История анархизма в Турции

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Очень интересный взгляд на историю и актуальную ситуацию анархистского движения в Турции предлагает следующий текст от Karakök Autonomen.

После того, как Османская империя распалась во время Первой мировой войны, в 1923.м году Мустафой Камалем Ататюрком была основана сегодняшняя Турецкая республика. Это принесло с собой фундаментальные изменения; так, Турция является, к примеру, единственным исламским государством, в котором лаицизм (разделение церкви и государства) утверждён законом. В 1920-м уже была основана Турецкая коммунистическая партия.

Коммунизм был в Турции из-за её географической близости в России очень популярен, в особенности после Октябрьской революции. ТКП была членом Коминтерна, и поэтому коммунизм означал серьёзную опасность для кемализма Аттатюрка. ТКП была поэтому запрещена в 1923.м году, а лидеры партии были вынуждены с тех пор жить в изгнании, за границей.

Со времени основания республики армия в Турции является государством в государстве. Это высший орган турецкого государства и пользуется абсолютной неприкосновенностью. Критиковать армию, плохо говорить о ней или даже отказываться служить в армии — тяжёлое преступление. Армия выполняет функцию надсмотрщика: в трудные для государства времена она всегда выступала против населения и заставляла его замолчать при помощи насилия. Тем самым она постоянно заново помогает Турецкой республике обрести власть и самоуверенность. Как следствие Второй мировой войны (2-ой войны империалистов) турецкой правительство впервые отошло от кемалистской однопартийной системы к многопартийной системе. Партией правительства была, в конце концов, не СНР Ататюрка, а дружественная США DP (Демократическая партия) с министр-президентом Аднаном Мендересом во главе. Когда он в 1960-м провозгласил закон, чтобы убрать политическую оппозицию, армия вмешалась и быстро разобралась с проблемой тем, что повесила как Мендеса, так и двух его министров.

Затем последовало время 1968-го, которое было по всему миру эпохой движений обновления (например, движения за мир, экология, музыка, феминизм, хиппи, свободная любовь, революционная политика). Из всех этих движений лишь одно единственное попало в Турцию: собственно, политически-революционное движение. Политическое движение в Турции было в первую очередь молодёжным движением. Молодые люди по всей стране испытывали влияние Вьетнамской войны, народных восстаний на Кубе, в Китае, Камбодже, Лаосе и странах Латинской Америки. Оно было охвачено волной революционной романтики, а марксизм-ленинизм стал знакомым для широкой общественности.

Основанная в 1920-м ТКП потеряла воздействие на молодёжь, вместо этого массы к себе притягивала окрепшая в 1960-м TIP (Турецкая Рабочая Партия). В то время молодёжь ещё не могла оторваться от кемалистской идеологии и была, поэтому, не против армии, которая была (и есть всё ещё) хранительницей кемализма. Лишь между 1969-м и 1971-м части молодого населения начали ставить эту идеологию под вопрос, критиковать и вообще удаляться от неё.

Революционеров государство называло теперь «анархистами» в том смысле, что они оказывали сопротивление существующей системе. Понятие «анархист» было тогда равнозначным с понятием «террорист», неважно, о какой идеологии шла речь. Всё революционное движение называлось государством и обществом как анархистское движение. Когда же наконец государственные силы и поощряемые государством гражданские фашистские организации объединились и начали подавлять молодёжные восстания с оружием в руках, революционеры были вынуждены отвечать им тем же. Мотивом действий для государства и фашистов была любовь к государству; мотивами революционного движения были с одной стороны — самозащита, с другой — такие темы как анти-империализм, социализм, академические проблемы университетов и гимназий, профсоюзное сопротивление рабочих и работниц, а так же проведение обещанной крестьянам земельной реформы. Также СМИ противопоставили себя революционному движению и занимались анти-пропагандой.

