Низовой футбол: ценности, примеры, перспективы

Футбол, в котором на первый план выходят социальные ценности, может быть уникаль

Современный футбол часто критикуют за то, что он свел на нет историю футбола как «народной игры». Такие авторы как Мэтью Бэзель говорят об «утраченной душе игры». И если рассматривать только профессиональный, все более и более коммерциализирующийся футбол, то тут нечего возразить. Показателен случай Хави Понеса (Javi Poves), в 2011 году покинувшего Спортинг из Диджона (команда, выступающая в высшей испанской футбольной лиге) в знак протеста. В интервью ежедневной испанской газете АВС он следующим образом объяснил свой уход из большого футбола: «Чем больше ты узнаешь о футболе, тем больше ты понимаешь, что речь на самом деле идет о деньгах. Все это какая-то гниль, и это лишает тебя энтузиазма».

Однако профессиональные игроки и высшие лиги – это лишь верхний слой глобальной футбольной культуры, на низовом уровне остающейся такой же народной игрой, какой футбол был всегда. Во дворах и парках, на улицах и пляжах все еще живет настоящий дух футбола. И снятый в 2010 году документальный фильм «Pelada», посвященный культуре дворового футбола в разных странах, является лишь одним из многих подтверждений тому, что «настоящий» футбол жив.

В основе дворового футбола лежат те же принципы, которые исповедуют и многие альтернативные сообщества: самоуправление, горизонтальная организация, антикоммерциализм, акцентирование на общих целях, а не личном успехе, и т.д. Дворовой футбол может иметь различные формы, и задача этой статьи – описать некоторые из них.

Классика: народная игра

Есть две основных составляющих низового футбола – это наличие группы людей, объединенных общим интересом, и наличие минимальных материальных условий, необходимых для игры (условный мяч, условные ворота, условное поле). Где бы людям не приходилось играть в футбол – на университетской лужайке, в городском парке, или на соседней игровой площадке – везде они просто собираются вместе, чтобы более или менее организованно попинать мяч. Правила обычно очень свободные и устанавливаются прямо на месте игры. Зачастую веселье и коммуникационные аспекты игры выходят на первый план, и собравшиеся просто пинают мяч в свое удовольствие, постоянно меняя состав, стороны и даже размеры поля; игроки свободно переходят из одной команды в другую, не всегда ведется учет голов, и отсутствуют судьи – это есть полное воплощение принципа самоуправления, противостоящего контролируемому и основанному на конкуренции профессиональному футболу. Хотя не стоит излишне романтизировать низовой футбол, помня про часто вспыхивающие споры и даже драки, а так же про исключение определенных социальных групп, прежде всего женщин, и включенность в опыт участника игры отношений (микро)власти и территориальной соотнесенности, стоит все же признать, что многие игры проходят в открытой, дружелюбной и товарищеской атмосфере. Люди просто вливаются в компанию незнакомых людей, заводях новых друзей и играют в свою любимую игру.

Дворовые игры, как правило, подтверждают репутацию футбола как международного языка: на импровизированном поле туристы, путешественники и мигранты получают возможность взаимодействия с «местными», которой в обычных условиях они лишены из-за языковых и культурных барьеров или из-за предрассудков.  Здесь так же не имеет значения классовая принадлежность и уровень образования игроков; или, во всяком случае, на поле уже ребята из среднего класса должны доказывать, что они имеют право считаться частью сообщества играющих. Импровизированное футбольное поле бросает вызов многим социальным барьерам.

Футбол и сообщество: 17SК

На основе тех социальных ценностей, которые укоренены в низовом футболе, люди во всем мире развивают более сложные и разносторонние варианты игры, включающие в себя, в том числе, и базовый уровень организации: резервирование полей, назначение времени сбора, обеспечение необходимой экипировкой (мячами, воротами, манишками). При этом традиционный характер игры не меняется: подсчет голов ведется не обязательно, состав команд меняется и перетасовывается по ходу игры, а место судьи занимает личная ответственность. Зачастую это мотивирует использовать социальные ценности футбола в контексте организации локальных сообществ и социального активизма. Примером подобного совмещения является спортивное сообщество 17 SK, основанное в Стокгольме в начале 2011 года.

