История Егора Балазейкина, подозреваемого в поджоге военкомата

Егору Балазейкину 16 лет. В конце февраля его в Кировске Ленинградской области: по версии следствия, он хотел поджечь военкомат, теперь его обвиняют в попытке террористического акта. Позже против школьника второе уголовное дело – также о попытке поджога военкомата, но уже в Петербурге. Корреспондент Север.Реалии , как подросток, который год назад поддержал войну в Украине, поменял свои взгляды на противоположные и чем это обернулось для всей его семьи.

После задержания Егор признался, что действительно бросал в стены военкомата самодельные "коктейли Молотова", но ни один из них не привел к возгоранию и серьезным последствиям. Сейчас подросток рискует оказаться в тюрьме и провести там срок, равный тому, который он успел прожить. Близкие Егора уверены, что силовики хотят сломать их мальчику жизнь. Родителям и адвокату запретили делиться материалами дела с третьими лицами.

В августе Егору исполнилось 16 лет, он любит гуманитарные науки, особенно историю и обществознание. После школы хотел поступить на юридический или экономический факультет университета. Родители перевели его в одну из ведущих гуманитарных гимназий Петербурга – 166-ю школу.

– Егор всегда очень хорошо учился. ОГЭ (единый экзамен после окончания 9 классов школы. – СР) сдал на самые высокие баллы. Решили подать документы сразу в несколько петербургских школ, среди которых была и 166-я гимназия. Родители долго это обсуждали, они были готовы к тому, что Егору придётся долго до нее добираться, поскольку они жили в частном доме в Отрадном. В итоге Егор так впечатлил своими знаниями директора 166-й гимназии (между прочим, историка), что его безоговорочно приняли в 10-й класс, – рассказывает подруга мамы Егора Наталья Крылова (имя изменено. – СР).


Егор Балазейкин в школе

Наталья – очень близкий человек семье Егора, она знает его с четырех лет, в курсе подробностей его жизни и была его репетитором по английскому языку. По ее словам, в увлечении отечественной историей Егора очень поддерживал его папа, Даниэль.

– Он особенно интересовался военной историей, изучал все войны. Когда Егор был ещё маленький, он с подачи отца заинтересовался историей оружия. Помню, на Новый год какие-то книги ему по танкам дарили. Он прямо такой въедливый парень – если начинает чем-то заниматься, то идёт до конца: знал все места, связанные с Великой Отечественной войной, был по нескольку раз в исторических местах под Петербургом, да и в военных музеях часто бывал, – рассказывает Наталья.

Интерес Егора к военной истории поддерживал и его дядя Дмитрий, старший брат Даниэля. Он профессиональный военный, имеющий боевой опыт. В сложных исторических вопросах он всегда был для Егора авторитетом.


Егор с папой Даниэлем и мамой Татьяной

Когда Егор только пошел в школу, начались проблемы со здоровьем. Его мама, Татьяна Балазейкина, водила его по врачам, и выяснилось, что у мальчика серьезное заболевание – аутоиммунный гепатит.

– Если по-простому, то его же иммунитет по какой-то причине атакует клетки печени. Может, там какой-то патоген или вирус спрятался, а потому иммунная система сошла с ума и в попытке достать этот вирус начала атаковать собственные ткани. Это серьёзная проблема, особенно если вовлечена печень, – говорит Наталья.

Болезнь оказалась наследственной, у мамы Егора тоже есть аутоиммунное заболевание, только другого органа.

– Родители так долго лежали с Егором по всяким больницам в попытках понять, что происходит с ребёнком, что в его жизни практически ничего и не осталось, кроме обследований. У него даже была инвалидность, которую потом сняли, – вспоминает Наталья. – Нужно было что-то делать, чтобы он в 10 лет не начал считать себя инвалидом. Поэтому его и отдали на киокусинкай, это такой вид японского каратэ.


