Рассказы участников протеста на площади Хайчжу в Гуанчжоу

участников протеста на площади Хайчжу в Гуанчжоу из . Через неделю после акции большинство из них были отслежены с помощью мобильных приложений и задержаны на 24-30 часов, но судьба некоторых оставалась неизвестной и спустя 9 дней после задержания.

Народная полиция для народа

Ваньцзы: Я чувствовал себя неплохо все это время. Там было довольно много людей, и я не чувствовал особого страха. Когда переговоры зашли в тупик, я почувствовал, что, возможно, не смогу выйти (из полицейского кольца окружения) сегодня вечером, и подумал, что меня могут забрать. Но я подумал, пусть даже меня заберут, пусть даже будут допрашивать. Я знал, что мои друзья снаружи будут беспокоиться о нас.

В то время, когда нас окружили, кажется, кто-то сказал, что у него день рождения, и тогда все запели «С днем рождения». Мы вместе выкрикивали лозунги, призывая полицию всех отпустить, мы также кричали: "Народная полиция для народа".

Но некоторые страхи неизбежны. После того, как мероприятие закончилось, мы вышли и встретили молодых людей, которые хотели с нами пообщаться, и они спросили, откуда мы узнали об этом мероприятии. В тот момент я был на нервах и переспросил их, откуда они сами узнали об этом. Я не мог вступить в контакт с незнакомцами на месте событий (даже если они участвовали в акции). На площади также находились полицейские в штатском, и, конечно, большинство из них мы распознавали с первого взгляда, они держали свои телефоны на уровне груди и снимали. У меня есть друзья, которые участвовали в протестных движениях в других странах, и они обменивалась контактными данными с людьми на месте событий. Но я бы не решился на это, я слишком остерегался.

Когда во время акции исполнялись «красные» песни, некоторые люди начинали свистеть. Я думаю, это отражение того факта, что люди недовольны системой. По крайней мере мы с подругой пошли туда не только потому, что были против антиэпидемической политики.

Это у вас есть оружие, а у нас только белая бумага в руках, чего вы боитесь?

И Сюань: 27 ноября я поехал туда вместе с подругой. Мы вышли из дома в шесть или семь часов. Но поскольку мы давно не делали ПЦР-тест, мы беспокоились, что не сможем вернуться в микрорайон после ухода, поэтому сначала отправились делать тест. Мне кажется забавным, что мы пошли на акцию протеста, призывающую не делать тестов, но сначала сделали тест.

Мы добрались до моста Хайчжу и прошли туда-обратно два или три раза, никого не увидев. Мы подумали, не рано ли пришли, или, возможно, так ничего и не произойдет? Позже, в 8 или 9 часов, мы по-прежнему не видели никаких действий, но количество полицейских на мосту стало увеличиваться. С каждой стороны моста стояло по дюжине полицейских.

Потом мы встретили трех парней на мосту. Они были в плащах и выглядели очень круто. Когда я увидел их, мне вспомнились люди из документального фильма "4 июня". Мы не были знакомы, но когда наши глаза встретились, тотчас признали друг друга. Сначала я чувствовал себя неловко, так как атмосфера между нами была напряженной. Я взял на себя инициативу спросить, сделали ли они постер. Один из них в ответ спросил меня, какой такой постер. Потом я оглянулся и понял, что прямо за нами стоит полицейский.

Мы вместе перешли на другую сторону моста, то есть на площадь Хайчжу. Тогда я увидел, что там начали собираться протестующие. Вокруг толпились люди, и некоторые из них ссорились с собравшимися. Я не очень понимаю кантонский язык. Я помню, как один парень энергично сказал по-кантонски: "Немедленно расходитесь!".

Почти все собравшиеся были молодыми людьми. В то время запели «Интернационал», но мы не знали, как его петь. Сначала я подумал, что это национальный гимн, но через пару строк понял, что мелодия неправильная.

Я особенно не нервничал. Когда полиция окружила нас всех, я немного заволновался, выбежал вперед, поднял белую бумагу и сказал то, что хотел сказать: "Это у вас есть оружие, а у нас только белая бумага в руках, чего вы боитесь?" В то время из-за того, что нас окружила полиция, было слишком тесно и душно, поэтому на мне не было маски, и тогда меня сфотографировали. После этого было немного страшно. 

Но там было довольно много народу, поэтому в общем я ничего не боялся. Больше всего я беспокоился о том, смогу ли как обычно выйти на работу на следующий день. После того, как нас окружили полицейские, мы надолго зашли в тупик. Полиция молчала, а среди нас не было лидеров, чтобы вести с ними переговоры. Тогда я больше заволновался, я думаю. Я увидел, что сзади люди устали и присели на корточки.

Я был очень взволнован, когда вернулся домой в тот вечер, чувствуя, что стал свидетелем чего-то важного. Я не ложился спать до четырех или пяти часов утра. После того, как мы с подругой вернулись домой, мы проболтали до двух часов. Потом я лежал в кровати и беспрерывно листал Twitter. Я закрыл глаза, и некоторые звуки с места событий, казалось, звенели у меня в ушах. На следующий день мне было трудно сосредоточиться в течение всего дня. Я думал о площади Хайчжу и думал о протесте. Я думал о том, чем закончатся все эти действия.

Философ Джин Шарп написал книгу "Руководство по ненасильственному сопротивлению". Я хочу прочитать ее в ближайшее время, возможно, это позволит переосмыслить наши действия. Я также хотел бы пригласить своих друзей прочитать ее вместе со мной. Я верю, что как бы ни было темно, в щели все равно пробивается свет.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Владимир Платоненко

То, что драка за власть началась ещё при жизни Путина, на самом деле плохо. Пока российский народ ждёт смерти престарелого диктатора, у того может появиться сильный преемник, и тогда Россию ожидает ещё два десятка таких же лет, которые народ просто не переживёт. Он и так уже на последнем издыхании...

4 недели назад
2
Антти Раутиайнен

В эмиграции нет главной задачи, так как главная задача – не оказаться в эмиграции. Многие питают иллюзии, что в эмиграции можно заниматься тем же сопротивлением, что и в России, но это верно только для каких-то довольно узких и специфических случаев, и только когда деятельность происходит...

1 месяц назад
7

Свободные новости