110 лет FORA: да здравствует анархистский коммунизм!

25 мая 1901 г. в Буэнос-Айресе собрались около 50 делегатов, представлявших 35 рабочих обществ, и провели учредительный конгресс Аргентинской рабочей федерации (FOA), как первоначально называлась FORA. Эта организация укрепила рабочие общества, проводила первые стачки и постепенно выработала идейную линию, которая стала для нее характерной. FOA не только укрепила и придала связность вступившим в нее объединениям, но и повысила уровень солидарности между входящими в нее трудящимися. Прежние спорадические движения после 1901 г. превратились в профсоюзные действия, лучше организованные и скоординированные. Стали объявляться первые всеобщие стачки.  Хотя в FOA входили в большинстве своем анархистские элементы, в ней наблюдалось заметное участие и социалистических активистов. Подобный альянс не мог сохраниться надолго, по причине несовместимости целей и методов участников. Социалисты намеревались строить Федерацию путем создания Федерального комитета (по одному делегату от каждой секции, с правом принимать решения) и Исполнительного комитета, избираемого на конгрессе.

Однако восторжествовало предложение анархистов: работа Федерации должна налаживаться через комитет по связям, который должен функционировать как посредник между рабочими обществами, входящими в федерацию, без права принимать решения. Социалистическая партия стремилась к политическому участию в демократическом правительстве, считая, что Рабочей федерации необходима политическая поддержка, и полагая даже, что ей необходимы бюрократизация и централизация, чтобы вести успешную реформистскую борьбу за частичные требования и немедленные улучшения. Анархисты, которые не признавали участие в политике, считали, что Федерация – это организация, в которой все трудящиеся должны участвовать на равных, без вождей с правом принимать решения; борьбу за экономические реформы они считали лишь одним из средств достижения социальной революции и Анархистского коммунизма.  

Анархистский коммунизм

Анархистский коммунизм, как форма организации общества, является лицом FORA. Как и следует ожидать, он встречает нелогичные возражения у тех, кто полагает, что общества, находясь в постоянном развитии, не могут остановиться на какой-либо конечной цели, определенной точке построения человечества. Люди, которые рассуждают подобным образом, должны были бы, прежде чем оспаривать экономическую природу той или иной системы, сперва задаться вопросом: а могут ли общества вообще жить без конструктивных социальных форм?

Мы не считаем, что анархистский коммунизм сдерживает или ограничивает либертарные действия кого бы то ни было и, следовательно, какую-либо творческую формулу, которая будет вырастать из опыта и естественных потребностей развития и станет критерием для людей будущего как метод или инструмент, лучшим образом удовлетворяющий чаяния всех. Именно потому, что этот коммунизм является анархистским, что он по умолчанию понимает живой образ свободы, он неуязвим.

Анархистский коммунизм не есть некая надежда людей, основанная на абстрактных силах, таких как бог и государство – понятиях, которые вдохновляли экуменический «коммунизм» евангельских братьев 16-го столетия и диктаторских «коммунистов» века 20-го. «Коммунизм» средневековых евангелистов был обречен на провал, поскольку искал основы и мотивы для своей революции в мистическо-языческих поучениях библейского кредо. Тот коммунизм не был человеческим и развивающимся, способным включать в свои принципы тенденции, которые способствовали развитию прогрессивного опыта, конкретику научного предвидения. То же самое, что с его религиозным собратом, произошло и с государственническим «коммунизмом». Тем, который основывал добродетель своего создания на императивах и заповедях силы.

Диктаторский «коммунизм» изначально, еще до плачевного опыта большевиков, был обречен на провал. И не из-за того, что могли сделать или сказать анархисты или буржуа, которые все еще произвольно сваливаются в одну кучу в тупом мозгу диктаторского «коммунизма». Идеи не терпят провал в своем осуществлении, если люди понимают их и если они находятся в созвучии с чувствами свободы и равенства, какие коренились в душе революционных масс России, когда грянула революция.

«Коммунизм» в России провалился просто потому что он никогда не был настоящим коммунизмом в свободном смысле слова. В лучшем случае, это была жалкая пародия с умыслом обмануть народ, несмотря на все декларации, которые в свое время делали большевики в адрес мирового пролетариата.