Егор Балазейкин на соревнованиях по киокусинкай

Егору повезло с тренерами, он очень увлекся этим трудным и жестким видом каратэ, участвовал в соревнованиях и часто побеждал, весь дом уставлен кубками и наградами, связанным с боевыми искусствами. Егор стал чемпионом региональных соревнований, а после своей победы уже сам судил детские соревнования.


Спортивные награды Егора, стоящие у него дома (примерно половина)

Но Егору пришлось оставить профессиональный спорт из-за учебы в новой школе и ЕГЭ. Болезнь со временем перешла в стойкую ремиссию, но он все равно должен посещать гепатолога каждые три месяца, полностью обследоваться раз в год и постоянно принимать жизненно важные препараты.

С переходом в новую школу нагрузка серьезно увеличилась: учиться становилось все тяжелее, да еще каждый день приходилось тратить несколько часов на дорогу до гимназии. Тогда родители сняли комнату прямо напротив школы. Лишних денег на это не было: Татьяна работала учителем английского, и ей пришлось стать самозанятым репетитором, хотя уроков немного, в основном, с детьми друзей и знакомых. Главный доход семьи – зарплата Даниэля, который работает электриком.

– Ребёнок умирал от усталости, от огромной нагрузки, но учеба была очень для него важна. Он мог, приехав домой, не раздеваясь, заснуть в прихожей. Можете себе представить, как он уставал? Егор оставался ночевать в этой комнате, когда понимал, что не доберётся домой после школы. Все выходные – дома. В СМИ написали, что мать бросила своего сына жить одного, но это ложь. Он очень хорошо учился в новой школе. Хотя было сложно, но у него были отличные результаты. Он подумывал о нескольких направлениях. Долгое время мечтал стать дипломатом, начал углубленно изучать английский, но потом остановился на изучении истории, права и экономики, – говорит Наталья.


Егор Балазейкин с папой и бабушкой

По словам новых одноклассников Егора, он очень добрый и смышленый мальчик. Постоянно посещал все экскурсии, факультативы и лекции и всегда не только имел четкую позицию по любому историческому вопросу, но и умел ее хорошо аргументировать.

– Егор не очень разговорчивый, он мало с кем общался достаточно близко, но всегда производил впечатление порядочного и хорошего человека. Очень жаль, что он сейчас находится в такой ситуации, – рассказала корреспонденту Север.Реалии его одноклассница.

Хорошо отозвались о Егоре и учителя, и родители его одноклассников.

– Мой сын очень положительно отзывался о Егоре. Мальчик очень хороший, было бы жаль угробить жизнь парня, – говорит один из родителей.


Егор Балазейкин уже давно интересовался военной историей, часто ходил в музеи

По словам близких Егора, в семье всегда уважали его право на собственное мнение, на свою позицию, всегда давали ему возможность выбора. И при поддержке родителей он рос человеком, который интересовался историей своей страны.

Когда началась война в Украине, жизнь в семье Балазейкиных сильно изменилась. Между родителями и подростком сначала не было никаких разногласий: они всецело поддерживали решения Владимира Путина.

– Для меня это было странно, но мы никогда не ругались по этому поводу, потому что мы взрослые люди, которые могут разделить собственные мнения от дружбы и дать право другому человеку быть другим. Егор сначала был, как все в его семье, как мама, папа, бабушка и, тем более, брат отца, его дядя, профессиональный военный. Но дядя Дима погиб практически в самом начале СВО. И вот после смерти дяди позиция Егора начала меняться, – вспоминает Наталья Крылова.


Егор Балазейкин с папой (справа) и дядей Димой (слева)

Это было начало апреля. Дмитрий Балазейкин, дядя Егора, отправился в Украину добровольцем в составе отряда БАРС. Он был уже не призывного возраста, но зато с огромным опытом. Бывал в горячих точках, близкие называют его "настоящим офицером".

