Вехи Истории: к 100-летию Мексиканской либертарной революции

23 сентября 1911 г. мексиканские анархисты выпустили манифест к населению страны, в котором провозгласили принципы и цели либертарной революции. Название их организации - "Мексиканская либеральная партия" - звучит весьма странно для современного уха, но такова уж была политическая терминология в стране в те годы: "либералами" именовали не сторонников частной собственности и свободного рынка, а приверженцев свободы в самом широком смысле слова (liberalis - свободный). В конце 1910 г. анархисты подняли восстание против диктатуры Порфирио Диаса, и в 1911 г. созданные ими партизанские отряды действовали в большей части северных и центральных штатов Мексики. Заняв Нижнюю Калифорнию, они намеревались создать там общество вольных коммун. Однако к антидиктаторским выступлениям примкнули и оппозиционные круги буржуазии во главе с Мадеро. Они сумели заставить диктатора отказаться от власти, а затем, вместе с армией бывшей диктатуры, подавили анархистских партизан.

Тем не менее, отдельные соединения продолжали сражаться еще несколько лет... Чего хотели и добивались мексиканские анархисты, каковы были их цели? Ответ на этот вопрос дает манифест, опубликованный 100 лет назад. Это была первая в истории программа РЕАЛЬНОЙ либертарной революции.  

Красное знамя МЛП с девизом "Земля и воля" развевается над городом Тихуана

Анархистские партизаны в Тихуане

Партизаны МЛП в Мехикали

Создатель МЛП Рикардо Флорес Магон

МАНИФЕСТ МЕКСИКАНСКОЙ ЛИБЕРАЛЬНОЙ ПАРТИИ

23 сентября 1911 г.

Мексиканцы!

Организационный совет Мексиканской либеральной партии с сочувствием относится к вашим стремлениям осуществить высокие идеалы политического, экономического и социального освобождения. Их торжество на земле положит конец давно уже продолжающейся борьбе человека с человеком, которая имеет своим происхождением имущественное неравенство, проистекающее из принципа частной собственности.

Отменить этот принцип означает уничтожить все политические, экономические, социальные, религиозные и моральные институты, создающие климат, в котором удушаются свободная инициатива и свободное объединение человеческих существ. Чтобы не погибнуть, люди считают себя вынужденными вступать друг с другом в жестокую конкуренцию, и победителями в ней выходят не лучшие и не наиболее самоотверженные, не те, кто особо одарен физически, морально или интеллектуально, но наиболее хитрые, эгоистичные, беззастенчивые, жестокосердные, те, для кого их собственное благополучие важнее, нежели людская солидарность и справедливость.

Без принципа частной собственности существование правительства не имело бы никакого оправдания: ведь оно нужно лишь затем, чтобы сдерживать обездоленных в их спорах между собой или в их возмущениях против тех, кто обладает социальным богатством. Без него не имело бы оправдания и существование церкви: ведь ее единственная цель состоит в том, чтобы, проповедуя терпение, покорность и смирение, удушить в человеке врожденное бунтарство против угнетения и эксплуатации. Практикуя аморальное, жестокое и вредное для здоровья покаяние, она заставляет замолчать самые мощные и плодотворные инстинкты. А чтобы бедняки не стремились к обладанию землей и не представляли угрозы для привилегий богачей, она обещает наиболее смиренным, покорным и терпеливым небесное царство, теряющееся в бесконечности, за звездами, которые можно наблюдать...

Капитал, власти, церковь. Таково мрачное триединство, что превращает этот прекрасный мир в рай для немногих, сумевших путем хитрости, насилия и преступлений присвоить себе плоды пота, крови, слез и жертв тысяч поколений трудящихся, – и в ад для тех, кто с помощью своих рук и своего ума обрабатывают землю, обслуживают машины, строят дома, перевозят продукты. Таким образом человечество разделено на два общественных класса с диаметрально противоположными интересами: класс капиталистов и класс трудящихся. На класс, который владеет землей, машинами и средствами транспорта для перевозки своих богатств – и класс, не владеющий ничем кроме собственных рук и мозгов для поддержания собственной жизни.