Проект 17 SK вырос из проекта Nätverket Linje 17, основная активность которого была локализована вдоль южного окончания 17 линии стокгольмского метро. Nätverket Linje 17 описывает себя как «своеобразный зонтик, объединяющий под своим покровом  разнообразные активности и инициативы локальных объединений, занимающихся широким спектром проблем, от организации дискуссий, до работы с местными школами и коллективного садоводства».

Идея 17 SK заключалась в создании среды, в которой люди, занимаясь спортом, ощущали бы дух сообщества и были освобождены от давления конкуренции. «Мы хотим использовать спорт, чтобы дать людям повод собираться вместе, знакомиться друг с другом, чтобы веселиться, смеяться и играть». Флаеры с таким описанием и оформлением Фионы Мойлер, позаимствованным из статьи «Революционный футбол», опубликованной в ирландском анархо-феминистском журнале RAG, были распространены по округе перед запуском проекта.

Результаты проекта превзошли все ожидания. Сначала в неделю проводилась одна смешанная игра. Вскоре добавились женские игры и тренировочные сессии, так же открытые и для трансгендеров, потом еще одна смешанная игра в неделю, и, наконец, детская футбольная школа, которую посещали дети даже двух лет. В итоге всего за несколько месяцев сообщество привлекло не менее сотни человек в возрасте от 12 до 65 лет, большинство из которых никак не было связано с активистскими кругами. Кроме шведов, игры и тренировки так же посещали люди из Агентины, Австрии, Англии, Гамбии, Греции, Исландии, Ирландии, Италии, России, Сомали, США и других стран.

Уровень соревновательности ограничивался основными принципами проекта. Перемена состава команд по ходу игры оказалась весьма удачным приемом для сведения на нет паттерна победитель-проигравший. Правила были сведены к минимуму и основные моменты (ауты, угловые, действия голкипера) принимались после всеобщего обсуждения в зависимости от количества игроков, размера поля и остальных факторов.

Большинство игр проводилось на участке газона, принадлежащего местному футбольному клубу, где имелись переносные ворота и вода, тем самым использовались зачастую недооцениваемые ресурсы публичных пространств, чему особенно радовались выступающие за антиприватизацию члены Линии 17.

Самой большой проблемой для смешанных игр было удержать «футболистов-мужчин» от доминирования на поле. Даже в Швеции, где женский футбол довольно высоко оценивается общественным мнением, наблюдается гендерный дисбаланс и футбол превращается в арену выстраивания и отстаивания маскулинных иерархий. Несмотря на провозглашение принципов инклюзивности и не-соревновательности, существовала возможность, что 17 SK не сможет избавиться от этой тенденции. Однако очень мягкие меры противодействия этому принесли существенные изменения. Через несколько недель после начала и на основании появившегося опыта были сформулированы основные правила, направленные на то, чтобы не допускать наиболее проблематичных форм поведения и сделать игру гораздо привлекательней для людей с меньшими игровыми навыками. Следующие четыре правила повторяются перед началом каждой игры:

  1. Никакой жесткой игры; никаких блоков, высоко поднятых ног и т.п.
  2. Никаких «пушечных выстрелов» - от них могут пострадать другие игроки
  3. Вместо критики – поддержка между игроками
  4. Обязанность включать каждого в процесс игры

Особенно важным является четвертый пункт. Ведь даже если человек действительно открыт и позитивно настроен, в процессе игры он скорее предпочтет отдать пасс своему другу или самому лучшему игроку, чем новоприбывшему или менее опытному игроку. Тем не менее, приверженность правилам вместе с ростом уровня сознательности поведения на поле дали положительные результаты. И хотя нельзя говорить о том, что у проекта 17 SK не осталось никаких проблем, тем не менее, футбол в 17 SK стал гораздо более инклюзивным и эгалитарным, приносящим удовольствие всем участникам игры, а количество женщин даже превзошло количество мужчин.

