Как беларусы пришли к восстанию против диктатуры

Если бы вы спросили людей в Беларуси о том, сколько осталось диктатуре Лукашенко еще в начале 2020, то на вас посмотрели бы как на дурака. В уважаемой диктатуре такие вопросе не задают, потому что сами знаете, что может случиться. И в целом так уж сложилось, что правление великого лидера бесрочно. Но ситуация изменилась настолько радикально в последние 8 месяцев, что беларусы вышли на улицы и впервые в новой истории Беларуси дали отпор милиции как минимум в 33 различных городах страны.

Сегодня беларусы проснулись в новой стране. В ней люди открыто говорят о ненависти к правительству и готовятся к силовым противостояниям с милицией и государством. Они обсуждают онлайн и вживую эффективные методы борьбы. Несколько заводов на следующий день после выборов объявили забастовку.

И хотя избирком сообщает о победе диктатора в очередной раз, объективно говоря, Лукашенко проиграл эти выборы. Проиграл выборы не какому-то определенному кандидатку или кандидатке, а скорее беларускому народу, который сказал, что 26 лет достаточно.

Каким образом Беларусь превратилась из стабильной диктатуры, в которой живут самые миролюбивые люди, в протестный очаг в Центральной Европе?

Экономический и политический кризис

Экономически Беларусь не является независимой страной. На протяжении многих лет беларуское экономическое чудо смогло выживать исключительно за счет дешевой нефти от Путина и прямых денежных переводов из Кремля. Вопреки тому, что Лукашенко и Путин не являются друзьями, такая схема работала относительно долго, пока российское правительство купалось в нефтянных деньгах.

С падением цен на черное золото, российское правительство столкнулось с вопросом перераспределения ресурсов. Чиновники начали присматриваться, где вложенные деньги давали хоть какой-то результат. Беларусь особо результатов не давала. Вопреки всем инвестициям, Лукашенко продолжал держаться за власть и препятствовал интеграции Беларуси в РФ — процесс, запущенный еще во время Ельцина в 90-х.

Нестабильность Лукашенко в последние 10 лет показала, что российские власти не могут на него особо полагаться. Поворот на Запад в 2015 добавил дров в костер раздора между Москвой и Минском. К началу 2020 Лукашенко оказался в очень сложной ситуации. Новые контракты на нефть и газ стало намного сложнее заключить. Беларуские власти хотели хоть каких-то минимальных поблажек, но Россия готова была давать эти поблажки только при активации проекта союзного государства, с совместной валютой и прочими пунктами для поглощения Беларуси Россией.

Политические сложности с РФ традиционно ведут к экономическим проблемам в стране. В последние 5 лет Лукашенко пытался нейтрализировать эту зависимость работой с Западом, но западные гранты и кредиты не могут одни тянуть беларускую экономику. В начале 2020 курс беларуского рубля начал сильно падать по отношению к остальным валютам. За последние 20 лет беларусы успели пережить несколько волн такого падения, самая крупная была в 2011. Падение курса беларуского рубля значит для многих беларусов в том числе и падение их реального заработка. Помимо этого начали возникать проблемы с выплатой зарплат на гос. предприятиях.

Трактором по коронавирусу

Именно экономическими проблемами Лукашенко объяснил отсутствие любых карантинных мер против коронавируса. Если в начале эпидемии диктатор еще кричал о том, что беларусы смогут избежать заражения работой в поле и посещением сауны, то спустя месяц пришлось признавать настоящие причины отсутствия карантина.

Короновирус оказался одним из самых серьезных вызовов для беларуской диктатуры, который она провалила. Вместо типичного популизма и заботы о своем народце (как Лукашенко сам называет беларуский народ) власти оставили население на самообеспечении.

Медицинское обеспечение в Беларуси номинально бесплатно, однако за многие услуги приходится платить, так как из бюджета не хватает денег на препараты и медицинскую технику. Протестироваться на коронавирус во многих случаях было невозможно. Многие не могли себе позволить оставаться дома и выходили на работу. Настоящие масштабы эпидемии коронавируса в Беларуси сложно оценить. Государство является единственным институтом, располагающим настоящими цифрами, и эти цифры хранятся в тайне. Помимо этого, многие случаи коронавируса обозначались как воспаление легких, в том числе с летальным исходом.

