Бойкотируй мою задницу!

От переводчика. Тема бойкота с завидной регулярностью всплывает в речах либертарных активистов. В основном призывают бойкотировать продукцию транснациональных компании или услуги местных фирм, если они провинились перед своими сотрудниками. В то время как за границей такие кампании более-менее регулярно дают свои результаты,  в России, на памяти переводчика, ни один призыв к бойкоту или практика бойкота не привели к каким-либо значительным достижениям. Почему так происходит, на ряде примеров из американской жизни рассказывает постоянный колумнист легендарного анархо-панк журнала Profane Existence - Comrade Black.

Это реально выносит мне мозг, когда я слышу что какой-нибудь панк или анархист бьет себя пяткой в грудь и кричит, что он бойкотирует Nike (или любую другую гигантскую корпорацию). Не потому что я считаю, что Nike необходимо поддерживать, а потому, что он показывает свою полную некомпетентность в вопросе: что есть бойкот? И если мы хотим быть эффективными, то мы должны четко осознавать, где и какие тактики и стратегии применимы и почему.

Бойкот – это ненасильственная тактика потребителей, которая основывается на лишении врага/угнетателя поддержки/лояльности (в основном финансовой) с целью принуждения его к переговорам и выполнению ваших требований в обмен на возврат вашей лояльности. То есть, простое непотребление определенных продуктов не является активным бойкотом. К примеру, быть веганом не означает бойкотировать мясную и молочную отрасли.

Некоторые же твердолобые сторонники повсеместного бойкота крупных корпораций не хотят замечать множество проблем, связанных с этим.

Первое, и самое главное, чтобы начать что-либо бойкотировать, а, следовательно, отказать в финансовой лояльности, вы должны являться целевой аудиторией этой корпорации, входить в сферу ее финансовых интересов.

Далее, вы должны быть готовы к тому, чтобы реинвестировать вашу финансовую поддержку тому, кто согласен и выполняет ваши требования. А это уже кардинально отличается от DIY-панк нравственной предпосылки – делаем свое собственное дерьмо, чтобы «им» не достались наши деньги, что в реальности является попыткой создания альтернативной экономики или, даже, альтернативы экономике.

Вторая проблема. Чтобы бойкот был эффективным, он должен иметь четкую стратегию, что включает в себя организованную и согласованную тактику. Бойкот сработает тогда, когда достаточно большая группа людей (покупателей/клиентов или других участников) одновременно откажут в своей поддержке, четко при этом озвучив условия, необходимые для возврата лояльности. То есть, заявив Nike, что вы начинаете бойкот их продукции до тех пор, пока они не повысят зарплату рабочим на своих потогонных предприятиях, и следом организуете массовый отказ от посещения магазинов Nike начиная с дня Х, это будет являться бойкотом. И если у вас есть достаточное количество потребителей продукции Nike, готовых присоединиться к бойкоту, вы можете заставить Nike выполнить ваше требование, потому что Nike будет опасаться упустить гораздо большую прибыль.

Исходя из этого, бойкот является тактикой экономического саботажа, весьма схожей со всеобщей забастовкой.

Небольшая ремарка для прояснения ситуации. Я не хочу, чтобы Nike повышал зарплату на своих потогонках. Я хочу, чтобы Nike вообще не существовало, я хочу мир без потогонной системы. Я не хочу, чтобы KFC лучше обращались с цыплятами, я хочу, чтобы любая корпорация или бизнес, основанный на продаже жареной плоти убитых животных, обанкротился на хрен. Я не хочу вести переговоры с угнетателями, мое единственное требование – чтобы они перестали существовать! Я хочу мир, свободный от угнетения и угнетателей. Только когда последний СЕО повиснет на кишках последнего священника, тогда когда лев будет жить с ягненком, только тогда мы сможем построить новый мир на руинах старого.

А если серьезно, то бойкот как тактика не оспаривает само право угнетателя на существование, он всего лишь стремится его обуздать, прислушаться к нашим требованиям. То есть если мы хотим разрушить всю систему, то бойкот в чистом виде не в состоянии сделать этого. Он способен на это, только если является частью более широкой стратегии.

Итак, когда же бойкот является необходимой и эффективной тактикой?

Я могут предложить несколько вариантов. Некоторое время назад бойкоту подвергся один местный магазин здоровой еды за то, что продавал мясо тюленей. Даже после неоднократных обращений к ним различных защитников прав животных они все равно продолжали продажи. Тогда активисты-веганы, которых было немало среди посетителей, перестали делать покупки в этом магазине, чем лишили его значительной части выручки. Учитывая, что это был небольшой магазин, можно сказать, что цель была атакована удачно.