Последнему моменту способствовало так же и создание специальной группы «17 Sisters», призванной устранять половой дисбаланс на футбольном поле и обеспечить женщинам больше возможностей для занятий футболом. Кроме того, благодаря этому многие 30-летние женщины впервые сыграли в футбол, и сделали они это в приятной и дружественной обстановке, действительно им понравившейся. «17 Sisters» пользуется большой популярностью, и зимой были организованы тренировки в закрытых помещениях.

Детскую школу «17 kids» посещают не только сами дети, но и их родители, которые сами ей и управляют. Здесь нет ограничений по возрасту, отменены традиционное разделение играющих по половому признаку (в качестве положительного примера можно вспомнить 5-летних мальчиков, назвавших футболистку Лизу Далквист в качестве своего любимого игрока) и оценивание игры по шкале талантливости и перспективности, а самыми важными аспектами игры являются всеобщие веселье и удовольствие.

После окончания первого сезона было проведено множество дискуссий, на которых обсуждались вопросы, связанные с дальнейшим развитием 17 SK. До сих пор не было сформировано команды 17 SK для участия в соревнованиях. Должна ли она быть создана, чтобы участвовать в «Korpen», шведском варианте Воскресной Лиги, или, по крайней мере, в городских любительских турнирах? Не будет ли это противоречить принципам не-соревновательности? Что будет с проектом сообщества, если на его основе будет создана такая команда? И сможет ли она носить имя проекта?

17 SK только предстоит найти ответ на эти вопросы. Но другие подобные проекты уже принимают участие в Воскресной Лиге и в любительских турнирах. И многие из них являются доказательством того, что участие в соревнованиях не означает предательства социальных ценностей футбола – наоборот, это может послужить их распространению.

От Лунатиков до Ковбоев

Существует множество самоуправляемых футбольных клубов, созданных коллегами по работе, завсегдатаями местного паба или студентами. Все они являются представителями более широкой области низового футбола, по крайней мере, до тех пор, пока ими не начинают управлять властолюбивые эгоцентрики и их не спонсирует какой-нибудь местный бизнесмен: и то и другое есть первый шаг на пути к футболу, контролируемому не теми, кто в него играет, а потусторонними экономическими или политическими мотивами. Многие клубы сознательно избегают подобных сценариев, и именно из таких команд складывается постоянно растущая глобальная сеть низового футбола, в основе которого лежат принципы анти-коммерциализма, самоуправления и коллективной организации.

У этих клубов разные истории появления и развития, но их объединяет сильная увлеченность футболом и стремление сделать этот мир лучше. Лунатики из Антверпена, стремящиеся «сочетать выдающийся боевой дух и атакующий образ мыслей с принципом fair play», позаимствовали свое название у местной регги-группы. Они сформировались еще в начале 80-х, «когда местные панки и прочая молодежь начали не только слоняться по окрестным паркам, но и пинать мяч». «Спортивный клуб Истонских ковбоев и ковгерл» появился в Бристоле в 1992 году. Он развился из команды, выступающей в Воскресной Лиге и основанной «20 панками, анархистами, хиппи, людьми, ищущими убежище, и местными ребятами», до флагмана альтернативной спортивной организации, в состав которой входят 12 команд, выступающих в четырех видах спорта (кроме футбола, есть еще и команды по крикету, баскетболу и нетболу). Republica Internationale FC, позиционирующий себя как социалистический футбольный клуб, сформировался из разных любительских команд, существовавших в Лидсе в 80-е, а свое нынешнее название обрел в 2001. FC Vova появился в 2004 году благодаря рекламе футбольного матча, висевшей на одном из латвийских панк-сайтов – сегодня клуб выступает в воскресной Лиге, имеет более двухсот фанатов и даже организацию собственных суппортеров. Футбольный клуб Autônomos & Autônomas был сформирован в 2006 году в бразильском Сан-Пауло «группой панков, которые устали от других паков, спрашивающих об их отношении к футболу, и от футбольных фанатов, спрашивающих об их отношении к панку». Недавно Autônomos & Autônomas FC приобрели собственную клубную базу.