Между этими двумя общественными классами не может быть никаких уз дружбы или братства, потому что имущий класс всегда готов увековечить экономическую, политическую и социальную систему, гарантирующую ему беспрепятственное наслаждение награбленного им добра, тогда как трудящийся класс предпринимает усилия для того, чтобы разрушить эту несправедливую систему и создать иную, при которой земля, дома, производственные машины и транспортные средства находятся в распоряжении всех.

Мексиканцы!

Мексиканская либеральная партия признает, что любое человеческое существо, единственно и исключительно по той причине, что оно родилось на свет, имеет право наслаждаться всеми благами современной цивилизации: ведь они есть плод усилий и жертв трудящегося класса всех времен. Мексиканская либеральная партия признает труд необходимым для поддержания жизни, и потому все, за исключением стариков, инвалидов и детей, должны посвятить себя производству чего-либо необходимого для удовлетворения их потребностей.

Мексиканская либеральная партия признает, что так называемое право частной собственности является несправедливым, поскольку оно порабощает большинство людей и принуждает их работать и страдать ради удовлетворения и праздной жизни небольшой горстки капиталистов.

Мексиканская либеральная партия признает, что власть и церковь являются опорами капиталистической несправедливости, и потому она торжественно войну власти, войну капиталу, войну церкви.

Против капитала, власти и церкви Мексиканская либеральная партия подняла красное знамя на полях сражений, где наши братья дерутся, как львы, и вырывает победу у соратников буржуазии, то есть, сторонников Мадеро, Рейеса, Васкеса, «сьентификос» (сторонников диктатора Порфирио Диаса) и многих других, чья единственная цель состоит в том, чтобы поставить того или иного человека на высший пост в стране и в тени его обделывать свои делишки, не считаясь с огромной массой населения Мексики. Разумеется, все они признают частную собственность чем-то священным.

В эти моменты смятения, столь пригодные для атаки на угнетение и эксплуатацию; в эти моменты, когда рухнувшие, утерявшие равновесие, скованные медлительностью власти, со всех сторон атакуемые силами всех разошедшихся страстей, бурей всех страстных желаний, оживленных надеждой наесться досыта, – в эти моменты краха, страха, ужаса для всех привилегированных сплоченные массы нападают на поместья, сжигают свидетельства о собственности, обрабатывают плодородную землю своими творческими руками и кулаком грозят всем тем, кого они еще вчера уважали: властям, капиталу и церкви.

Они прокладывают борозды, распределяют семена и с волнением ожидают первых плодов своего труда. Таковы, мексиканцы, первые практические результаты пропаганды и действия солдат пролетариата, благородных поборников нашего принципа равенства, наших братьев, что бросают вызов любому принуждению и любой эксплуатации этим кличем смерти для всех наверху, – который есть в то же самое время клич жизни для всех внизу: Да здравствуют земля и воля!

Буря становится все сильнее с каждым днем. Приверженцы Мадеро, Васкеса, Рейеса, «сьентификос» и сторонники Де ла Барры, вопя, призывают вас, мексиканцы, защищать их выцветшие знамена, что отстаивают привилегии капиталистического класса. Не слушайте сладких песен этих сирен, жаждущих использовать ваши жертвы, чтобы утвердить правительство, то есть нового сторожевого пса, охраняющего интересы богачей. Поднимайтесь все – но для того, чтобы экспроприировать богачей!  

Экспроприация должна быть проведена кровью и огнем в величественном движении, как это совершили или как раз сейчас совершают наши братья, жители Морелоса, Юга Пуэблы, Мичоакана, Герреро, Веракруса, Северного Тамаулипаса, Дуранго, Соноры, Синалоа, Халиско, Чиуауа, Оахаки, Юкатана, Кинтана-Роо и регионов других штатов, что вынуждена признать даже буржуазная пресса Мексики. Движении, в ходе которого пролетарии завладели землей, не дожидаясь, пока отеческое правительство озаботится тем, чтобы осчастливить их, – прекрасно сознавая тот факт, что от правителей нельзя ждать ничего хорошего и что «освобождение рабочего класса должно быть делом самих рабочих».