Лично я сильно сомневаюсь, что в городе, полном фастфуд-ресторанов, мясников и прочих контор, завязанных на торговле мясом животных, бойкот небольшого магазина здорового питания был разумным, и силы, затраченные на этот бойкот, были использованы рационально.

К примеру, у нас в городе есть ресторан под названием «СВИНЬЯ», который вообще мало чего подает кроме мяса, но активисты-веганы не являются его целевой аудиторией... Хотя я отвлекся. Магазин здорового питания может и был не самым злобным торговцем мясом, однако он явился тем самым местом, где посетители добиться своего.

Бойкот работает эффективно в том случае, если атакующая группа оказывает значительное негативное воздействие на цель. То есть толпа крастеров не в состоянии нанести значительного урона Жирному Майку и вынудить того отказаться от своей схемы «делай деньги, продавая гавно малолетним панкам-долбоебам», однако эта же толпа крастеров возможно может изменить политику журнала Profane Existence, если последний начнет заниматься хуйней. Разница – в рычагах давления.

В общем, когда целью является некто, кто зависит от нашей лояльности, бойкот является эффективной тактикой. Когда же эта цель – транснациональная корпорация, которая не влияет на тебя непосредственно, и ты не является ее целевой аудиторий… В данном случае мы должны искать другие пути оказания влияния на эти компании. Вариантов множество. Какие-то - легальные, какие-то – нет. Ненасильственные и основанные на уничтожении собственности или экономическом саботаже. Другие включают иные виды насилия. В конце концов, прежде чем мы сможем начать обсуждать, какая тактика имеет наибольший потенциал, мы должны понимать, что эта тактика из себя представляет, как она функционирует, что для нее необходимо, а также – потенциальные риски.

Вдохновением для написания этой статьи стал случай, который произошел вчера на концерте. Играли сХе-группы из Сиэтла: Clarity, Growing Stronger и Not Sorry. Один и два парня из этих групп были в найках. Для меня это было несколько неожиданно. Я вырос в панк-сцене, где вопрос о брендах отвергался моментально, причем так, что идея носить Nike (даже из секондхэнда) у нас даже не возникала. В самом крайнем случае мы просто отрезали все лейблы. Эти парни были сХе и большинство веганами, так что мне это весьма удивило. Я подошел к чуваку в перерывах между группами: «Хочу тебя спросить. Это не подъебка или что-то в этом роде, а просто вопрос… Вы же вроде как имеете какую-то позицию и все такое… Почему Nike? В смысле это же ужасная корпорации…» Его ответ меня разочаровал: «Не, ну я понимаю, что корпорации – это зло… Но… в любом случае, я пишу песни о девушках и сХе». По крайней мере, он был честен…

И хоть я очень сильно расстроился, однако все равно надеюсь, что смог подвигнуть чувака на некие размышления, которые может быть когда-нибудь в будущем сподвигнут его на поиск альтернативы или принятие антикорпоративной или diy-этики панка, и может быть он обретет Ясность, и наше движение действительно Станет Сильнее (от переводчика. Автор обыгрывает названия их групп Clarity и Growing Stronger).

Для тех кто заинтересовался видами стратегий, я могу предложить, к примеру, эффективную the Stop Huntington Animal Cruelty campaign. Или ALF/ELF акции. Некоторые были весьма успешны, другие же не принесли никаких результатов. Еще весьма интересны идеи городской партизанской группы Direct Action (the Vancouver 5) и их родственной Wimmins Fire Brigade.

Comrade Black

Перевод Swindle

Оригинал: www.profaneexistence.org/2012/05/03/boycott-my-ass/

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Социальные революционеры с начала XX столетия противостояли не только царизму, но и либеральным партиям, которые они критиковали. Например, в отличие от либералов, анархисты и эсеры-максималисты отделяли борьбу за свободу слова от борьбы за выборы в органы государства, так как последние работникам...

1 неделя назад
4
Николай Дедок

3 августа в Москве прошла одна из крупнейших акций протеста с массовым хапуном. Оценки количества участников разнятся от 1 500 до 10 000. Задержанных — 1001 человек. Учитывая, что Беларусь и Россия всё время обмениваются опытом по подавлению протестов, и, как настоящие автократии, вкидывают в...

2 недели назад