Устав Republica Internationale FC отражает те ценности, которые разделяют все подобные проекты:

  • Клуб не станет терпеть поведения и высказываний, основанных на расизме, гомофобии, сексизме, предрассудках и оскорбляющие кого-либо.
  • Игры должны проходить в честном, спортивном духе.
  • Несмотря на то, что игроки принимают участие в тяжелой и суровой, соревновательной, спортивной игре, они обязуются не использовать опасных приемов.
  • Игроки должны придерживаться товарищеского командного духа, давать друг другу дружеские советы и подсказки и никогда не прибегать к голому критицизму.
  • Игроки должны помнить, что суть игры заключается, прежде всего, в веселье!

Политический потенциал подобного футбола раскрыт в одной из статей Роджера Вильсона, одного из основателей Истонских Ковбоев, которая была напечатана в сборнике Soccer vs. the State: Tackling Football and radical Politics. Говоря о том, что «футбол это всего лишь смазка для двигателя прогрессивных идей», он отмечает:

Футбол, равно как и другие виды спорта, может служить преодолению разделения, основанного на национальном, расовом или культурном признаках, в то время как открыто провозглашенные политические инициативы зачастую не достигают этих целей.

Такие идеи как самоуправление, прямая демократия, открытое сообщество и интернационализм, будучи вынесены на футбольное поле, получают свою проверку на практике, расширяя тем самым узкие границы активистских организаций.

Эти идеи гораздо лучше усваиваются, когда они не связаны с прямой пропагандой и вообще с тем, что большинство обычных людей не приемлет как «политическое», то есть лицемерное, грязное. Поэтому иногда есть смысл жертвовать абстрактной политической оболочкой ради того, чтобы скрываемые под ней идеи были адекватно восприняты.

Вообще очень полезно ломать ограничения, накладываемые Политическим сообществом и вступать в политические Сообщества. И спортивные клубы, поскольку он предполагают многосторонние отношения, выходящие за рамки лишь спорта, являются одним из кратчайших путей к этой цели.

Спортивные организации являются тем пространством, в котором люди могут встречаться друг с другом, и в которых возможно преодоление субкультурных, расовых, классовых и гендерных ограничений и предрассудков.

<…> О таких клубах как Истонские Ковбои стоит судить не на основании их способности достигать определенных политических целей, а по их способности воплощать радикальные идеи на практике и служить их распространению.

Одной из сильных сторон этого уровня низового футбола является возможность интернационального взаимодействия. Такие мероприятия как Анти-расистский Кубок Мира в Белфасте, Альтернативный Кубок Мира, проводимый в разных странах, Mondiali Antirazzisti в Италии или многочисленные антифашистские кубки по футболу, организуемые в Германии, позволяют игрокам и активистам регулярно встречаться, устанавливать контакты, обмениваться опытом и идеями. Иногда футбольные соревнования так же проходят в рамках массовых, организованных протестных мероприятий. Так, например, в 2008 году в Японии был проведен Кубок Анти-G8, приуроченный к протестным событиям в Токио по поводу проведения саммита большой восьмерки.

