Беларусь: политзаключенный анархист Игорь Олиневич о своем тюремном положении

Белорусский политзаключенный анархист  Игорь Олиневич считает, что не стоит слишком  драматизировать положение заключенных анархистов. 

В течение осени то отвечал на всю накопленную почту, то выпадал в книги. С одной стороны, поддержку ощущать приятно, но с другой стороны большинство до сих пор думает, что я тут на скале распят цепями или в горящем танке знамя держу.

Такое чувство, что людям непременно нужны страдальцы, причем неважно, страдают ли они на самом деле. И разочаровывать не хочется, и обманывать или подстраиваться тоже. По большому счету, что здесь такого? Тысячи людей сидят за меньшее, и ничего, общество это не волнует и вообще не интересует.

Иногда кажется, что освобождения оппы ждут, как манны небесной, будто это что-то изменит в общественных раскладах. А от людей ждут какой-то обличающей истины, после которой все воспрянут. Если так прикинуть, то уголовное преследование – это многоуровневое сито.

Задержание, арест, тюрьма, суд, лагерь так или иначе отсеивают раз за разом: от изначальной выборки только часть сохраняет убеждения, причем даже в этом случае от активных дел еще часть отойдет по обстоятельствам, пусть это и можно понять.

Я говорю это к тому, что акцентировать внимание и усилия на нас нецелесообразно, вполне достаточно переписки с несколькими людьми и поддержки родителей. Публичные акции солидарности приятны, но это, как мне кажется, важнее самим людям на воле, в этом их главная польза.

Я считаю, что лучшая солидарность – это новости о развитии и успехах движения. Таким образом, для себя подтверждается, ради чего, собственно, старались.

В последнее время читал книги-воспоминания о тюрьмах-лагерях прошлых лет и должен отметить, что по сравнению с тем, что пришлось хлебнуть нашим товарищам в прошлом, мы в материальном и правовом отношениях пребываем в “шоколаде”. Есть и другие аспекты, где все иначе, но в целом драматизировать наше положение не стоит.

Олиневичу разрешили звонок домой

Игорь Олиневич смог поздравить родственников с Новым годом буквально за несколько часов до наступления 2013 года.   

Отец политзаключенного Владимир Олиневич рассказал : «31-го сыну позволили звонок где-то после обеда. Сказал, что здоров, все идет по-старому. Много читает. На Новый год, сказал, выпьют чаю. Ранее писал, что самым запоминающимся был Новый год в СИЗО КГБ. Тогда собрались за столом всей камерой, даже пели песни. Но то было в СИЗО КГБ, а здесь, в колонии, свой режим».

Игорь Олиневич отбывает наказание в новополоцкой колонии. Сообщалось, что у заключенных колонии в зимнее время начались трудности с теплой одеждой: надевать под тюремную одежду свитера и другие теплые вещи запрещено, а обычной тюремной одежды не хватает чтобы защититься от холода.

Владимир Олиневич сказал, что сын «одет сейчас нормально, жалоб от него не было».

Источник

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Российские демократы-либералы образца 90-х часто называют всех, кто не принадлежит к их кругу, "шариковыми" в честь героя повести Михаила Булгакова "Собачье Сердце". Особенно часто они используют это выражение в отношении сторонников социального равенства и братского труда....

1 неделя назад
5
Michael Shraibman

Одна из проблем - банки, сердце системы. Когда вы с этим сталкиваетесь, это перестает быть поводом для шуток. Пример 1 - Сбербанк. При оформлении карточки подсунули мне на подпись бумажку о переводе части моей будущей пенсии (ее накопительной части) в их банк. Мошеннический способ, которым это...

2 недели назад
6

Свободные новости