Может ли восстание в Боснии и Герцеговине превратиться в революцию рабочего класса , которая потрясет всю Европу?

Статья в одной из левых хорватских газет анализирует протест в Боснии как социальное восстание трудящегося класса.

Последние три дня мы стали свидетелями важных и стремительно развивающихся событий в соседней Боснии и Герцеговине. После стихийного восстания лишенных прав рабочих в Тузле и попыток удушения этого восстания силой, пожар перекинулся на демонстрации поддержки по всей Боснии и Герцеговине.

Следующие два дня в Тузле произошла дальнейшая эскалация, протестующие напали на здание правительства и другие правительственные здания. Местная полиция в какой-то момент поняла, что сопротивляться нет никакого смысла, сложила свои щиты и шлемы, и здания были буквально "переданы" протестующим, которые их разрушили и сожгли.

Вчера мы наблюдали подобные сцены в Сараево, Зенице и Мостаре. Когда наступила ночь, на улицы Сараево и Тузлы вышли сотрудники специальных полицейских сил, и протест был остановлен, но сегодня, как ожидается, люди снова выйдут на улицы, вероятно, в еще больших количествах.

Все происходит очень быстро, оставляя нам мало времени для конкретного анализа. С другой стороны, за последние 48 часов случилось именно то, что мы уже несколько дней могли бы утверждать насчет этих событий.

Есть многочисленные вопросы , на которые необходимо еще дать ответ, но один остается самым важным: являемся ли мы свидетелями революции в Боснии и Герцеговине? Правильного ответа до сих пор нет, надо будет посмотреть, что произойдет сегодня, но до сих пор все указывает на подлинно революционное действие, почти пример из "учебника". У нас есть бесправный рабочий класс, который годами испытывал гнет, и теперь этот гнет взорвался.

Некоторые скажут, что рабочие не участвуют в нападениях на правительственные здания, что это в основном относительно молодые люди. И что с того? Разве они не рабочий класс? Разве у них есть какое-то лучшее будущее, нежели та жестокая реальность, с которой сталкиваются их отцы и матери? Они могут оказаться в еще худшем положении: они могут видеть предстоящие им дни и годы и понимать, что они не несут им ничего хорошего, никакой надежды или возможности изменения к лучшему.

В сущности, это настоящее восстание, которое выступает как прямой продукт обстоятельств и сложившейся ситуации. Этими событиями не руководит никакая идеология, партия, движение или лица – это чистой воды реакция на раздражитель, и поэтому они революционны. Они, несомненно, имеют свою разрушительную составляющую, но и она является частью реакции на ситуацию.

Для одних, это революция , для других– "вандализм". Нетрудно обнаружить, кто характеризует это восстание как нечто положительное, а кто – как негатив. После вчерашних репортажей ведущих СМИ в Боснии и Герцеговине, а также заявлений политиков, быть может, как никогда раньше ощущается неподдельный страх всего истэблишмента в целом.

Ведущие средства массовой информации, как и следовало ожидать, в очередной раз проявили себя как составная часть истэблишмента. Протестующих называют "вандалами", " хулиганами " и различными другими уничижительными именами. Их обвиняют их в "уничтожении своей же собственности": но это совершенно не так; те, кто вчера разрушал города Боснии и Герцеговины, уничтожали не "свою собственность", а синонимы эксплуататорской структуры, которая каждый день разрушает их жизнь.

Никто не восхваляет насилие, но разве премьер-министр кантона Тузла ушел бы в отставку, если бы на улицах были "мирные протесты"? Возникла бы та паника, которая сегодня царит в рядах правящего класса и его присных, если бы вчера не произошло то, что произошло? Это законный вопрос, которого невозможно избежать.

Хотя до сих пор идут споры о том, началась ли в Боснии и Герцеговине революция или нет, многие уже пытаются эксплуатировать значение происходящего в собственных оппортунистических целях – как в Боснии и Герцеговине, так и за ее пределами. В Боснии и Герцеговине начинаются спекуляции на тему, «какой партии это пойдет на пользу», а в Хорватии уже ведется кампания в стиле: "Вот, в Боснии… а когда же будет у нас?" Но Босния ведь встала не потому, что кто-то сказал: "Вот, в Украине… а когда будет у нас?" Босния и Герцеговина встала точно тогда, когда это необходимо, когда низы спонтанно и без лишних слов объединились и были готовы бороться на улицах за свою жизнь, свои права, а если будет необходимо – и за совершенно новую систему.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Нам нужно убедиться, что вы человек, а не робот-спаммер.

Авторские колонки

Michael Shraibman

Анархизм был силен в конце 19-го - первой половине 20-го столетий. Он был классовым движением, т.е. движением работников, направленным против буржуазии. Впрочем, все социальные революции были классовыми, иных не бывает. Но анархизм был сильным, прежде всего, в южной Европе (Италия, Испания) и Южной...

2 недели назад
3
Владимир Платоненко

Проблема Одно из препятствий для революции в РФ - экономическая независимость властей от подавляющего большинства россиян. В "нормальной" стране верхи смотрят на низы как на рабочую скотину, которую можно, а порой и нужно бить, чтобы слушалась, но нельзя изводить под корень, ибо,...

4 недели назад
3

Свободные новости