В 1971-м снова вмешалась армия и разбила движение. Трое важных революционных предводителей и множество других борцов были казнены. Турция оказалась в следствие этого в атмосфере страха и молчания. Все эти события привели в 1974-м году к повторному возникновению революционного движения в Турции. Революционная литература читалась большим количеством людей. Но помимо классической немецкой философии в страну попали книги Коминтерна, так, например, литература на тему советской истории, марксизма-ленинизма, Варшавского договора, сталинизма, манифесты коммунистических партий различных стран и нати-троцкизм, книги о бакунизме, анархо-синдикализме, народниках, левом коммунизме и троцкизме не попадали в Турцию вообще.

Молодёжное движение было марксистско-ленинистским и пережило, в конце концов, расколы на фракции. Одно часть находилась под влиянием Советов, другая — под влиянием Мао, а третья — под влиянием Энвера Хоксхи. Прочие же предпочитали средний путь. Число революционеров достигло нескольких миллионов. Так же росли и фашистские организации и продолжали вооружённые нападения на левых. Вооружённые столкновения были в порядке вещей, а положение приближалось к гражданской войне: ежедневно погибало в среднем 26 человек. Курдское население также активно сражалось против угнетения и начало партизанскую войну в горах. Турция была кипящим котлом. Армия вмешалась ещё раз.

В 1980-м армия пришла к власти через путч. 650000 человек были арестованы, 1,7 миллионов схвачены. Для 7000 человек была запрошена казнь, 50 человек были повешены, 570 человек были приговорены к смерти. 299 человек погибли в тюрьмах от пыток, 585 — по иным причинам, 144 погибли при невыясненных обстоятельствах. 30000 просили за границей убежища как политические беженцы. 23700 бюро революционного движения были закрыты, для 400 журналистов в целом было запрошено тюремное заключение сроком до 4000 лет, на 300 дней после путча был прекращён выход всех газет и публикаций.

Во всех уголках страны государственные силы охотились на так называемых анархистов и террористов. На всех стенах висели списки с именами и фотографиями так называемых «анархистов в розыске». Путч принёс с собой новую эпоху. Он столкнул массы в аполитическое и асоциальное окружение, в мёртвую тишину. Лишь в 1985-м на востоке Турции началось новое, курдское движение в форме PKK, а также в форме марксистко-ленинистских организаций.

В Истанбуле выходил журнал «Kara» (т.е. «Чёрный»), он впервые представил анархизм публике. В первый раз в истории Турции этикетку «анархистский» получили не все революционные движения, но анархизма воспринимался как самостоятельная идеология и философия. Журнал критиковал государство и роль женщины в исламе и капитализме.

Впервые было совершено конкретное обращение к теме прав женщин. Традиционная иерархическая структура и властные отношения, также и в марксистских кругах, подверглись критике. Авторы «Кара» занимались самокритикой и осознавали, что они, как революционная организация, вели себя как государство и государственные учреждения, и что они поставили себя неверные цели. Некоторые люди из марксистских кругов, которым анархизм до тех пор был незнаком, были заинтересованы этим написанным от руки журналом: «Кара» содержал для них значительную искру правды. Там были записаны мысли, которые они сами вынашивали годами, но не решались высказать их ни себе, ни своему окружению. Но т.к. марксистская традиция всё ещё имела в обществе сильные корни, журнал не мог выпускаться после 6-го номера.

Лишь в 90-е годы молодое поколение начало мыслить свободней. Оно было, с одной стороны, близко левому движению, чтобы впитать основные революционные идеи, с другой стороны — оно обладало нужной дистанцией, чтобы судить объективно. Оно критиковало угнетение, власть и иерархию, которые имели место в марксистских организациях, и прокладывало дорогу движению против власти и авторитета: анархизм был рождён. Теперь в Турцию проникала и анархистская литература. Анархистское движение росло, привлекало к себе людей и показывало им новую альтернативу.