Эти первые акты экспроприации увенчались самым лучезарным успехом, но нам не следует ограничиваться тем, что мы завладеваем землей и сельскохозяйственными орудиями. Сами рабочие должны самым решительным образом завладеть всеми промышленными предприятиями, так чтобы земли, шахты, фабрики, мастерские, литейные заводы, автомобили, склады любого вида и дома перешли во власть всех и каждого мексиканца, независимо от его пола.

Жители каждого региона, в котором произойдет такой акт высшей справедливости, не должны совершить ничего иного, кроме как соединиться с тем, чтобы все, находящееся в магазинах, на складах, в амбарах и т.д., было доставлено в одно место, легко доступное для всех, где мужчины и женщины доброй воли составят точные списки всего доставленного, чтобы рассчитать, насколько хватит этих благ, учитывая потребности и численность жителей, которым надлежит пользоваться ими, начиная с момента экспроприации и до тех пор, когда будет доставлен первый урожай и произведены первые блага в промышленности.

Обладая этим инвентарем, работники различных промышленных предприятий по-братски объединятся, чтобы регулировать производство, так чтобы в ходе этого движения никто не испытывал недостатка ни в чем, и от голода умирали бы лишь те, кто не пожелают трудиться, за исключением стариков, инвалидов и детей, имеющих право вести столь же хорошую жизнь, что и рабочие.

Все, что будет произведено, станет посылаться на общий склад общины, откуда все имеют право БРАТЬ ВСЕ, ЧТО ОНИ ПОЖЕЛАЮТ, СООТВЕТСТВЕННО СВОИМ ПОТРЕБНОСТЯМ, всего лишь по предъявлению свидетельства о том, что они трудятся в той или иной отрасли.

Поскольку человек стремится в как можно большей мере удовлетворять свои потребности с наименьшей возможной затратой труда, то самый приемлемый путь достижения такого результата – это труд сообща на земле и в других отраслях. Когда земля поделена, и каждая семья получает кусочек ее, существует серьезная опасность снова впасть в капиталистическую систему, поскольку не будет недостатка в хитрецах или тех, кто окажется более прижимистыми; они станут иметь больше, чем иные, и постепенно станут эксплуатировать других людей. Помимо этого серьезного обстоятельства, есть еще и тот факт, что пока одна семья будет обрабатывать один участок земли, то ей придется работать столько же или еще больше, чем сегодня при системе частной собственности, чтобы добиться тех же жалких результатов, что и сегодня.

Напротив, крестьяне смогут меньше работать и больше производить, если земля будет объединена и обрабатываться сообща. Конечно, не будет недостатка в земле, где каждый сможет иметь дом и красивый участок земли, чтобы посвятить себя тому, что доставляет ему удовольствие. То же самое, что о работе сообща на земле, можно сказать и о совместном труде на фабрике, в мастерской и т.д., но каждый, в соответствии со своими темпераментом, предпочтениями и склонностями, сможет выбрать себе ту работу, которая ему ближе, пока он производит достаточно для того, что покрыть собственные потребности, и не является грузом для общины.

Если поступить указанным выше образом, то есть сразу же после экспроприации средств производства, а если производство станет осуществляться без хозяев и будет приспособлено к потребностям жителей каждого региона, никто не будет ощущать недостатка в чем-либо, несмотря на вооруженное движение, – вплоть до того момента, когда это движение прекратится с исчезновением последнего буржуа и последней власти либо ее агентов, когда закон, защищающий привилегии, будет лежать в руинах, и все будет находиться в руках тех, кто с этим работает. В этот момент мы обнимемся по-братски и с ликующими криками отпразднуем созидание системы, которая гарантирует каждому человеку хлеб и свободу.   

Мексиканцы!