– Он никому ничего не сказал и просто ушел на фронт. И почти сразу же погиб под Изюмом, где в прошлом марте-апреле шли страшные бои и были большие потери, – рассказывает Наталья. – Погиб достойно – как рассказывала мне Таня, он был командиром взвода и защищал своих бойцов. Но как-то так вышло, что это было начало СВО, когда ещё всё не было организовано, а он был добровольцем. И очень сложно дались его похороны. В том числе финансово. Нужно было получить его тело, написать заявление, оформить всё. Таня этим занималась, а мама Димы была совершенно не в состоянии, к тому же она находилась в Казахстане. Две бывшие жены Димы с детьми на руках тоже не могли этим заниматься.

Так вышло, что именно родители Егора взяли на себя основные хлопоты, связанные с похоронами Дмитрия, и Егор наблюдал весь этот тяжелый процесс.

– Для него это были первые похороны в семье. За некоторое время до этого от ковида умер его дедушка по отцовской линии. Но Егор тогда не был задействован ни в каких мероприятиях, связанных с похоронами, ещё действовали ковидные ограничения, и на похороны летал только его отец. Похороны погибшего дяди не могли не оставить эмоциональный след, – рассказывает Наталья. – Первое время острота эмоций зашкаливала. Мне кажется, что он себя чувствовал достаточно непросто. Погиб дядя – заходишь в интернет, там шум. Из телевизора – одно и то же. В школе Егор, кажется, начал проходить Первую мировую. Я бы не выдержала, правда. В 16 лет – это очень много стресса. Я помню, когда мы разговаривали с Таней о происходящем в наших семьях, она очень подробно рассказала о том, насколько сложно Егор переживает происходящее, что он против того, чтобы люди гибли с обеих сторон. Мне показалось, что было бы правильным посоветовать ей отвести Егора к психотерапевту, потому что немного странно, что ребёнок в его возрасте не интересуется девчонками, друзьями, а весь – как напряжённая пружина. Ведь практически все разговоры он сводил к одной теме, к тому, как Россия неправильно поступает. Я думаю, все так ужасно совпало, и эта война, и его внутренние переживания, – вздыхает Наталья.

Вечером 28 февраля маме Егора позвонили из полиции и рассказали о его задержании. По версии сотрудников Росгвардии, именно он бросил в здание военкомата в Кировске "коктейль Молотова". Бутылка "разбилась, но возгорания не произошло".

– В тот день я получила сообщение от Тани. Оно начиналось со слов "наша семья умерла". Уже позже она мне сказала, что Егор спокойно отнёсся к задержанию. Возможно, он этого ожидал. Он никуда не пытался бежать, не вырывался. До сих пор он ведёт себя, насколько я знаю, абсолютно спокойно. Это очень странно. Я этого понять не могу. По-видимому, он продумал все варианты, включая этот. Человек, который решился на такую акцию протеста, как-то должен на это настроиться, чтобы быть готовым к такому исходу, – говорит Наталья.

До запрета на разглашение материалов дела Татьяна Балазейкина успела , что сразу после задержания ей удалось коротко поговорить с сыном, и он сказал: "Если бы я этого не сделал, я бы тогда, наверное, повесился, потому что я с этой тяжестью в душе ходить не могу, видя, сколько людей гибнет". Егору сначала вменяли статью о поджоге, но потом предъявили обвинение в покушении на теракт. По словам матери задержанного, на допросе "следователи очень четко подвели" подростка к нужным формулировкам. Как писали в телеграм-канале в поддержку Егора, сотрудники ФСБ ему изнасилованием в СИЗО и психушкой, на что Егор сказал: "Делайте со мной что хотите, я своей позиции не изменю".

Сейчас Егор находится в СИЗО №5. Со всех родных и участников процесса взята подписка о неразглашении материалов дела. Маме удалось передать ему необходимые лекарства, учебники и теплые вещи, потому что в изоляторе холодно. По словам Натальи, Егор старается в свободное время заниматься спортом и очень много думает о том, что происходит в стране.

