Колониальная Сибирь. Коренные народы без государства

Вы житель Иркутской области? Свыше, чем с 90% вероятностью ваши предки или вы сами здесь в промежутке 2-3 последних веков. Возможно, вы знаете, что в Иркутской области есть свои коренные народы – эвенки на севере, тофалары на юге Нижнеудинского района, буряты от Байкала до Братска. Понимаете ли вы, насколько остро стоит вопрос простого сохранения народа, этнической самости во всех точках мира, где коренные народы не составляют большинства?

Положение меньшинства выгодно государству, ибо у меньшинства нет никакой силы, кроме как моральной правоты, появившейся совсем недавно. Из-за малой численности малые народы государству легко посадить на цепь госфинансирования, что и происходит сейчас. В принципе, статус меньшинства в государственном обществе легко приручить или уничтожить.

Можно даже сделать мысленную цепочку того, как это положение невыгодно с точки зрения управляемости: если народ в меньшинстве, то первая его потребность – сохраниться как народ; если народ в большинстве, то теперь он уже в состоянии подумать о своей независимости и международной субъектности, что создает дополнительные проблемы государству, которое держит эту субъектность. А субъектность каким-то магическим образом исторически даёт волшебный пинок в прогресс, даже если он слегка зависим от высших сил. Монголия, страны Балтии, Корея, Вьетнам и другие тому пример. Можно сказать, что независимость – одно из главнейших условий развития.

Анархистская идейная платформа говорит нам, что это возможно сделать не только прибегая к иерархической системе общественных и экономических отношений, но и к неиерархическим. Особенно это видно на примере самоуправляемых обществ индейцев Майя в Чьяпасе (Сапатистские автономные муниципалитеты) и около-либертарной Рожавы.

Вернёмся к Иркутской области и обратимся к её истории. Некоторым может показаться, что сохранение народа не такая уж и важная вещь, и не нужно тратить на это столько сил и энергии этнических активист_ок, все равно легче изъясняться на русском и жить среди русских в комфортных городских условиях, и ничего с моей идентичностью не случится. Но Иркутская область знает пример того, как с её карты исчезали в никуда целые народы.

На территории нашей области до прихода русских проживало множество племен, говоривших на енисейских языках. В течение пары веков эта группа народов уже в границах государства российского исчезла. От них остались только тысяча человек на северных берегах Енисея – кетский народ, численность которого почти не изменилась за последние 3 века, а вот численность всех его родичей: ассанов, аринцев и коттов – умножилась на ноль. Самый свежий пример вымирания показал народ югов – тоже родственный кетам, один из енисейских народов. К концу XX века югский язык вымер, а численность самих югов уже в современной России за 20 последних лет скакала от 10 до 1 человека.

Крайне малочисленными народами (т.е. менее 500-1000 чел.) не рождаются, а становятся. Если обратится к книге Б. О. Долгих «Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII веке» (1960), то общая численность какого-либо единого народа (т.е., если не дробить по местностям) начиналась примерно с тысячи человек.

Еще одной группой народов, от которых также ничего не осталось, являются саянские самодийцы. Саянские самодийцы, как видно из названия, проживали в южных районах Иркутской области и Красноярского края. Вот краткая летопись исчезновения этих народов: камасинцы – примерно 500 человек в XVII веке, в XIX веке полностью ассимилированы русскими крестьянами, занявшими их (и не только) территории, а в 1989 году умер последний носитель камасинского языка. Другие их родичи, моторы в Иркутской области, вымерли еще в 1839 году.

Но не все так мрачно. Часть самодийцев стала этнографической группой хакасов, некоторыми родами бурят, другие – сойоты, полностью обурячившись, сейчас снова обрели самосознание. Правда, они смогли сохраниться только благодаря тому, что жить русскому человеку в непроходимых Саянских горах, в которых ничего нет, просто невозможно. Поныне русских там всего 6% от населения, остальные – буряты и сойоты, но этот пример, смотря на всю Россию, к сожалению, можно назвать редким исключением.

Современный статус-кво, когда коренные народы (сельчане) преимущественно размазаны тонким слоем в русских по численности деревнях и поселках делает неизбежным скорое вымирание ещё нескольких народов – нивхов, эвенков, иркутских бурят, тофаларов, хантов, манси, амурских народов и многих других. Сначала забывается язык, а дальше те, кто остался, теряют и идентичность.

Это положение исправить может только одна вещь – право на автономию и отделение. Но не стоит эти термины понимать превратно. Они означают лишь то, что народы имеют право на поддержку в создании своих национальных районов и деревень, в которых будут все условия для среды, благоприятной для изучения родного языка, где коренная культура будет казаться не экзотикой, а нормальностью и повседневностью, где будут комфортные условия для преобразованной эгалитарной семьи, способной медленно, но верно вернуть коренным народам своё большинство на своей земле.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Востсибов

При формировании органов самоуправления в первую очередь встает вопрос, по какому принципу они должны формироваться.  Может быть много причин успеха синдикализма в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков. Сейчас  же докопаться до истинных причин этого успеха будет достаточно...

1 месяц назад
Владимир Платоненко

Не успели все обсудить арест Стрелкова, как посадили Кагарлицкого. К либералу Навальному и национал-патриоту Стрелкову прибавился социалист. Помимо разных острот на тему "третьим будешь?", это даёт повод сказать, что безопасных убеждений в РФ больше нет. "Ваще". Такая зачистка "во все стороны"...

1 месяц назад