Вот за что борется Мексиканская либеральная партия. Вот за что проливает свою благородную кровь множество героев, сражающихся под красным знаменем и захватывающим кличем «Земля и воля!». Либералы не выпустят из рук оружия, несмотря на мирный договор предателя Мадеро с тираном Диасом и несмотря на подстрекательство буржуазии, которая стремится набить свои карманы золотом. Это так, потому что мы, либералы, – это люди, убежденные в том, что политическая свобода идет на пользу не беднякам, а карьеристам, и наша цель не в том, чтобы добиться постов или наград, но в том, чтобы вырвать все из рук буржуазии, дабы оно перешло в руки рабочих.

Действия различных политических клик, дерущихся в настоящий момент за господство, ведут к тому, что каждый, кто побеждает, делает то же, что и диктатор Диас. Ведь никто, даже если он руководствуется доброй волей, не может ничего сделать для класса бедняков, если стоит у власти. Эти действия породили хаос, которым мы, обездоленные, должны воспользоваться, используя особенную ситуацию, в какой находится страна, с тем, чтобы, не теряя времени даром, осуществить возвышенные идеалы Мексиканской либеральной партии, не дожидаясь мира, чтобы приступить к эскпроприациям.

Ведь к тому времени запасы в магазинах, на складах и в продовольственных центрах иссякнут, а одновременно, ввиду ситуации войны, в которой находится страна, производство остановится, и результатом борьбы станет голод. В то же время, экспроприация и свободная организация труда в ходе движения обеспечит, что не будет нехватки ни во время борьбы, ни после нее.

Мексиканцы!

Если вы хотите стать свободными раз и навсегда, боритесь лишь за дело Мексиканской либеральной партии. Все предлагают вам политическую свободу после своей победы. Мы, либералы, призываем вас брать в свои руки земли, машины и, конечно же, дома, не дожидаясь, пока кто-нибудь даст вам все, не ожидая, пока это провозгласит закон, ибо о законы пишутся не для бедняков, а для господ в сюртуках, избегающих принимать законы против собственной касты.

Наш долг, как бедняков, – трудиться и сражаться, чтобы сбросить цепи, делающие нас рабами. Отдавать решение наших проблем на откуп образованным и богатым классам – означает добровольно отдаться их махинациям. Нам, плебеям, нам, оборванцам, нам, голодным, не имеющим ни клочка земли, на котором мы могли бы приклонить свою голову, нам, терзаемым неуверенностью, сможем ли мы назавтра раздобыть достаточно хлеба для своих подруг и детей, нам, кого с позором выбрасывают вон, когда мы состаримся, потому что не можем больше работать, – нам выпала задача предпринять гигантские усилия, принести тысячи жертв, чтобы до самого основания разрушить все здание старого общества, что до сего дня служит нежной матерью для богачей и злодеев и злобной мачехой для всех, кто трудится, для всех добрых людей.

Все беды, от которых страдают люди, проистекают из нынешней системы, которая принуждает большую часть человечества работать и жертвовать собой для того, чтобы привилегированное меньшинство могло удовлетворять свои потребности и даже предаваться своим капризам, в лени и пороках. Еще полбеды, если бы все бедняки имели гарантированную работу, но, поскольку производство направлено не на удовлетворение потребностей бедняков, а на то, чтобы доставлять выгоду буржуа, эти последние так ловко устраивают его, чтобы не изготовлять больше, чем они могут продать. Отсюда повторяющиеся застои в промышленности или ограничение числа работников, которое также проистекает из совершенствования машин ради замены рук пролетариев.

Чтобы покончить со всем этим, нужно, чтобы рабочие взяли в свои руки землю и машины и регулировали производство богатств, удовлетворяя свои собственные потребности. Грабеж, проституция, убийство, поджог, обман – плоды системы, которая ставит мужчин и женщин в положение, когда они, чтобы не умереть с голоду, вынуждены взять у тех, у кого все есть, или пойти на проституцию. Ведь в большинстве случаев, даже горячо желая работать, они не находят работы, или эта работа так плохо оплачивается, что этой платы вовсе не хватает для удовлетворения даже самых насущных нужд индивида и его  семьи.