Многие бывшие марксистке активисты и активистки присоединялись к новой идеологии анархизма, так что в Турции средний возраст анархистского движения относительно высок. Сегодня анархистское движение находится во всех уголках повседневной жизни, будь то в форме организаций, автономов, инициатив или индивидов. Анархисты присутсвуют в университетах, на фабриках, в кварталах, в школах и на рабочих местах, и обращаются к проблемам населения. К местам, которые не достиг марксизм, анархизм протягивается тоже. Такие темы как экология, вегетарианство / веганство, феминизм, трансгендер или политика, касающаяся беженцев, от которых марксистское движение держалось в стороне, нашли свое место в анархизме. Это охватывает, конечно, например, и совместные действия или демонстрации с теми, кого эти проблемы касаются.

К примеру, в прошлом году беженец из Нигерии Фестус Окей был убит в полицейском отделении Истанбул-Биоглу. После этого анархистские группы (среди них и мы) начали кампанию против расизма и посещали в этих рамках лагерь для беженцев, где жил Фестус. Там мы протестовали вместе с беженцами против расизма и жестокого насилия турецкого государства.

В марте 2008-го года была убита итальянская посланница мира, Пиппа Бачча. Она ехала автостопом из Италии в Израиль и Палестину. Причиной её поездки было воззвание к миру и свободе в зоне боевых действий. Водитель грузовика изнасиловал и убил женщину недалеко от Истамбула это привело к гигантским акциям протеста. Анархистские организации, среди них и Karakök Autonome, провели множество демонстраций под лозунгом «Мы не мужчины». Нужно было показать, что мы отвергаем турецкое представление о мужчине и протестуем против угнетения женщин государством и обществом.

Конкретно феминистское движение началось, как было сказано, лишь после 1980-х. Женщины начали организовываться независимо и издавать свою прессу. В то время как 8-е марта раньше праздновалось марксистскими организациями, сегодня этот день празднуется женскими организациями. Сегодня есть много женских домов, в которых угнетённые или страдающие от домашнего насилия могут найти убежище. Эти дома были построены не государством (государству ситуация женщин фиолетова), а феминистскими организациями.

И рабочее движение тоже занимает важное место в сегодняшнем анархистском движении, и забастовки, где рабочие и анархисты бастуют или проводят демонстрации плечом к плечу, в порядке вещей.

Чтобы назвать несколько примеров:

на одной джинсовой фабрике в Истанбуле, где готовые джинсы осветляются при помощи stone-wash-метода, всё больше рабочих заболевает силикозом, лёгочной болезнью из-за вдыхания минеральной пыли. На фабрике проводятся совместные с рабочими протестные акции.

Тоже в Истанбуле, в порту тузла фабричные и портовые рабочие трудятся в ужасных условиях. Их здоровье никого не интересует, и рабочие постоянно погибают в несчастных случаях на производстве. Уже погибло 103 человека. На одной фабрике, к примеру, рабочие использовались для веса вместо мешков с песком. Двое рабочих упали вниз и погибли, ещё двенадцать были ранены. Государство не заботится об улучшении условий, напротив: протестующие и бастующие рабочие постоянно подвергаются нападениям со стороны полиции и гражданских фашистов. Анархисты поддерживают рабочих как на забастовках, так и на протестных акциях в центре города, где можно достигнуть широкие массы.

В Дюзце анархистские организации поддерживают стачку 41-го рабочего фабрики DESA. В Истамбуле, на филиале той же фабрики была уволена Эминэ Арслан, т.к. она состояла в профсоюзе. Из протеста она не покинула фабрику, а проводит в одиночку на протяжении двух с половиной месяцев сидячую забастовку. Она протестует не только против увольнения, но и против условий труда на фабрике: работницы и рабочие начинают ежедневно в 08.30, но вечером рабочее время границ не имеет. Оно вполне может продлиться до 22-х часов. Многие организации, в том числе анархисты, марксисты, феминистки и правозащитники, проявили солидарность с Эминэ Арслан и поддерживают её. Полиция, в свою очередь, наблюдает за акцией круглосуточно и фотографирует посетителей и соучастников. Многие люди бойкотируют продукты фабрики DESA.