Евангельские «коммунисты» и диктаторские «коммунисты» уже несли провал в своей душе, еще до того, как приступали к осуществлению своих замыслов. Это провал, на который жизнь всегда обрекает любой принцип, любую идею, которые основаны на ее незнании, на ее полном отрицании. Если создавать коммунизм на основе апостольских рецептов божественного вероучения или на основе замкнутых камер государственнического предрассудка – результат будет один и тот же. В обоих случаях и вариантах бросается в глаза отсутствие человека с его чаяниями и чувствами. Нельзя создать новый мир, основываясь лишь на мнимых чудесах абстракций.

Для того, чтобы коммунизм стал земной реальностью, он должен идти к человеку и обретать форму вместе с ним, с его душой, с его жизненными мелочами, органически. Чтобы быть действительно осуществимым, коммунизм не должен ни превосходить человека, ни не достигать его. Человек и принцип, индивид и среда должны стать живым синтезом органических структур. Совершенно очевидно, что такой коммунизм, который может быть осуществлен, может быть только таким, какой и провозглашает наша федерация.  

Анархистский коммунизм, за который выступает ФОРА, имеет перед ними то преимущество, что в основе его лежат индивидуальная личность и стремления к социальному освобождению всех классов, страдающих от позорной тирании институтов принуждения государства и его сообщника-капитала. Это не идея, которая может составить счастье той или иной религиозной секты, политической партии или бюрократической касты, жаждущей проклятой функции власти. Это идеал для всех людей, которые не хотят унижать себя амбициями повелевать рабским служением повинующихся. Мы не считаем обоснованными возражения, выдвигаемые самозваными революционерами в адрес ФОРА из-за того, что она провозглашает своей целью анархистский коммунизм. Тем более, что это – коммунизм освобождения, а не рабства. Коммунизм, который по самой своей анархистской природе может вместить в себя все новые творения будущих времен и удовлетворить потребности и чаяния, возникающие у людей грядущего общества.  

Если, как принцип, он не встречает возражений как инструмент освобождения, то он должен быть осуществлен. Никто не может жертвовать очевидной истиной, чтобы потом искать какую-то другую.  Поэтому анархисты не могут отказаться от того, чтобы пропагандировать анархистский коммунизм, стремясь убедить всех остальных в том, что он несет добро. Что же касается споров об этикетках или формулах, то следует иметь в виду: общества никогда не смогут выпрыгнуть из себя самих, по той простой причине, что не дано ничего построить, не основываясь на тех или иных формулах существования.

Любая общественная жизнь предполагает материальное воплощение той или иной этической и экономической формулы. Но зло не в этом. Зло появляется тогда, когда формулы существования не включают в себя благополучие и свободу всех. Так как это произошло с экуменическим коммунизмом «евангельских братьев» 16-го века и с большевистским «коммунизмом» в наше время.

В 1960-х и 1970-х годах старые анархистские активисты вместе с молодежью, разделявшей либертарные идеи, воссоздали ФОРА, которая в настоящее время организована в межпрофессиональные профсоюзы и общества сопротивления и входит в Международную ассоциацию трудящихся в качестве аргентинской секции этой всемирной организации. Экономический и социальный кризис в Аргентине с конца 1990-х годов привел к непрерывному росту рядов федерации в последние годы.

ФОРА в настоящее время продолжает действовать как анархистская рабочая организация, хотя и изолированная от профдвижения. Она ведет пропагандистскую работу, поддерживая трудовые конфликты, активизируя их и проявляя с ними солидарность. Она поддерживает создание обществ сопротивления и независимых ассоциаций трудящихся. Входящие в нее группы действуют в Ла-Боке, Сан-Мартине, Мендосе, Рио-Гальегосе, Неукене… Федерация издает газету «Органисасьон обрера».

http://fora-ait.com.ar/blog/

Источник
 

Ссылки по тематике материала:

Испанские анархо-синдикалисты CNT-AIT: 100 лет под красно-черным знаменем

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Анархия - это не хаос! Или хаос? Акции группы "Война" - это анархизм? Или когда "художник" выставляет на обозрение публики свой зад? Или, когда хулиган на улице бьет бутылки? Или, когда работники бастуют и занимают предприятие, как в Барселоне в 1936 году? Или когда вместо этого...

1 неделя назад
2
Michael Shraibman

Вопрос о том, что эффективнее, частная промышленность или государственная, обсуждается уже более ста лет и тема это, конечно, глубока. И написано об этом много. Но важно уточнить вопрос. Что значит - эффективнее? Возьмем экономическую эффективность в узком смысле, как показатель, определяемый...

1 неделя назад
4

Свободные новости