Чего стоит дом построить

Как москвичи борются за свое жизненное пространство  

прямое действиеКонфликты жителей и бизнесменов, вызванные строительством на месте  парков, гаражей и детских площадок, последние несколько лет стабильно  оказываются в лентах новостей всех сайтов, имеющих рубрику «Общество». Участвовавший в нескольких десятках подобных протестов Василий – студент-историк, не пожелавший представиться подробнее – рассказал «Автоному» о том, как это происходит.  

- С чего для тебя началось участие в борьбе с точечной застройкой?  
- По дороге, по которой я хожу от метро до дома, была красивая такая аллея. Сначала её огородили забором. Потом привезли строительную технику и бетонные плиты. Мне это совсем не понравилось. С другом я напечатал листовку и пошел раздавать к новоиспеченному забору. Там и познакомился с инициативной группой, борющейся за сохранение аллеи. В подъезде соседнего дома 'инициативщики' каждый четверг проводили собрания, на которых обсуждали действия против стройки, а также помощь другим подобным группам района. Так постепенно я втянулся в протесты в других местах Москвы. Мы боролись не особо эффективно: писали кучу жалоб и исков, обращались к депутатам «Яблока» и КПРФ. Суды и чиновники отправляли нас подальше, а депутаты слали бессмысленные брошюры о своих партиях и реально почти ничем не помогли. Мы провели и три уличные акции: два митинга по две сотни местных жителей, а также на один день полностью заблокировали въезд на стройку, что перекрыло подвоз материалов и, соответственно, на день затормозило её работу. Но аллею в результате вырубили и дом возвели.  

- Почему в вашем движении мало молодежи?  
- Да, почти вся молодежь у нас – политические активисты. Наверное, это от общего пофигизма, неверия в то, что обычный человек может влиять на что-то вокруг. Хотя именно в последнее время неангажированных местных парней и девушек на акциях стало больше.  

- А кто вообще в этих акциях участвует?  
- Разные люди.… Начиная от мелких предпринимателей, хотя их и мало… Вообще мало людей, которых принято считать «респектабельными». В основном участвуют пожилые женщины, интеллигенция и молодые идеалисты.  

- Сколько действует групп?  
- Никто их специально не считал. В Москве около 600 строек, вызвавших протесты населения. Думаю, стабильных инициативных групп чуть меньше, но тоже несколько сотен. К сожалению, успехи движения – реальное сворачивание строительства – можно пересчитать по пальцам.

- Как происходит межгрупповая координация?  
- Через Совет Инициативных Групп. Совет, правда, склонен доверять сомнительным политикам, и как мобилизационная структура он далеко не идеален. Отдельно от него возникают координационные сети на уровне районов и округов.  

- Можно ли считать протесты против застройки самым активным социальным движением Москвы?  - Думаю, да. Оно самое массовое и заметное.

- Ещё летом 2007 года Лужков обещал, что точечное строительство будет прекращено, а объекты, вызвавшие протесты населения, будут свернуты.  
- Фигня. В результате этого заявления появилась лишь межведомственная комиссия под руководством главного архитектора Москвы Кузнецова. Во-первых, в судьбе любой стройки она имеет только совещательный голос. Во-вторых, комиссия любой ценой стремиться незаконным объект не признавать. В-третьих, даже там, где она требует прекратить работы, компании и местные власти нередко на неё плюют.  

- Есть ли примеры серьезных протестов в Москве?  
- Как пример могу привести Чертановскую, 43, где возводят элитный жилой комплекс. Осенью 2008 там сломали забор, перекрыли дорогу, 300 человек вышли на улицу. Но, кстати, даже там комиссия Кузнецова признала строительство законным.  

- Это рядом с метро «Пражская»? Не самый элитный район.  
- Ну, в Северном Бутово тоже есть квартальчик для богатых – «Синяя птица». Даже в Капотне был какой-то конфликт, связанный с застройкой! Лужков же сказал, что «Москва должна стать городом для богатых». Так что жилье для богачей, средних и высших чинов силовых ведомств строят повсюду. Как и торгово-развлекательные комплексы. И обычно в ущерб интересам остальных москвичей.

- Как на движение реагируют политические партии?  
- КПРФ и Яблоко всегда поддерживают, ЛДПР обычно игнорирует. Периодически появляются национал-патриоты. Среди активистов много большевиков и анархистов. До выборов в думу периодически поддерживала «Справедливая Россия», но потом она из движения пропала. Всегда против протестов – «Единая Россия». Её аргументы: «жители не останутся в проигрыше», «все нужно решать цивилизованно», «не надо дестабилизировать ситуацию». Короче, вместо уличных акций они предлагают обивать пороги.

- Нужно ли активистам баллотироваться в местные органы власти?  
- Я считаю, нет. Местное самоуправление не имеет реальных полномочий, чтобы останавливать строительство. У активистов нет и ресурсов, чтобы выборы выигрывать. Да и все равно, даже если будет пара позитивных депутатов, что они сделают против коррумпированных судов и кучи других властных структур? Депутата можно подкупить, запугать, можно и устранить.  

- А что же тогда нужно?  
- Прямое действие. Есть пример Киева, где постоянная, конфронтационная активность местных жителей дает очень и очень хорошие результаты. В Москве она тоже есть, но её не так много. Осенью 2008, например, ломали заборы и на стройке на улице Вавилова, и масса жителей на время стройку оккупировала. Там же пробовали организовать и круглосуточное дежурство, чтобы не допустить возобновления работ. Пытались перекрыть дорогу, но приехал ОМОН и избил бабушек дубинками. На Щелковской, вот, тоже забор стройки разломали. В основном, к сожалению, прямое действие в Москве носит пока символический характер. Москвичей легко запугать.  

- А каким оно должно быть?  
- Реальным. Энергию, которую активисты тратят на писанину, можно было бы пустить на дежурства, недопущения установки заборов, блокаду строек, препятствующую подвозу материалов. Это все наносило бы компаниям реальный ущерб. И, особенно в условиях кризиса, делало бы стройки нерентабельными.

- Что тебе дало участие в движении?  
- Много нового эмоционального опыта. Адреналина было много. Не хочу хвастаться, но и смелости, наверное, у меня прибавилось. Помню, забрали как-то меня в милицию, и угрожали много чем, водя тлеющим бычком в миллиметрах от глаз… Вообще, застройщики склонны к противоправным действиям. Или ментов подкупают, или гопников нанимают. Широкую огласку имел случай, когда на сход жителей на улице Маршала Бирюзова напали мрази с арматурой… В районе Зеленой горки (рядом с метро «Преображенская площадь») одного активиста подкараулили в подъезде и избили бейсбольными битами.  

- А какие ты видишь перспективы?  
- Сложно прогнозировать. Движение развивается волнообразно.

Валерий Листьев

Авторские колонки

Востсибов

Партия анархистов - оксюморон или политический инструмент? Вопрос партии анархистов, наверное, способен вызвать самую большую бурю возмущений и критики в анархистском сообществе. Очевидно, что партии - это государственный институт, однако это не мешает, например, антигосударственникам-...

1 месяц назад
5
Востсибов

Хотя прошедшие в РФ "выборы" таковыми по сути и не являются, но это мероприятие российской власти в очередной раз достаточно четко показывает отношение населения к либеральным институтам с прямыми выборами. А именно: большинство избирателей не принимают и не воспринимают прямые выборы как...

1 месяц назад

Свободные новости