15 суток ареста: как это бывает - письмо от Филиппа Костенко

Сводчатые потолки, арочные окна, кованые решетки с пиками, железные лестницы и галереи соединяют три этажа камер. Улица Захарьевская, дом 6, вид изнутри спецприемника ГУВД. Здание, словно сошедшее со страниц исторических книг о прошлых революционерах. Тюрьма, созданная еще в 19 веке при царизме, продолжает выполнять свои функции и в 21-м веке. Без видимых изменений. Будто время остановилось здесь на столетия, все то время, что государство украло у арестантов.

Власти не ожидали таких протестов. После оглашения итогов фальсифицированных выборов на улицы городов вышли тысячи. Эпоха спокойствия и стабильности неумолимо близится к концу. Реакция на это – как водится - паника властей. Хватают всех. Хватают и меня. Еще до начала событий, что наиболее обидно. Волокут в автобус, где ОМОН испытывает прочность моих ребер, попутно изымая пиротехнику. 20 минут ожидания и автобус полон. Тут и активисты протестных движений и люди, вышедшие на улицу первый раз, потому что все достало, много тех, кто попал случайно. Но разницы нет, всех везут в отдел и, чтобы не спешить, оставляют на ночь, вменив неповиновение полиции. Для многих это первая ночь в неволе. Люди сталкиваются с государством в его истинном обличии. Но вместо страха в них рождается смелость и понимание необходимости борьбы.

Окно в автобусе разбито и заклеено полиэтиленом. Накануне кто-то воспользовался аварийным выходом, и это очень кстати. Ожидание у суда, на Красного Текстильщика, затягивается. Бдительность конвоя падает.

Оторвать пленку и в окно. Со мной еще один парень, благоразумно не взявший вчера паспорт. Мы уходим на приличное расстояние и успокаиваемся, а зря. План «перехват» запущен и наш маршрут палят по камерам слежения. Подколодные гады из ЦПЭ тут как тут и мы разглядываем придорожную пыль.

Кузнецов возглавляет самый из самых гуманных и справедливых судов в мире. За день на его участке успевают побывать до 200 задержанных. Большинству суд переносят по месту жительства, но есть и особые заказы. Эшники звонят в главк, совещаются с судьей и подготавливают фемиду. Тем временем снующие в коридоре носители серых бушлатов начинают меня опознавать: тут и «Аврора», и Васильевский остров прошлого года и Приморская. Кто-то из них, оказывается, двое суток ждал меня в засаде у места регистрации. Вот так встреча. Начинается даже борьба между отделами, куда меня нужно забрать.

Зал суда занят полицией. Все новые и новые списки и материалы дел с паспортами. Контора Кузнецова вовсю пишет. Постановление на мой счет уже готово заранее. Никаких ходатайств и прочих формальностей: 15 суток – приказ руководства ГУВД. Конвой уже тут, руки за спину и без шуток, конвойный воевал еще в Афгане и обещает прихлопнуть с одной пули. А время течет как вода, капля за каплей сползает в парашу богоугодного учреждения. Начальство очень мягко и вежливо уговаривает отведать местных харчей, но мой выбор – голодовка. Не ем трое суток и чувствую себя хорошо. Зачем вообще сидеть в тюрьме, а уже тем более в ней есть?

Те, кто лишены свободы максимально, все равно могут продолжать борьбу. Мы продолжаем. Ко мне присоединяется сосед, севший на 10 суток активист «Стратегии-31», но нас быстро разделяют, наверное из опасений бунта. Вообще, политических тут держат отдельно от всех прочих, чтобы не агитировали, как признается охрана.

Приходит адвокат и приносит вести с воли. Множество записок от друзей и товарищей. Ощущение поддержки почти физическое. Проходит сон и оцепенение. Мы живы и продолжаем борьбу. Разговариваем с охранником об исторической перспективе. Все партии, в общем-то, одним миром мазаны. Людям нужно самим все решать. Охранник, кажется, даже удивлен, такого подхода он не ждал.

Прогулка во дворике, минут 15, пройтись подышать воздухом, пока еще есть силы. Что-то зима не торопится в этом году прийти в наш северный город. Посмотрим, что будет через 15 дней.

9 декабря 2011, Захарьевская, 6

Сегодня утром, 12 декабря, адвокат приходил к Филиппу. После 5, 5 суток голодовки под арестом Филипп очень осунулся. Каждый день к нему приходит врач. Начальник спецприемника приходил уговаривать прекратить голодовку. Филипп передает всем несгибаемый привет.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Владимир Платоненко

То, что драка за власть началась ещё при жизни Путина, на самом деле плохо. Пока российский народ ждёт смерти престарелого диктатора, у того может появиться сильный преемник, и тогда Россию ожидает ещё два десятка таких же лет, которые народ просто не переживёт. Он и так уже на последнем издыхании...

1 месяц назад
2
Антти Раутиайнен

В эмиграции нет главной задачи, так как главная задача – не оказаться в эмиграции. Многие питают иллюзии, что в эмиграции можно заниматься тем же сопротивлением, что и в России, но это верно только для каких-то довольно узких и специфических случаев, и только когда деятельность происходит...

1 месяц назад
7

Свободные новости