Не говоря уже о том, продолжительность рабочего времени при нынешней капиталистической системе и условия, при которых этот труд осуществляется, за короткое время разрушают здоровье и даже саму жизнь рабочего. Это происходит при авариях на производстве, не имеющих иной причины, кроме презрения, с каким капиталистический класс взирает на тех, кто приносит себя в жертву ради него.

Бедняка раздражает несправедливость, с которой с ним обращаются; он взбешен оскорбительной роскошью, выставляемой напоказ теми, кто ничего не делает; на улицах его избивает полиция за преступление, которое состоит в том, что он беден, что он вынужден продавать свои руки для работы, не приносящей ему удовлетворения и плохо оплачиваемой. Его презирают те, кто больше знают, чем он, или из-за своих денег ощущают свое превосходство над ним.

Его ждут невероятно грустная старость и смерть животного, которое ни на что уже не пригодно. Он полон страхов сегодня или завтра лишиться работы и даже на своего товарища по класса вынужден смотреть, как на врага, потому что не знает, кто из них захочет продать себя дешевле, чем он сам. Естественно, что при таких обстоятельствах в людях развиваются антисоциальные инстинкты, и что преступления, проституция, вероломство являются естественными плодами старой ненавистной системы, которую мы жаждем разрушить до основания, чтобы создать новую систему – систему любви, равенства, справедливости, братства, свобода.

Поднимемся все, как один человек! В руках всех находятся покой, благополучие, свобода, удовлетворение всех здоровых желаний. Но не позволим вождям вести себя; каждый – сам себе господин; все должно решаться по взаимному согласию свободных индивидов. Смерть рабству! Смерть голоду! Да здравствуют земля и воля!

Мексиканцы!

С рукой у сердца и с покоем в сознании мы официально и торжественно призываем всех вас, мужчин и женщин, принять высокие идеалы Мексиканской либеральной партии. Пока существуют бедные и богатые, правящие и управляемые, мира не будет, и такой мир нежелателен, поскольку он строился бы на политическом, экономическом и социальном неравенстве миллионов людей, страдающих от голода, тюрем и смерти, пока небольшое меньшинство наслаждается любыми видами удовольствий и свобод за то, что ничего не делают.

Поднимайтесь на борьбу! Поднимайтесь на экспроприацию с мыслью, что она должна пойти на пользу всем, а не всего лишь немногим, что это война – не война бандитов, а война мужчин и женщин, которые хотят, чтобы все мы стали братьями и наслаждались тем, что нам дарит природа и что создано рукой и умом людей, с тем единственным условием, что каждый посвятит себя действительно полезному труду.

До свободы и благополучия мы можем дотянуться рукой. Тех же усилий и жертв, которые стоят привод к власти тирана, стоит и экспроприация благ, которыми несправедливо владеют богачи. Выбирайте же: или новый властелин, то есть, новое иго – или освободительная экспроприация и ликвидация любого религиозного, политического и иного гнета.

Земля и воля!

Дано в Лос-Анджелесе, штат Калифорния, США, 23-го, сентября месяца, 1911 года 

Рикардо Флорес Магон, Либрадо Ривера, Ансельмо Л. Фигероа, Энрике Флорес Магон          

Источник

Ссылки по тематике материала:

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Существуют общественные или политические движения, группы или партии, которые оказывают давление на государство с целью усиления государственного контроля. Некоторые группы (социал-демократы и другие социалисты-государственники, большинство профсоюзов, леволибералы) хотят, чтобы государство лучше и...

5 дней назад
5
Michael Shraibman

Почему в некоторых странах так усилилась леволиберальная пропаганда, направленная на защиту безопасности? Даже на уровне речи требуется исключить любые признаки агрессии, не говоря об отношениях. Может быть, они хотят полностью лишить общество агрессии, чтобы лучше им управлять? Это хорошо...

6 дней назад
14

Свободные новости