Для поддержания медицинского обслуживания малый бизнес и огромное количество простых людей по факту занялись децентрализованной поддержкой мед. персонала. Некоторые рестораны и бары готовили еду для медиков из того, что им жертвовали жители городов. Как и в других странах низовые инициативы изготавливали защитные маски. Таксисты занимались перевозкой медперсонала без вознаграждений.

Спустя несколько месяцев эпидемии у многих людей было ощущение, что государство бросило их. Но, с другой стороны, появилось ощущение солидарности, уверенность в том, что соседи, друзья и даже незнакомые люди из интернета не оставят тебя в беде. Это ощущение вернуло беларусам важность общественного в противовес государственному. Солидарность стало не просто словом, но непосредственной практикой.

И если во многих странах, оказавшихся под ударом коронавируса, с падением количества зараженных солидарность стала падать, то в Беларуси структуры солидарности продолжили работать и в других сферах. К примеру, в июне половина Минска лишилась доступа к чистой воде. И пока чиновники настаивали на том, что с водой нет проблемы, жители районов с водой организовывались и развозили воду наиболее нуждающимся в проблемные части города.

Таким образом, одним из важнейших результатов коронавируса (эпидемия не закончилась в стране) стал рост осознания коллективной силы и результатов, которых можно добиться совместными действиями.

Выборы во время вируса

Ошибкой для Лукашенко стало решение объявить о выборах в разгар коронавируса: в начале мая заявили о том, что выборы пройдут в августе. Был выбран момент максимального недовольства властью. Благодаря этому избирательные кампании его оппонентов буквально с первых дней начали набирать огромное количество поддержки. Один из кандидатов в президенты, блогер Сергей Тихановский, начал проводить на месте сбора подписей митинги с открытым микрофоном. Такой формат привлек огромное количество людей по всей стране, которым дали площадку для выражения недовольства. Уже спустя несколько недель такого формата самого Тихановского и многих других крупных оппозиционных политиков задержали и предъявили им обвинения по надуманным уголовным делам.

Вместо того, чтобы погасить протест и недовольство властями, репрессии вызвали еще больше организации вокруг другого кандидата — банкира «Белгазпромбанка» (дочка Газпрома) Виктора Бабарико. В отличие от других кандидатов, Бабарико не вел политической борьбы и для многих выглядел «умеренным» кандидатом, который призывал к честным выборам и не планировал нелегальных сборов по стране. Вопреки этому, популярность Бабарико росла в том числе и в среде более умеренной части населения.

В результате власти решились арестовать Бабарико и его окружение по обвинениям в коррупции. Такой шаг спровоцировал очередную волну недовольства, финальной стадией которой стало объявление о том, что два самых крупных оппозиционных кандидата не будут зарегистрированы в гонке за президентство. Это решение вылилось в крупные протесты по всей стране с первыми столкновениями с милицией в Минске: демонстранты отбивали задержанных и увидели, что ОМОН абсолютно не подготовлен к силовому противостоянию с народом.

Столкновения с ОМОНом в июле этого года стали переломным моментом для многих в обществе. Диктатура, которая на протяжении 26 лет строилась отчасти на своей несокрушимости за счет поддержки силовиков, вдруг оказалась крайне хрупкой. Видео растерянных ОМОНовцев быстро разошлись по интернету и показали, что для борьбы с милицией не надо тренироваться 3 года в лагерях в России или ЕС.

Лукашенко не отказал в регистрации лишь одной серьезной оппонентке, жене Сергея Тихановского, Светлане Тихановской. Тихановская изначально планировала выдвигаться в президенты для того, чтобы дать голос своему мужу и другим оппонентам режима. Но после посадки большинства политиков она осталось единственной кандидаткой, вокруг котрой смогли объединиться избиратели.

Тихановская не является политиком и не пытается им стать. Главное требование всей ее избирательной кампании — новые выборы. Она открыто говорит о том, что не планирует и не хочет остаться у власти. После победы на Лукашенко она планировала объявить новые честные выборы, которые должны были изменить страну.

Такое простое требование объединило очень многие политические группы. В ее избирательный штаб включились активисты из штабов посаженных политиков. Сама предвыборная кампания Тихановской очень сильно полагалась на самоорганизацию населения в различных частях страны. Встречи с кандидатом было официально зарегистрированы во многих точках страны, в которые эта сама кандидат не приезжала. Вместо него на месте была сцена для выступлений и открытый микрофон. В микрофон опять же говорили редко карьерные политики, опасавшиеся репрессий, а скорее представители трудящегося населения и малый бизнес. В некоторых городах на сцене выступали в том числе и анархисты.