Игра остается народной

Политическая окраска футбола, тем не менее, не предопределена и не задана заранее. Футбол может быть так или иначе привязан к разным политическим идеологиям и силам. Как уже отмечалось, дворовый футбол способен воспроизводить властные структуры и отношения на микроуровне. Однако, низовой футбол обладает и значительным освободительным потенциалом: недаром его история это прежде всего история народной игры, в которой каждый может принять участие. Провозглашение футбола «одним из величайших гуманитарных концептов», как это когда-то было объявлено сайтом www.soccernova.com, является, пожалуй, явным преувеличением, однако то, что в этой игре есть множество положительных моментов – бесспорно. Ценности, заложенные в футболе, могут помочь нам в организации и развитии сообществ, основанных на принципах прямой демократии, солидарности и, не в последнюю очередь, веселье и удовольствии.

При благоприятных обстоятельствах футбол может стать идеальной средой для обретения уникального опыта совмещения индивидуальной свободы и коллективной ответственности. Люди с совершенно разными навыками, предпочтениями, взглядами должны работать сообща, чтобы быть хорошей командой. Да, здесь могут быть и яркие звезды, но их роль нельзя переоценивать. Для того, чтобы игрок-звезда мог демонстрировать все свои сильные качества, ему необходима помощь его товарищей по команде: отбирать мяч у противника, делать точные передачи, выигрывать единоборства, прессинговать и так далее. Футбольная история знает множество случаев, когда обычные команды обыгрывали соперников, укомплектованных сплошными звездами, только благодаря тому, что у них получалось правильно использовать именно свой командный потенциал. Футбол учит использовать свои способности и сильные стороны таким образом, чтобы они приносили как можно большую пользу коллективу. Увлеченность, азарт веселье являются очень важными в низовом футболе, как для игроков, так и для зрителей: именно настоящие эмоции и страсти и настоящая любовь к игре отличаю футбол низовой от коммерциализированного и профессионального. Поэтому не стоит рассматривать радость игры как тривиальный, само собой разумеющийся момент, лишенный всякого политического значения. И политическую сторону искреннего веселья, видимо, почувствовали в Футбольной Ассоциации Анархистов США:  в качестве своего слогана они перефразировали известное высказывание Эммы Голдман, сказавшей, что ей не нужна революция, в которой она не сможет  танцевать. Слоган ФАА гласит: «Если я не смогу играть в футбол, мне не нужна ваша революция».

Футбол, в котором на первый план выходят социальные ценности, может быть уникальным пространством, в котором одновременно сочетаются социальное воспитание, политическое образование, опыт организации сообществ и коллективного удовольствия от совместных занятий. И стоит надеяться, что в будущем низовой футбол будет развиваться, как экстенсивно, так и интенсивно, находя новые формы, экспериментируя с организацией и являясь источником уникального опыта. В известной степени размышления о будущем низового футбола смежны с описанием судьбы Истонских Ковбоев Роджером Вильсоном:

«Есть такое чувство, что наш клуб – это один не прекращающийся эксперимент. Большинство спортивных клубов и социальных организаций как правило существую недолго, они появляются и через некоторое время исчезают, но Ковбои существуют уже 20 лет, и я никогда не знаю, в каком направлении мы будем развиваться дальше, каким будет наш следующий шаг, и что будет представлять из себя клуб через пять лет. И это, кстати, соответствует духу футбольного азарта. Ты никогда не знаешь, что будет дальше…»

Источник

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Пьер-Жозеф Прудон
Michael Shraibman

Я не согласен по очень многим вопросам с Александром Шубиным, но тут емко и по делу излагается им мысль Прудона: "В XIX веке уже было признано, что плохо, когда вами правит абсолютный монарх. Абсолютизм - это плохо. Это французы уже поняли. Эту утопию мудрого правителя они уже реализовали и...

2 недели назад
Michael Shraibman

Год назад в мире поднялась новая волна протестов. Впрочем, в тот момент никто этого не осознавал. Когда «Желтые жилеты» во Франции подняли бунт против нового налога на топливо, никто и не думал, что это превратится в глобальный кризис. 2019 год изменил ситуацию. Социально-экономические...

2 недели назад