Потом есть и ситуация с рабочими IBM. 24-го октября 2008-го года они дали сообщение в прессе, где они требуют улучшений условий труда и права на профсоюзную организацию. Они протестуют против долгого рабочего времени, урезывания зарплат, стресса с конкуренцией и продажами. Чтобы защитить права работниц и рабочих в этой отрасли, была создана платформа солидарности, состоящая из различных организаций.

Впервые в истории Турции из анархистского движения возникло радикальное движение против неприкосновенной, священной армии. Раньше многие молодые люди были горды тем, что служили родине в армии. Был актуален лозунг: «Мужчина лишь тогда мужчина, когда он отслужил в армии». Сегодня всё больше людей отказываются от службы по анти-милитаристским причинам. Они отказываются быть
использованными для армейской эксплуатации, участвовать в грязной и жестокой войне против курдов и отвергают армию саму по себе и для себя, со всеми её авторитарными и иерархическими качествами.

Отказ от службы обычно происходит так, что отказник ставит в известность своего адвоката, СМИ и круг своих друзей, и на общей встрече сообщает о своём отказе. Он отказывается при этом не только от военной службы, но и от государства как такового. Он объявляет, что ничего от государства не требует и сам ничего ему не должен. Зачастую, после этого ещё сжигается паспорт или он отсылается обратно в паспортный стол.

В следствие этого, армия пытается заполучить в каждом случае итоги психиатрического обследования, от которого отказники, конечно, отказываются. Посредством присутствия СМИ акция у всех на устах, соответственно, отказник не сразу арестовывается, а государство ждёт, пока дело перестанет быть актуальным и тогда только арестовывает его. Так случается примерно через год.

Наказание за отказ от службы включает в себя как обвинение в лишении народа его армии, так и в публичном оскорблении армии. Тюремное заключение включает в себя несколько лет и происходит в военной тюрьме, где отказников жестоко пытают.

Анти-армейское движение ново и уникально в турецкой истории. С идеей отказа от службы анархистское движение укоренило в обществе новую идею и придало людям мужества. Поднятие этой темы привело к тому, что широкие части населения рассматривают анархизм как серьёзное и самостоятельное движение, и что многие другие организации находятся под влиянием идеи отказа: так, сегодня существуют и отказники от службы и в кругу курдского освободительного движения.

Последний отказ произошёл 27-го сентября, в 19 часов. Анархист Инан Майис Ару собрал почти 30 человек у могилы шейха Бедреддина в Истамбуле.

(Для информации: шейх Бедреддин был учёным и философом, который жил в Османской империи примерно в 1400-х годах. Из-за своих революционных идей он считается ранним коммунистом и был предводителем многих народных восстаний. В 1420-м он был поэтому осуждён исламским духовенством и казнён.)

Там он зачитал своё заявление об отказе от службы, в котором заявил, что ни при каких обстоятельствах не пойдёт в армию. Копию заявления он положил вместе с букетом цветов на могилу. СМИ он не оповестил сознательно, т.к. он рассматривает их как часть милитаризма и лжи, которые он отвергает. Вместо этого он заявил: «Я верю в силу наших собственных СМИ, наших информационных сетей, подпольных журналов и радио».

В восточно-турецком городе Ван была основана анархистская «Анти-армейская инициатива». 21 июля она опубликовала сообщение в прессе. В нём она призвала население отказываться от службы в армии. Как следствие, государство подало на инициативу в суд.

