Анархисты Минска о приключениях за решёткой по делу "антимилицейского граффити"

Минских анархистов Дмитрия Полиенко, Евгения Чулицкого и Анастасию Гусеву утром 21 января. Их подозревают в создании антимилицейского граффити на Партизанском проспекте в Минске. Против молодых людей возбуждено уголовное дело по статье 341 Уголовного кодекса (осквернение сооружений и порча имущества). Через 72 часа задержанных отпустили из милиции. Они рассказали, как это было.

Задержание

В дверь бывшего политзаключённого Дмитрия Полиенко на улице Ангарской постучали около восьми часов утра 21 января. Тот отказался открывать, тогда снаружи пригрозили выбить дверь. Почти сразу, как замок был открыт, в квартиру вошли люди в бронежилетах с оружием в руках. Дальше — как в бюджетном кино. 

Дмитрий Полиенко"Как только они оказались в квартире, сразу начали кричать, чтобы все ложились на пол, руки за спину и так далее, — рассказывает Полиенко. — Напугать меня не получилось, я начал спрашивать, кто они и что они здесь делают. Выяснилось, что уголовный розыск. Мне и Насте Гусевой, которая тоже была в квартире, сказали собирать вещи, потому что нас задерживают".

Параллельно около 9 часов утра силовики пришли и в квартиру участника анархистского движения Евгения Чулицкого. В подъезд и в квартиру они зашли следом за матерью анархиста, которая живёт там же. Как признаётся Евгений, он проснулся от того, что его пытался разбудить незнакомый мужчина, который оказался сотрудником уголовного розыска.

Обыски

Сразу же в квартире начался обыск. Анархист говорит, что его мать пыталась сделать милиционерам замечание из-за того, что они вели себя неуважительно: вещи просто бросали на пол, а мебель ломали.  У парня изъяли всю технику, даже старые телефоны, которые не работают. А уже в подъезде на него надели наручники.

Евгений ЧулицкийОбыск в квартире Полиенко начался после того, как его и Гусеву забрали в отделение:  "Были сломаны даже стены, не то, что шкафы или диван. Стоял полный разгром, будто ураган прошёлся. Чтобы навести хоть какой-то порядок, пришлось потратить несколько часов. Кое-что отремонтировать невозможно. 

Изъяли много вещей, которые даже не имели никакого отношения к данному уголовному делу, вроде баннеров и писем от заключённых. Зачем им это нужно, я до сих пор не понимаю. Но главное, что у меня пропали деньги из кошелька, 370 рублей и стодолларовая купюра. По этому поводу я собираюсь в ближайшее время обратиться в прокуратуру". 

Обысков не было только по месту жительства Гусевой — девушка живёт в общежитии.

"Ты у меня на бутылке прыгать будешь!"

Дальнейшие "приключения" задержанных анархистов происходили в городском отделе милиции и изоляторе временного содержания на 1-м переулке Окрестина. 

"Когда нас с Настей увезли в ГОМ на улице Ангарской, место мне почему-то не хватило. Всю дорогу мне пришлось ехать, стоя на коленях и опустив голову. Как только я пытался пошевелиться или сесть удобнее, меня сразу били, хоть и не сильно, и угрожали: "Мы тебе сейчас обосцым голову!" или "Ты у меня на бутылке прыгать будешь!". Я старался не провоцировать ситуацию". 

Настя ГусеваВ ГОМе парней и девушку продержали до вечера. Гусева рассказала, что её в "обезьяннике" не выпускали в туалет — пришлось справлять нужду прямо в камере. У девушки разболелась голова, но на просьбы дать таблетку никто не реагировал.  Наконец задержанных увезли в ИВС на столичном переулке Окрестина. В автозаке анархистам пришлось провести пару часов, пока милиционеры собирали задержанных из участков по всему городу.

Королевский фалафель

Следующие два дня анархисты почти полностью провели на допросах в Следственном комитете. Задержанных расставляли по разным углам комнаты. Так, глядя в стены, они могли стоять по 3-4 часа.

"Во время допроса уже даже было смешно. Следователь мне говорит: "Дима, ну вот давай я возьму тебе два королевских фалафеля, а ты бумажки с повинной подпишешь, а?" Конечно, что я посмеялся над этим, — рассказывает Полиенко. — Разговаривать со следователями я отказался вообще, не говорил ничего".

Так же повела себя и Гусева. Только Евгений Чулицкий заявил, что не имеет никакого отношения к граффити и отметил, что есть люди, которые докажут, что он не присутствовал во время создания надписи.

Лингвистическая экспертиза

По словам Полиенко, текст граффити отправили и на лингвистическую экспертизу:  "Меня удивило то, что экспертиза проводилась на предмет разжигания вражды не только к социальной группе (сотрудники МВД), но и лично Игоря Шуневичу. Там [в тексте экспертизы] фигурировало его имя. В общем, от этого совсем не весело, потому что никто не знает, как это дело повернут дальше. По статье 341 нас не могут отправить за решётку более чем на три месяца, а скорее всего, это вообще будет штраф. Но наше дело могут переквалифицировать как угодно". 

Причиной давления на себя анархисты считают Европейские игры, которые должны состояться летом, а также парламентские и президентские выборы. На вопрос, чувствуют ли вину за поступок, анархисты в один голос отвечают, что ничего говорить не будут. Но даже если бы граффити оставили они, всё равно не чувствовали бы вины, так как написанное — правда.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Революции бывают разными, буржуазными и социальными. Чем они отличаются? Во время буржуазно-демократических революций слабо организованные многоклассовые движения, протестующие против диктатуры, движения где имеют большое влияние различные централизованные оппозиционные партии, профсоюзы и крупные...

1 неделя назад
Владимир Платоненко

Небольшое вступление Бойцов ОМОНа, разгонявших Болотку, а теперь вышедших на пенсию, выселили из квартир. Кто-то позлорадствует, мол, за что боролись, на то и напоролись, кто-то удивится неосторожности властей, мол, завтра, может, будет новая Болотка или какой-нибудь протест выселяемых жильцов,...

1 неделя назад

Свободные новости