Тед Качински: рекомендации революционерам

Сила — это финальный арбитр; активное вмешательство имеет ключевое значение, и победа приходит к тем, у кого хватает храбрости и дисциплины довести дело до конца. Такое видение характеризует группы, которые стремятся выбраться из безвестности в историю, когда, как им кажется, все силы общества направлены против них.
Филип Селзник

Да, Унабомбер, Теодор Качински — фигура одиозная. Как анархисты, мы не согласны с львиной долей его идеологии. И всё же такие качества, как радикализм и непримиримость человека, который уже более 20 лет отбывает свои 8 пожизненных сроков за рассылку бомб тем, кого он считает виновниками техногенного кризиса, не позволяют ослабнуть интересу к нему и его мыслям. А мышлением Тед не пренебрегает.

Мы перевели важнейшую главу из книги Теодора Качински «Антитехнологическая революция: зачем и как?» Он написал её в 2013-2015 годах. Оригинальное название главы «Стратегические установки антитехнологического движения».

Мы не разделяем антитехнологическое мировоззрение автора, и, что ещё важнее, не согласны с его порою циничными и антигуманными подходами, инструментальным отношением к людям, иерархическим сантиментом и многим другим. Короче, почти надо всем тем, что заставит поморщиться нашего товарища-анархиста, мы морщились также, как вы. И всё же мы считаем данный текст крайне важным и ценным. Почему? Потому что нам нужна не антитехнологическая, но анархическая революция.

Главное достоинство работы Теда — трезвый революционный оптимизм. Унабомбер тщательно изучил внушительный массив данных о революциях прошлого, проанализировал и осмыслил их и выдал блестящее исследование механики и технологии революции. На наш взгляд, он с успехом приблизился к ответу на вопрос: «Как сделать революцию?» А ведь именно этот вопрос является ключевым для революционных анархистов.

Поспорить у Качинского можно со многим. Характерная черта текста — частое обращение к опыту авторитарных левых. Большая часть того, что пишут Ленин, Троцкий, Сталин, Мао, Кастро и иже с ними — неприменимо к анархистской этике и задачам. Однако анархизм сегодня стоит перед необходимостью переосмыслить опыт своих побед и горьких поражений, а главное — найти путь к победоносной реализации своих революционных освободительных идей. Значит мы, анархисты, не можем упустить из виду опыт иных, даже весьма идейно далёких революционеров, проанализировать его и взять ценное для нас.

Также призовём не судить строго некоторые незначительные фактические огрехи (особенно заметные людям, знакомым с историей российской революции). И прежде, чем отбросить ту или иную его мысль, попытайтесь задуматься над ней беспристрастно и по достоинству оцените прагматизм и прямоту автора, не столь частые в революционной аналитике.

Вот несколько коротких изречений, которые передадут общий дух текста и, надеемся, побудят вас скачать и прочесть эту сравнительно небольшую главу:

Революционерам недостаточно просто пассивно ждать подходящий момент; этот момент должен быть частично создан и самими революционерами.

Важно осознавать, что успешное революционное движение может начинаться как маленькая, всеми презираемая группа чудаков, которых никто, кроме них самих, не принимает всерьез. Движение может оставаться малозначительным и не имеющим силы в течение многих лет, прежде чем ему представится шанс, и оно достигнет успеха.

Революции почти никогда не бывают успешно спланированы заранее. Это лишь одно из проявлений принципа, по которому конкретные исторические события носят, в целом, непредсказуемый характер.

Когда подойдет момент решительных действий, революционерам нужно будет распознать его, и устремиться вперед без малейших колебаний, сомнений, нерешительности или угрызений совести, для того, чтобы достичь своей высшей цели.

Перевод коллектива «Боец анархист»
читайте нас Вконтакте и в Телеграме

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Социальные революционеры с начала XX столетия противостояли не только царизму, но и либеральным партиям, которые они критиковали. Например, в отличие от либералов, анархисты и эсеры-максималисты отделяли борьбу за свободу слова от борьбы за выборы в органы государства, так как последние работникам...

2 недели назад
7
Николай Дедок

3 августа в Москве прошла одна из крупнейших акций протеста с массовым хапуном. Оценки количества участников разнятся от 1 500 до 10 000. Задержанных — 1001 человек. Учитывая, что Беларусь и Россия всё время обмениваются опытом по подавлению протестов, и, как настоящие автократии, вкидывают в...

2 недели назад
1