Популярность Тихановской взлетела буквально за несколько недель. В июле она смогла собрать один из самых крупных митингов в истории страны — 50 000 человек в Минске. В остальных городах она собирала от нескольких сотен до 8 000 человек. Долгое время власти не принимали никаких мер и позволяли людям собираться. Возможно, свою роль сыграл сексизм Лукашенко, который женщин никогда не держал за серьезных противников власти. Верхушку команды Тихановской составляли женщины. На сцену выходила Тихановская тоже с двумя координаторками своей кампании.

Всего за несколько дней до выборов власти вдруг опомнились. Вместо запрета собраний, решение было играть дураков — на всех площадках, объявленных открытыми для митингов, начали проводить государственные мероприятия или ремонты. Запрет на сборы спровоцировал очередную волну недовольства, но в активные стадии протеста не вылился, так как до выборов оставалось всего несколько дней.

При этом в последнюю неделю беларуская милиция активно начала задерживать блогеров. Такая тактика не нова и используется властями на протяжении многих лет — перед любыми протестами проходят постоянные задержания журналистов и блогеров, которые эти сами протесты могут освещать онлайн.

Террористическая организация «Анархисты»

До того, как мы перейдем непосредственно к дню выборов, хотел бы сделать небольшое вступление по поводу анархического движения в Беларуси.

Анархисты вновь появились в стране после развала Советского Союза. В начале девяностых некоторые группы внесли весомый вклад в формирование рабочего и экологического движения. Анархисты играли одну из ключевых ролей в продлении моратория на строительство беларуской АЭС в 1999 (в 2009 анархисты и экологи борьбу проиграли).

За все время существования диктатуры анархисты участвовали в крупных политических событиях, будь то новые перевыборы, движение против строительства АЭС или протесты против законов о тунеядцах. И в большинстве случаев население воспринимало анархическую повестку очень позитивно. Возможно, где-то не до конца понимая, но принимая.

Начиная с 2013-2014, анархисты стали чуть ли не единственной политической силой которая все еще занимается агитацией на улице. Большинство оппозиционных партий перестали вести активную борьбу против диктатуры после майдана 2014 в страхе российской оккупации. Сегодня часть оппозиционных политиков до сих пор стоит на позиции «лучше Лукашенко, чем Путин». Часть оппозиции утопили в репрессиях. Сделать это было куда проще, так как репрессии против лидеров могли остановить движение.

За счет своего активизма анархисты постоянно привлекают внимание правоохранительных органов. Некоторые активисты сидят сейчас в тюрьме за символические акции, другие находятся в бегах. Существуют инициативы по оказанию помощи малоимущим и антикапиталистический фримаркет. Репрессии против анархистов редко приносят желаемый результат. О них пишут оппозиционные СМИ и таким образом привлекают к движению опять внимание и новую энергию.

Сегодня популярность анархистов в определенных молодежных кругах довольно высока именно за счет того, что кроме анархистов особо и не осталось политических движений.

Перевыборы

Еще до начала избирательной кампании многие ожидали крупных протестов в Беларуси именно из-за экономического кризиса и коронавируса. Логичным для многих стала концентрация протестных усилий на день выборов и последующие дни. Так, крупные медиаплощадки в социальных сетях и группы в телеграме уже за несколько недель до выборов призывали к протестам в день выборов.

Готовились к этим выборам как протестующие, так и власти. По интернету ходили картинки военной и милицейской техники. Лукашенко посещал тренировки ОМОН по разгону протестов. Было понятно, что власти не будут пытаться сбить градус недовольства, а скорее давить население силой.

Неудивительно, что вечером 9 августа по всей страну вышли тысячи человек. Только по сводкам самих властей демонстрации прошли одновременно в 33 городах страны. Более 50 000 человек приняли участия в этих протестах. Самые крупные демонстрации прошли в Бресте, Барановичах и Минске. В остальных областных центрах выходили несколько тысяч человек.

Противостоять демонстрантам в Минске согнали внутренние войска и милицию со всей страны. За день до выборов транспортные колоны двигались из областей в Минск. В день выборов город был оцеплен. По городу ездили автобусы без номеров и случайным образом задерживали пешеходов или журналистов. Доступ к интернету отключили или сильно ограничили по всей стране.