– Никто не учитывает возраст правонарушителя. Разные обстоятельства, разный жизненный опыт, разные мотивы, разные люди. Почему его нельзя посадить под домашний арест? Он же еще совсем ребенок! Единственная моя надежда и все мои молитвы, чтобы ему изменили статью. Изначально при задержании он шёл по совсем другой статье. Сейчас его посадят на 10–15 лет – в его-то 16. Это ни образования, ни социальной адаптации, это травма, очень глубокая, столько лет изоляции. Наше государство не так ценит человеческую жизнь, как своё собственное спокойствие, – возмущается Наталья. – Несмотря на разногласия в позиции по поводу войны, папа Егора поддержал сына. Случившиеся очень сильно сплотило семью. Такие трагедии либо разваливают семью, либо, наоборот, люди становятся ещё более близкими друг другу. В их случае произошло второе. Я думаю, что отец Егора винит себя в том, что произошло, не меньше его матери. Таня говорила: "Мы что, неправильно его воспитали? Но как? Ведь я хотела, чтобы он был хорошим человеком…" Я могу сказать, что он и есть хороший человек. Ведь плохие поступки не всегда делают тебя плохим человеком. Каждый может ошибаться, это жизненный опыт, за который ты будешь нести ответственность.

Петербургский адвокат Леонид Крикун, известный делами по защите ряда активистов и общественников, уверен, что приговор будет обвинительный и размер назначенного наказания будет напрямую зависеть от позиции подсудимого в суде относительно признания или непризнания вины.

– При полном признании размер наказания может быть ниже, при непризнании – близок к максимальному в рамках санкции статьи. Действующая власть осознает недовольство населения страны мобилизацией и делает всё для пресечения попыток ей в этом помешать. Если за неодобрительные посты о мобилизации в соцсетях возбуждают уголовные дела, то за физические действия, направленные на срыв мобилизации, расстреливали бы, если бы могли, – считает Крикун. – За покушения на "святое" власть наказывает по всей строгости закона, который в любой момент изменяет по своему усмотрению.

Не располагая достоверной информацией о целях поджигателя, следственные органы вольны возбуждать уголовные дела по факту поджога по разным статьям УК, а вот после получения показаний от подозреваемого в поджоге, статья, по которой его привлекают к уголовной ответственности, может меняться.

Для "неугодных" обычно избирают самую строгую меру пресечения в виде заключения под стражу и запрещают разглашение данных предварительного расследования, замечает Крикун, чтобы у широкой общественности не было информации о допускаемых в ходе следствия нарушениях прав граждан. При этом силовики даже не смотрят на то, кто стоит перед ними: подросток, девушка или пожилая женщина.

Так власти запугивают заключенных по этим делам – чтобы склонить их к полному признанию вины и раскаянию и предъявить их обществу не как оппозиционеров, а как заблудших овец, осознавших ошибочность своего поведения, – считает адвокат.

Сейчас в поддержку Егора его близкие и правозащитники запустили , где сообщают о его состоянии. По словам Натальи, он очень просил ему писать. Адрес: 195009, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Арсенальная, д. 11, ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по СПб и ЛО, Балазейкин Егор Даниэлевич, 2006 г.р.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер. Внимание: перед тем, как проходить CAPTCHA, мы рекомендуем выйти из ваших учетных записей в Google, Facebook и прочих крупных компаниях. Так вы усложните построение вашего "сетевого профиля".

Авторские колонки

Баймак
Bathernisa

В Башкортостане третий день невозможно зайти в телеграмм и ватсап. Все региональные провайдеры заблокировали мессенджеры. Так обычные люди узнали о том, что национальному экоактивисту Фаилю Алсынову дали 4 года общего режима за разжигание национальной розни. Если раньше мамочки, домовые и...

1 месяц назад
Востсибов

В свете текущих политических событий много говорится об объединении оппозиционных сил всего политического спектра. Общедемократические ценности признаются у самых крайних и радикальных политических течений. В этом смысле анархистам важно найти точку соприкосновения, не вызывающую отторжения у всех...

1 месяц назад

Свободные новости