтрольных ресурсов. Авторитарные псеводоанархические организации почуствовали, что почва уходит из под их ног. Вчерашние изгои общества без всякой пропаганды и внешнего и внутреннего руководства самостоятельно решают свои проблемы. У псевдоанархистов теперь появился явный враг, т. е. шанс объединить свои прежде аморфные усилия на борьбу с ним. Но вот незадача, к их демагогическим призывам уже никто даже не прислушивается. Анархист, который теперь может видеть результаты своей деятельности и деятельности коммуны и пользоваться ими, вряд ли мечтает вернуться к прежней жизни изгоя.

Называться анархистом ведь никому не запрещено, а вот быть им может только тот, кто не зазывает других, а сам ведёт анархический образ жизни, показывая наглядный пример остальным.

Комментарии

<p>Актуальная статья! Во многих вопросах полностью согласен,только практикой можно обкотать теорию.Не совсем понятно столь негативное отношение к теоретикам, с отсутствием практики их можно упрекнуть.Но и их труды не были бесполезны,например Махно(его вполне можно назвать практикантом анархизма) прошел долгий путь изучения трудов теоретиков с последующим воплощением в практику.Иначе говоря анархисты это не только маргиналы трудящися но и все кто найдет в себе силы и мужество сбросить оковы рабства,освободить себя от илюзий, найти в себе силы противодействовать угнетателям.Каждый волен сам выберать род деятельности и метод борьбы согласно своим навыкам, умениям и творческому потенциалу.Свобода самореализации вот главный принцип самоорганизации!</p> <p>&nbsp;</p>

Никогда, ранее не встречал так хорошо описаной идеи. Автор, вы прекрасно все рассказали и объяснили, конечно я бы доработал некоторые моменты, но я скорее слишком сильно углубляюсь. Мне очень понравилось то что вы описали. Прекрасно.

О плюсах: Очень хорошая статья. Правдиво замечено про онтологические воззрения. Человеку необходима догма, что бы объяснить себе смысл собственной жизни (диамат, как теория всего, пришедший на смену христианству - тому яркий пример). Но порой эта догма рушиться, даже если все сегменты цепочки от А до Я соединены, порой человек разочаровывается в ней и под лозунгом "назад к Канту" возвращается в мир насущный, сосредотачиваясь на себе и своем окружении. Потому что наша задача - общественная, экономическая. А проблемами мироздания пускай занимаются те товарищи, кто в этом вопросе более компетентен и не предвзят. Не предвзят - особенно. Тут я симпатизирую пониманию этого положения Фейерабенду. О минусах: Минус один - претензии к "псевдоанархистам". Выглядит догматично, дескать они дураки. Думаю, лучше таких ярлыков избегать, потому что многие предвзятые товарищи, прочитав Вашу статью - начнут сторониться Кропоткина и Штирнера. А читать, изучать надо все. И лучше читать антагонистично - почитали Энгельса - читаем Поппера, грубо говоря. Так выявим все плюсы и минусы.

По моему перечисляя все социальные категориии которые являют собою изгоев государства , автор становится на путь ленинского большевизма . Это естьтне сто иное как марксизм где общественное бытие рождает общественное сознание. Если человека гонит к революции голод , то это уже марксизм с его пролетариатом. Анархист это революционер. А РЕВОЛЮЦИОНЕРА НЕ ДВИЖЕТ К РЕВОЛЮЦИИ НИЧЕГО КРОМЕ РЕВОЛЮЦИОННОГО МЫШЛЕНИЯ. Анархист ,революционер, может быть из какой угодно социальной среды и с каким угодно размером желудка , и он может быть таковым если он ,(они) сформировали свое реаолюционное мышление. И экстремал макмималист тоже анархист и революционер . И не важно нашел ли он поддержку масс , или не нашел , если анархистами движет революционное мышление , то гни все вместе и по отдельности , одиночке , революционеры..

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

антифемицидный  мемориал в Аржентоне
NinaT

25 ноября - Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Эта дата была выбрана в память о сестрах Мирабаль, политических активистках, убитых в Доминиканской Республике 25 ноября 1960 года, в период власти диктатора Трухильо.  В России никто не ведёт официальную...

2 недели назад
Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

2 недели назад

Свободные новости