Люди в тюрьмах до сих пор подвергаются жестоким пыткам, даже больше, чем раньше. Особенно политические заключённые вроде отказников от службы или курдских активистов страдают от пыток и несоблюдения человеческих прав, т.к. они считаются изменниками родины. В тюрьме Гебзе недавно случилось происшествие, когда заключённые курдские женщины подверглись словесным сексуальным оскорблениям со стороны мужчин-заключённых. Через некоторое время это переросло в телесные домогательства. Мужчины добрались до женских камер, разбили окна и ворвались внутрь. 9 женщин было ранено. Ни тюремщики, ни солдаты не вмешались. Когда их об этом спросили, он ответили, что национальные чувства мужчин вышли из-под контроля и против этого ничего нельзя было поделать. И это при том, что мы по опыту знаем, как жёстко и насильственно вмешиваются солдаты и надзиратели, когда хотят.

Совсем недавно один заключённый был убит во время пыток. Он был арестован за распространение легальной газеты.

Тяжки и не-телесные пытки, к примеру, дисциплинарные наказания, психические пытки или заключение в изоляции. Также лидер PKK, Абдулла Оджалан, находится уже 9 лет в изоляции. Его адвокаты недавно сообщили, что к нему применялись тяжёлые телесные наказания.

В то время как марксистские организации воспринимали анархистов раньше как контрреволюционеров, они теперь поняли, что анархистская борьба против государственной власти и против фашистов ведётся как борьбы революционная. Вместе они идут на фабрики или сопротивляются гражданским фашистам, которые, например, штурмуют школы. И на Первое мая множество анархистов участвует
в демонстрациях. Вместе со всеми революционными организациями основываются союзы действий. Лозунг «Да здравствует революционное объединение!» стал одним из важнейших лозунгов на всех демонстрациях.

Объединение всегда важно, чтобы противопоставить власти государства силу. Поэтому мы тесно сотрудничаем с анархистскими движениями других стран. Границы анархистской борьбы были открыты и больше не ограничиваются Турцией. Внутри Турции мы заняты созданием союза всех анархистских организаций: на сегодняшний момент нас — три организации, которые тесно сотрудничают: Karakök
Autonome,Otonom A и AKA (Анархистский коллектив Анкары). Другие группы как раз дискутируют об участии во всеобщей федерации. И вне страны разрабатывается основание федерации, к примеру, на Балканском полуострове или в Греции. Постоянно в Турцию прибывают активисты из других стран или наоборот. В прошлом году PGA (People's Global Action), основатели анти-глобалистского
движения в Сиэттле, были в гостях у Karakök в Турции.

В первый раз приняли и турецкие анархисты участие в конгрессе IFA. Конгресс IFA в этом году происходил с 4-го по 6-е июля в итальянском городе Каррара, где IFA была основана 40 лет назад. Анархистки и анархисты из 32-х стран рассказывали о сопротивлении и направлении движения в каждой из стран. Т.к. Каррара является значимым городом в истории анархистской борьбы, население встречало нас с распростёртыми объятиями, и мы чувствовали себя как дома: повсюду в городе на ветру веяли анархистские и анархо-синдикалистские флаги. В конгрессе принимали участие 4 делегата от Karakök Autonome из Турции и Швейцарии. Мы информировали об истории анархизма в Турции, а так же об актуальной ситуации в анархистской борьбе. На следующий год мы пригласили все присутствующие организации на встречу в Истамбуле.

Взято на сайте FdA-IFA:
http://fda-ifa.org/geschichte-des-anarchismus-in-der-turkei

Karakök Autonome:

Перевод с немецкого: Ndejra

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

"Хватит жаловаться на жизнь! Почему бы желающим, людям, которых не устраивает низкая зарплата или безработица, не продать, например, квартиру и самим не организовать свое дело, бизнес, или даже кооператив?". Это - пошлость, которую часто можно услышать от деток богатых родителей или от...

1 неделя назад
1
Алла Демидова в роли Марии Спиридоновой
Michael Shraibman

Политолог Аркадий Дубнов пишет: "В этот день (6 июля) в 1918-м чуть ли не рухнула Советская власть, когда левоэсеровский мятеж посягнул на большевистский режим, подписавший "похабный Брестский мир" с Германией". Это распространенный миф. В действительности левые эсеры были...

2 недели назад
1

Свободные новости