К вечеру ситуация радикально поменялась. Толпы народу начали выходить на улицы и двигаться к центру. Такая же обстановка наблюдалась в городах страны. Ближе к вечеру начались первые столкновения с ОМОНом, так как народ пытался отбивать задержанных. Сам ОМОН бегал по городу в первое время в майках и с дубинками без особого обмундирования. Нападения на ОМОН быстро дали понять, что ситуация в этот день не будет обычной, когда людей можно выхватывать из толпы и просто задерживать.

Спустя всего час после первых столкновений центр Минска начала напоминать боевую зону. Чешские шумовые гранаты, канадские водометы, беларуские МАЗы — все работали на разгон протестующих. Первый раз в истории страны люди начали возводить баррикады, а так же непосредственно вступать в стычки с правооханительными органами. Огромное количество людей были освобождены из рук правоохранителей ночью в различных уголках страны.

Солидарность во время протестов опять же показала невероятную силу коллективного противостояния диктатуре. Толпы людей парализовали любые действия ОМОНа и военных, вопреки всем подготовкам. Отсутствие интернета сыграла лишь негативный фактор для режима — люди выходили на улицы, чтобы узнать, что происходит.

На протяжении двух часов в центре Минска и других городах народ сражался с беларуской властью. Сражался с огромной энергией, которую копил на протяжении стольких лет. Успешное противостояние показывает в очередной раз хрупкость беларуской диктатуры.

Само движение сегодня — это не традиционные политические партии, которые ведут беларусов в светлое будущее. Протесты организовываются через медиа-площадки и не имеют ярко выраженных лидеров. На улицах собираются группы людей и уже на месте решают куда двигаться и что делать дальше. Отсутствие четкого плана может помешать эффективности протеста, но отсутствие четких лидеров делает невозможным легкое подавление.

Репрессии этой ночью были жестокими. Очень много пострадавших. В ярости ОМОНовцы бросали шумовые гранаты прямо в людей. Как минимум один раз автозак протаранил толпу в центре Минска и убил одного человека. По сообщениям правозащитников, как минимум трое человек были убиты режимом этой ночью. Первая кровь пролита, но люди не планируют останавливаться. План выходить каждый день в 19:00 на улицы городов до падения диктатуры.

В крупных каналах в телеграме звучат призывы к прямой демократии в стране. И хотя некоторые опасаются, что такие призывы существуют за счет недопонимания концепции, Беларусь восстала и многие требуют конца диктатуры и начала эры прямой демократии.

Комментарии

Кучка профессиональных  грантоедов и  " борцов  с системой по жизни  "  это  не разу не  народ   ,   западный+российский  капитал мечтающий  распилить остатки гос собственности ,  польская разведка мечтающая о востановлении  польской империи ( от моря и до моря)  речи посполитой  ,  шпана из подворотни нанятая за   пару тысяч и пузырь,   ну а прямую  демократию   мы уже  видели  в/на украине  ,  сирии , ливии ,  ираке 

  Может быть Лукашенко и не "сахер "  но  без него  точно  лучше  не  будет  ,   

Рейтинг: 1.7 (6 голоса )

Анонимный :
  Может быть Лукашенко и не "сахер "  но  без него  точно  лучше  не  будет  ,  

Идите, товарищ майор, поспите уже. Может, польская разведка приснится.

Рейтинг: 5 (3 голоса )

Человек, которого сбил автозак, жив. Исправьте эту ошибку в тексте. 

Рейтинг: 1 (1 голос )

https://strana.ua/news/284028-reanimatsionnyj-paket-reform-posle-ukrainy-pojavilsja-v-belarusi.html

Рейтинг: 1 (3 голоса )

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Сначала власти РБ пошли другим путем и попытались задавить движение с помощью чрезвычайно жестоких репрессий 9-10 августа. Но не получилось и возникли две проблемы - а) люди стали давать отпор, б) возмущение усилило протесты. Тогда власти применили (с некоторыми изменениями) гонконгскую тактику...

1 неделя назад
11
Владимир Платоненко

В покушении на Навального самое страшное - что тот выжил и, похоже, выздоровеет. В итоге покушение пойдёт ему на пользу, сделав его ещё более популярным. Похожее уже было три десятка лет назад, когда всё, что власть делала против Ельцина, только повышало популярность последнего. При том, что он...

2 недели назад
1